ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   21 АВГУСТА (8 АВГУСТА по ст.ст.) 2017 года






Перепечатывая статью о. Николая (Мамаева) съ сайта «Честь и Вѣрность» редакція нашего сайта считаетъ необходимымъ  предварить ее своимъ предисловіемъ, изъ котораго станетъ ясно, почему именно мы остановили свое вниманіе на этой статьѣ среди огромной массы публикацій, появляющихся въ Интернетѣ.

То удручающее состояніе разложенія и вырожденія, къ которому нынѣ, черезъ 20 лѣтъ послѣ безславнаго конца СССР, пришли всѣ формы и разновидности «національно-патріотическаго движенія» и «русскаго сопротивленія», имѣетъ, по сути дѣла, лишь одну коренную причину. Это движеніе и это сопротивленіе ни одного дня и ни единаго часа не были Бѣлыми — то есть они начисто были лишены того Духа, которымъ созидалась и строилась Историческая Россія и который такъ ярко и героически вспыхнулъ въ періодъ ея крушенія, воплотившись въ вооруженномъ противодѣйствіи Бѣлыхъ борцовъ поработившей Россію сатанинской силѣ, почему съ тѣхъ поръ мы и называемымъ этотъ Духъ Бѣлымъ, ибо иного, лучшаго опредѣленія этому Духу никто до сихъ поръ дать такъ и не смогъ. 

При отсутствіи такого духа обезцѣнивается и обезсмысливается любое дѣяніе, хотя бы по своимъ формамъ и внѣшнему виду оно и выглядѣло національно и религіозно безупречнымъ. Безъ Бѣлаго духа всё это становится пустой оболочкой, фикціей и декораціей, а то и вовсе заполняется инымъ, враждебнымъ духомъ, превращаясь тѣмъ самымъ въ свою полную противоположность, въ дьявольскій сосудъ «наполненный мерзостями и нечистотою»  (Откр.17:4).

Вотъ почему, всё, что мы видѣли за послѣдніе 20 лѣтъ въ «русской», «національной» и «патріотической» средѣ, представляло собой въ лучшемъ случаѣ  пошлое и уродливое соединеніе русскихъ національныхъ формъ съ бѣсовскимъ, краснымъ, совѣтскимъ духомъ, который всему русскому смертельно враждебенъ и способенъ только осквернить, изуродовать и испоганить эти формы. Наглядной иллюстраціей такого уродства могутъ служить, напримѣръ, «освященіе» меморіала Бѣлому генералу П.Н. Краснову краснымъ архіереемъ изъ совѣтской лже-церкви или существованіе «православныхъ монархистовъ», почитающихъ кроваваго большевика и богоборца Сталина своимъ кумиромъ и вождемъ. Въ худшемъ же случаѣ мы наблюдали просто наглую подмѣну русскаго совѣтскимъ вплоть до такихъ кощунствъ, какъ объявленіе преступной ВЧК-КГБ-ФСБ защитницей россійской государственности  и русскихъ національныхъ интересовъ.

Въ основу же «русскаго» сопротивленія въ отсутствіе Бѣлаго духа легла  безсильная злоба русскоязычнаго совка, чьи безпочвенныя иллюзіи и фантазіи о величіи «нашей Родины» безжалостно разбились о суровую реальность. Въ идейномъ планѣ это сопротивленіе не поднялось выше уровня сопротивленія коровы, на которую пытаются надѣть конское сѣдло.

Поэтому насущной задачей настоящаго, а не поддѣльнаго русскаго національнаго движенія, является возстановленіе и укрѣпленіе Бѣлаго духа, безъ котораго невозможно ни личное, ни государственное бытіе русскаго человѣка. Если возрожденіе этого духа не произойдетъ, то историческая гибель русской націи абсолютно неизбѣжна, и никакія ритуальныя заклинанія о величіи русскаго народа  ничего здѣсь не смогутъ измѣнить.

