ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   23 АПРѢЛЯ (10 АПРѢЛЯ по ст.ст.) 2017 года




«Возстаніе» въ варшавскомъ гетто

 

70 лѣтъ назадъ, въ апрѣлѣ 1943 года нѣмецкія силы полиціи безопасности и СС приступили къ ликвидаціи варшавскаго гетто, превращеннаго населявшими его евреями въ самый настоящій уголовный притонъ и разсадникъ заразныхъ болѣзней. Въ сочиненной еврейскими лжецами исторіи Второй Міровой войны эта полицейская акція противъ еврейскихъ преступныхъ группировокъ польской столицы, носитъ громкое названіе «возстанія въ варшавскомъ гетто», и находящiяся подъ полнымъ контролемъ международной іудейской мафіи средства массовой  информаціи, конечно же,  не преминули воспользоваться «юбилеемъ», чтобы вылить на головы «гоевъ» очередную порцію тошнотворныхъ исторій о «ни съ чѣмъ несравнимыхъ страданіяхъ невиннаго еврейскаго народа».

Ложь о «возстаніи въ варшавскомъ гетто» какъ одна изъ составляющихъ еврейской лжи о «холокостѣ» давно уже разоблачена независимыми изслѣдователями Второй Міровой войны. Но поскольку результаты работъ этихъ изслѣдователей малодоступны, и необходимую информацію о варшавскомъ гетто приходится собирать буквально по крупицамъ, то наша редакція рѣшила свести воедино всѣ извѣстныя намъ свѣдѣнія о «возстаніи» въ одномъ матеріалѣ, чтобы у читателей сложилась цѣльная картина событій. Заодно это станетъ очередной иллюстраціей  того,  насколько ловко и цинично евреи дурачатъ «гоевъ» розсказнями о «холокостѣ» и перенесенныхъ ими страданіяхъ.

Кстати, нелишне здѣсь напомнить и о первопричинѣ этихъ жидовскихъ страданій. Слѣдуетъ еще разъ и со всей рѣшительностью подчеркнуть, что истинно-православное христіанство всегда исходило и исходитъ изъ того, что абсолютно всѣ страданія, перенесенныя жидами за послѣднія 2000 лѣтъ, являются ими цѣликомъ и полностью заслуженными.

Послѣ величайшаго жидовскаго преступленія — распятія Сына Божія Іисуса Христа —  на еврейскій народъ обрушился страшный гнѣвъ Божій какъ справедливое наказаніе за совершенное имъ злодѣйство. Распиная Христа, жиды сами закляли себя страшной клятвой: «кровь Его на насъ и на дѣтяхъ нашихъ» (Мө. 27:25), посему плакаться и жаловаться на послѣдующія страданія имъ не приходится. Это всего лишь справедливая (и далеко еще неоконченная) расплата за кровь Христа, а также за кровь всѣхъ умученныхъ ими христіанъ, начиная съ первомученика архидіакона Стефана и кончая Андрюшей Ющинскимъ, жертвами коллективизаціи и боенъ ЧК-НКВД. Поскольку ни малѣйшаго желанія раскаиваться въ совершенномъ жиды не проявляютъ, а наоборотъ лишь еще больше и больше наглѣютъ, то не нужно быть пророкомъ, чтобы понять, что впереди еврейскій народъ ждетъ еще не одинъ «холокостъ» за ихъ коллективное нераскаянное богоборчество и христоборчество. Въ частности, все ещё остается неотомщенной кровь христіанскихъ народовъ, пролитая во Второй Міровой войнѣ, которую жидовская верхушка затѣяла исключительно для утвержденія своего мірового господства. Ещё не отомщены Дрезденъ, Лiенцъ, нюрнбергскій фарсъ, послѣвоенный ГУЛАГ, атаманы Красновъ и Шкуро, генералы Власовъ, фонъ Паннвицъ и т.д. Поэтому, по-прежнему, какъ дамокловъ мечъ виситъ надъ жидами Божественный приговоръ: «да придетъ на васъ вся кровь праведная, пролитая на землѣ … » (Мө. 23:35)

 Страданія жидовъ во время Второй Міровой войны не являются исключеніемъ изъ этого правила, поэтому истинно-православный христіанинъ не долженъ поддаваться  на дешевыя слезоточивыя спектакли о страданіяхъ «невинныхъ евреевъ», а всегда долженъ помнить о томъ, что этотъ народъ страдаетъ не невинно, а совершенно заслуженно. Сострадать преступнику и негодяю можно и даже нужно, но при условіи его раскаянія, если же такого раскаянія и близко нѣтъ, то это уже не христіанское состраданіе, а масонскій гуманизмъ. А когда рѣчь идетъ не о простыхъ человѣкоубійцахъ, а о Богоубiйцахъ, то такое мнимое «состраданіе» является просто-напросто эквивалентомъ отреченія отъ Христа.

Въ свѣтѣ всего вышесказаннаго объ упорной нераскаянности еврейскаго народа нетрудно понять, какъ жидами трактуется исторія Второй Міровой войны, и какова ихъ «каноническая» и единственно разрѣшенная версія «возстанія» въ Варшавскомъ гетто. Послушать жидовъ, такъ получается примѣрно слѣдующая картина.