Этотъ духъ по своему характеру и происхожденію былъ, есть и можетъ быть только христіанскимъ, почему и обрѣсти его можно только въ истинной Русской Церкви, которую именно по наличію даннаго духа и легко распознать среди многочисленныхъ поддѣльныхъ лже-церквей. Въ этомъ смыслѣ статья игумена Николая представляетъ собой цѣнную попытку дать вѣрное направленіе русской національной мысли и русскому національному дѣлу, которое должно, наконецъ, перейти отъ братанія съ красной  сволочью и прекраснодушной болтовни не патрiотическiя темы къ Бѣлой борьбѣ за наши историческіе и національные идеалы въ формахъ, свойственныхъ переживаемой нами эпохѣ.

 

Редакція сайта «Сила и Слава»

 

БѢЛАЯ ИДЕЯ И РЕВОЛЮЦIЯ.

 

Какъ Христосъ всегда одинъ и тотъ же, такъ и законы духовной жизни неизмѣнны, а значитъ, чтобы понять наше сегодняшнее положеніе, въ первую очередь необходимо понять наше духовное состояніе. Или точнѣе – бездуховное, такъ какъ со времени паденія Денницы именно духовное оскудѣніе твари провоцируетъ разрушительныя движенія, направленныя на уничтоженіе богоустановленнаго мiроустройства. Въ процессѣ развитія этого движенія среди человѣчества оно стало называться революціоннымъ; противостоящее ему, движеніе консервативное и охранительное — контрреволюціоннымъ. Низверженіе въ Россіи законной императорской власти и установленіе революціонной диктатуры не могло не вызвать ожесточённой борьбы двухъ взаимоисключающихъ сторонъ — рвущихся къ власти революціонеровъ и живущихъ въ традиціи Закона Божьяго консерваторовъ.

Хотя мы не приводимъ въ настоящей статьѣ анализа причинъ Февральской революціи, однако отмѣтимъ, что для вѣрнаго видѣнія причинно-слѣдственныхъ связей въ перипетіяхъ нашей контрреволюціонной борьбы необходимо правильно понимать національно-государственный идеалъ Россіи. Вѣдь совершенно очевидно то, что забвеніе или пренебреженіе русскими людьми своихъ національно-религіозныхъ идеаловъ открыло двери во «власть» проходимцамъ всѣхъ мастей, вотъ уже болѣе 90 лѣтъ сидящимъ на нашей шеѣ.

Исходя изъ нашей національной идеи, кратко выраженной въ формулѣ «Вѣра, Царь, Отечество» вполнѣ естественно было ожидать въ рядахъ контрреволюціонеровъ именно такихъ людей: православныхъ, монархистовъ, націоналистовъ. Это, въ первую очередь, касается членовъ Православной Россійской Церкви, вѣдь для представителей другихъ конфессій и религiй поводомъ вступать въ ряды защитниковъ правопорядка являлся скорѣе государственно-оріентированный патріотизмъ и вѣрность монарху, которому всѣ однажды присягали, не обусловленные конкретнымъ религiознымъ ученiемъ о Царской власти.

Оглядываясь сегодня на причины Февральской революціи, мы понимаемъ, что недостатокъ именно вѣрныхъ присягѣ людей у Престола и сталъ причиной государственной смуты. Какъ это ни печально, не видимъ мы такихъ борцовъ съ большевиками-революціонерами и въ рядахъ бѣлыхъ армій. Не видимъ, ибо никто изъ борцовъ съ революціоннымъ безуміемъ не поднялъ свои знамёна въ борьбѣ за историческую Россію, никто изъ лидеровъ бѣлаго движенія не провозгласилъ, что онъ борется за Вѣру, Царя и Отечество, то есть во исполненіе попранной милліонами священной присяги. Тѣ рѣдкія исключенія въ лицѣ Донского Атамана П.Н. Краснова, графа Ф.А. Келлера, П.Р. Бермондта (князя Авалова), барона Р.Ф. фонъ Унгернъ-Штернберга, по тѣмъ или инымъ причинамъ, общей картины измѣнить не могли.