Проклятые нѣмецкіе фашисты-расисты  всегда испытывали бѣшеную ненависть  къ доброму, честному, скромному, мирному, безобидному, трудолюбивому, безкорыстному, великодушному, добросердечному, милосердному, исключительно благородному и всестороннѣ одаренному еврейскому народу, и, наконецъ, въ своей ненависти дошли до того, что рѣшили всѣхъ евреевъ уничтожить.  Ради этого они развязали Вторую Міровую войну, чтобы захватить весь міръ и не дать ни одному еврею скрыться.  Уничтоженіе евреевъ начали съ Европы, гдѣ ихъ было больше всего. Сначала согнали всѣхъ евреевъ въ гетто, гдѣ они умирали въ нечеловѣческихъ условіяхъ отъ голода и болѣзней, а потомъ, видя, что вымираніе идетъ недостаточно быстро, построили лагеря уничтоженія со спеціальными газовыми камерами для убійства евреевъ. Постепенно всѣхъ несчастныхъ обитателей гетто отправили въ эти камеры, гдѣ они погибли ужасной, мучительной смертью. Бѣдные евреи не догадывалась объ ожидающей ихъ участи  и безропотно шли на убой. И лишь въ варшавскомъ гетто евреи, понявъ, куда ихъ  отправляютъ, рѣшили лучше умереть въ бою, чѣмъ отъ газа и подняли героическое возстаніе. У возставшихъ почти не было оружія, но тѣмъ не менѣе нѣмецкіе каратели были отброшены и понесли тяжелѣйшія потери, послѣ чего стали систематически сжигать и разрушать артиллеріей дома гетто, не щадя никого. Героическое  сопротивленіе почти безоружныхъ евреевъ имъ удалось сломить лишь черезъ полтора мѣсяца. Возстаніе въ Варшавскомъ гетто — сѵмволъ еврейскаго мужества, а также ужасовъ «холокоста» и безпредѣльной, превосходящей всякое человѣческое воображеніе жестокости правителей гитлеровской Германіи.

Такъ въ общихъ чертахъ излагаютъ жиды исторію со своимъ «возстаніемъ». Въ качествѣ типичнаго примѣра ихъ розсказней процитируемъ «доктора историческихъ наукъ»   Альбину Носкову, являющуюся «профессоромъ Института славяновѣдѣнія РАН» (каковъ характеръ носитъ сіе «славяновѣдѣніе», догадаться нетрудно), которая въ интервью радіостанціи «Голосъ Россіи» заявила слѣдующее:

 

«20 января 1942 года въ Берлинѣ было принято рѣшеніе объ «окончательномъ уничтоженіи евреевъ въ Европѣ» (полная чушь, давно разоблаченная   ред. «СиС»). Мѣстомъ ихъ гибели нацисты опредѣлили Польшу. Такъ началась массовая депортація евреевъ въ лагеря смерти въ Белжецѣ, Хелмнѣ, Собиборѣ, Треблинкѣ, Майданекѣ… 27 марта того же года Геббельсъ записалъ въ дневникѣ: «Первыми въ топку отправлены евреи Люблина, отъ нихъ не останется и слѣда» (безсовѣстная ложь, типичная для данной категоріи «историковъ». На самомъ дѣлѣ Геббельсъ записалъ въ дневникѣ слѣдующее: «Изъ Генералъ-губернаторства теперь, начиная съ Люблина, евреевъ высылаютъ на востокъ. При этомъ … самихъ евреевъ не очень много остается» — ред. «СиС»). Эти строки нельзя читать безъ содроганія. Весь 1942 годъ шло массовое уничтоженіе евреевъ изъ Кракова, Радома, Варшавы, Бѣлостока, Лодзи (опять ложь, гетто въ Лодзи благополучно существовало до осени 1944 года — ред. «СиС»). Мы помнимъ о безпримѣрномъ мужествѣ возставшихъ въ Варшавскомъ гетто весной 1943 года. Противъ нихъ фашисты бросили артиллерію, танки, самолёты, а у возставшихъ было, какъ извѣстно, лишь ручное оружіе. Окончательный исходъ схватки былъ абсолютно яснымъ для обѣихъ сторонъ съ самаго начала. Но тѣмъ выше наше уваженіе къ людямъ, которые предпочли погибнуть съ оружіемъ въ рукахъ, въ открытой борьбѣ съ врагами и съ ихъ безчеловѣчной «системой». Возстаніе въ Варшавскомъ гетто — это страданія, боль, отвага, память о борцахъ антифашистскаго сопротивленія и о тѣхъ, кто спасалъ евреевъ отъ смерти и самъ погибалъ вмѣстѣ съ ними…  Возстаніе въ Варшавскомъ гетто —  это, на мой взглядъ, героическая трагедія».