Къ сожалѣнію, тогда, въ началѣ нашей борьбы, трудно было ожидать отъ нашихъ предшественниковъ незамутнённаго, идеологически вѣрнаго взгляда на характеръ развернувшейся борьбы. Трудность заключалась въ томъ, что почти за каждымъ бѣлымъ воиномъ (будь то солдатъ или священникъ) слѣдовалъ багажъ февральскихъ ошибокъ, а безъ вѣрнаго діагноза Февральской катастрофы невозможно было выработать вѣрную методику борьбы съ духовной гангреной, поразившей нашъ національный организмъ. Правда же заключалась въ томъ, что со времёнъ первой, такъ называемой «Великой французской революціи» бѣлыми воинами назывались носители національно-государственнаго идеала, подлинные стражи государева Престола, то есть Бѣлымъ могъ быть только монархистъ.

Въ нашей, русской дѣйствительности, подлиннымъ контръ-революціонеромъ можетъ быть только носитель русскаго національно-государственнаго идеала, ибо защищать можно только духовно родное, своё и близкое, въ этомъ и заключается наша русская бѣлая идея, рождающая подлинныхъ бѣлыхъ воиновъ. Въ тѣ же, первые, годы нашей національно-освободительной борьбы лучшее, что мы смогли противопоставить красному интернаціоналу, это безыдейный патріотизмъ, болѣе оріентированный на общегражданское устройство Россійской Имперіи, чѣмъ на ея духовно-нравственную основу.

Теперь впору задуматься, насколько справедливо называть революціонное лихолѣтье Гражданской войной? Никоимъ образомъ политическіе преступники, отрицающіе Бога, родину и націю не могутъ быть участниками войны гражданской. По всѣмъ законамъ подобные типы являются измѣнниками и предателями своего Отечества, поэтому будетъ болѣе справедливымъ называть обѣ наши войны съ Совдепией — Русско-совѣтскими.

Подытоживъ всё вышесказанное, можно съ увѣренностью заключить, что условіемъ нашей побѣды въ борьбѣ съ безбожнымъ и безроднымъ интернаціонализмомъ-большевизмомъ-глобализмомъ можетъ быть только правильно осознанная русскими людьми бѣлая идея, традиціонно выраженная тріадой: Вѣра, Царь, Отечество. Окруженные сегодня гомункулами совѣтскаго производства и лишённыя Отечества намъ логично начать съ собиранія націи, а потому полное право имѣетъ быть и тріада: Богъ, Царь, Нація. Соберёмъ націю — вернёмъ Отечество.

Грустно и печально осознавать сегодня, что многими представителями Русской Зарубежной Церкви была забыта очевидная истина — война за Россію не закончена.

Люди утратили способность къ анализу и духовному разсужденію, вѣру превративъ въ привычку, а бѣлую идею подмѣнивъ ностальгіей. Поэтому, какъ ни парадоксально, совецкие люди, приходя въ «зарубежные» приходы, не становились бѣлыми. Вмѣсто монархическихъ чувствъ люди получали декораціи, а бѣлая героика выродилась въ костюмированное шоу и фарсъ. Лично мнѣ однажды было высказано однимъ изъ уважаемыхъ въ зарубежьѣ священниковъ, что я пугаю всѣхъ своимъ бѣлымъ дѣломъ. Быть бѣлымъ становилось не комфортно.

Обратной стороной полученнаго конформизма стало то, что пришедшій въ РПЦЗ совѣтскій народъ буквально смылъ всѣ наши приходы, какъ въ Зарубежье такъ и на территоріи бывшей Россійской Имперіи, а появившиеся изъ среды совковъ іерархи уже понятія не имѣли ни о Бѣлой Идеѣ, ни о монархическомъ правосознаніи. Всякій новоявленный «первоіерархъ» сталъ крутить своимъ «осколкомъ» и «должностью» такъ, какъ ему вздумается, самонадѣянно полагая «куда я, туда и Христосъ за мной», безо всякой оглядки на Книгу Правилъ и наше національно-освободительное движеніе, становясь такимъ образомъ на ту же скользкую дорогу отождествленія Церкви Христовой съ земной церковной организаціей, что и присно проклинаемый нами митрополитъ Сергій Страгородскій, кощунственно заявившій въ одномъ интервью совецкой газетѣ: «Моя программа — программа Духа Святаго, и я дѣйствую сообразно нуждамъ каждаго дня».

Какъ мы знаемъ изъ Священнаго Писанія, есть люди неспособные къ покаянію и самый яркій примѣръ этому Іуда Искариотский. Сегодняшняя реальность очень настойчиво убѣждаетъ, что постсовѣтское большинство въ массѣ своей также неспособно вмѣстить національно-государственной идеи Россійской Имперіи. Даже тѣ изъ нихъ, кто осозналъ ложь Московской «Патріархіи», и, проникся святоотеческой истиной въ Русской Зарубежной Церкви, очень часто не могутъ избавиться отъ родимыхъ пятенъ советчины. Бѣлая идея въ своей тріадѣ «Богъ, Царь, Нація» становится для нихъ невостребованнымъ наслѣдіемъ предковъ, превращаясь въ популистскій лозунгъ или ни къ чему не обязывающей вывѣской.

Ибо не бываетъ бѣлыхъ, съ истинно-церковнымъ сознаніемъ, и при этомъ блуждающихъ въ пространствѣ подобно свободнымъ электронамъ; и нѣтъ русскихъ съ атрофированнымъ монархическимъ сознаніемъ. Носитель бѣлой идеи это активно вѣрующій христіанинъ, живущій въ Церкви и борющійся въ лонѣ Церкви за нашу историческую Россію. Полный абсурдъ мнить себя русскимъ, православнымъ, монархистомъ не имѣя на то абсолютно никакихъ основаній.

Въ особо экзотическую группу можно выдѣлить красное и постсовѣтское «казачество», умудрившихся свести національно-государственную функцію христолюбиваго воинства къ притопыванію и присвистыванію (у красныхъ подъ кремлёвскую дудку).

Исторія пишется героями и святыми, обуздывающими зло и покоряющими собственныя слабости. Такъ однажды и наши потомки будутъ изучать исторію Россіи не по одичавшимъ массамъ совѣтскаго народа, а по тому, какъ горсточка вѣрныхъ Богу христіанъ вписывала новыя страницы въ лѣтопись Святой Руси. Поэтому наша кажущаяся слабость не должна смущать сердца вѣрныхъ, вѣдь ту истину, что мы хранимъ, не можетъ вмѣстить цѣлый мiръ, о которомъ Господь сказалъ: «…Въ мiрѣ будете имѣть скорбь, но мужайтесь: Я побѣдилъ мiр» (Ин. 16, 33).

Въ полной мѣрѣ ощущая на себѣ разгулъ зла, которое не знаетъ ни сна, ни покоя, легкомысленно намъ, воинамъ Христовымъ, говорить объ усталости и апатіи. Нѣтъ усталости и безразличія тамъ, гдѣ живётъ подлинная любовь; не можетъ отказаться отъ борьбы тотъ, кто сердцемъ съ Петромъ Николаевичемъ Красновымъ, дроздовцами и героями РОНА; тотъ, кто причащается изъ одной Чаши съ создателями Святой Руси. Такъ жить, мыслить и поступать мы будемъ только въ томъ случаѣ, когда каждый изъ насъ станетъ носителемъ подлинной Бѣлой идеи. Тогда сердце наше станетъ той точкой отсчета, съ которой начнётся возрожденіе нашего многострадальнаго Отечества. Залогъ же нашей побѣды не въ нашей силѣ и могуществѣ, а въ вѣрности Богу и историческому пути служащей Богу Россіи. Намъ остаётся только возблагодарить Царя Небеснаго за то, что въ смутное время всеобщаго отступленія и безвѣрія намъ довѣрено держать флагъ русской Чести и Вѣрности съ овѣяннымъ въ вѣкахъ девизомъ: Вѣра, Царь, Отечество.

 

Игуменъ Николай (Мамаевъ).

 


Рейтинг@Mail.ru