 

Понятно, то профессорша «славяновѣдѣнія» Носкова, будучи «историкомъ», не можетъ дать волю эмоціямъ и вынуждена излагать событія какъ бы «объективно» и «безпристрастно». Но у «чудомъ выжившихъ» участниковъ событій  такихъ ограниченій нѣтъ, и потому ихъ описанія «возстанія» гораздо красочнѣй. Фантазія «очевидцевъ» и «свидѣтелей» поистинѣ не знаетъ границъ. Вотъ какъ излагаетъ тому же «Голосу Россіи» свои воспоминанія «чудомъ выжившая» жидовка Викторія Сливовская изъ Варшавы:

 

«Съ дистанціи времени мнѣ всё ближе слова Марка Эдельмана —участника возстанія (естественно, также «чудомъ пережившаго холокостъ» — ред. «СиС»), впослѣдствіи — одного изъ самыхъ именитыхъ польскихъ кардiохирурговъ: «Это былъ прекрасный порывъ смѣлыхъ людей, которые шли на смерть во имя защиты своего человѣческаго достоинства». Въ то время я была ещё ребёнкомъ, помню пламя и чёрный дымъ надъ частью города, гдѣ умирали люди. Помню слова нѣкоторыхъ, стоявшихъ за границей гетто: «Что ж, пусть Гитлеръ таковъ, но онъ сдѣлалъ за насъ грязную работу!»... Мои родители были интеллигентными людьми, у нихъ было много польскихъ друзей, вообще при мнѣ дома никогда не говорили объ антисемитизмѣ, погромахъ, только въ гетто я чётко осознала: я — еврейка. Моя мама въ гетто вела школьные уроки, до сихъ поръ дружу съ ея ученицами (также «чудомъ выжившими» въ газовыхъ камерахъ — ред. «СиС»), написавшими о ней воспоминанія. Намъ было голодно, ѣли молотый овёсъ и сухарики. Нельзя было подходить къ окнамъ, на улицѣ стоялъ нѣмецкій солдатъ, который со странной улыбкой выпускалъ автоматныя очереди по всему, что двигалось (какой дуракъ въ это повѣритъ? За несанкціонированную стрѣльбу и безцѣльный расходъ боеприпасовъ въ любой арміи міра жестко караютъ    ред. «СиС»). Когда началась ликвидація гетто, мы съ родителями скитались отъ дома къ дому, помню, папа вёзъ телѣжку (!!) со своими любимыми книгами (не лучше ли было бы эти книги продать и купить своимъ дѣтямъ что-то получше «молотаго овса и сухариковъ»? Или потому и не продавалъ, что на ѣду хватало? — ред. «СиС»). Одна изъ нихъ какимъ-то чудомъ (естественно — ред. «СиС») сохранилась. Потомъ родители переправили меня изъ гетто къ замѣчательнымъ людямъ, которые сумѣли раздобыть «мои» новые документы, фальшивую метрику, гдѣ я была названа полькой. И я стала жить въ маленькой квартиркѣ у чудной польской женщины, пани Ядвиги Сверчиньской, ея домъ на Маршалковской до сихъ поръ стоитъ... Если же говорить о моихъ родныхъ, то многіе изъ нихъ погибли въ Треблинкѣ (чему документальныхъ подтвержденій, какъ обычно, нѣтъ — ред. «СиС»), маму разстрѣляли въ Варшавскомъ гетто, а моего дядю съ дочкой и женой спасла, какъ и меня, полячка – «тётя» Алина. Итакъ, я жила у пани Сверчиньской, ходила въ школу, училась и ещё продавала цвѣты на улицахъ. Но въ то время, напомню, въ Польшѣ оставались лишь школы-семилѣтки (очередной бредъ — ред. «СиС»), вѣдь Гитлеръ разсматривалъ славянъ лишь какъ рабочую силу, ему не нужны были интеллигенты съ университетскимъ образованіемъ».

 

И такой дребеденью переполнены всѣ подконтрольныя жидамъ средства массовой информаціи (а другихъ сейчасъ, фактически, и нѣтъ), задача которыхъ полностью дезоріентировать «гоевъ» и заставить ихъ вѣрить  въ дикую, несусвѣтную чушь. Чтобы показать, что это дѣйствительно чушь, мы въ качествѣ примѣра опровергнемъ выдумки Сливовской о «школахъ-семилѣткахъ». Нижеслѣдующая фотографія позаимствована нами не откуда-нибудь, а съ сайта Центра пропаганды Холокоста США, вотъ отсюда

 

 

 

Она подписана:

«Group portrait of six young Jewish women who are sunbathing in the Warsaw ghetto on the day they finished their high school matriculation exams. Monday, July 06, 1942»,

что по-русски означаетъ:

«Групповой портретъ шести еврейскихъ дѣвушекъ, которыя загораютъ въ Варшавскомъ гетто въ день, когда онѣ сдали свои вступительные экзамены въ университетъ. Понедѣльникъ, 6 іюля, 1942». (Кстати, стоитъ обратить вниманіе на личики и комплекцію этихъ особъ. Онѣ выглядятъ вполнѣ упитанными (кромѣ одной) и явно кушаютъ не «молотый овёсъ и сухарики». У стоящей на заднемъ планъ дѣвушки также не замѣтно проблемъ съ питаніемъ).

Такимъ образомъ «школы-семилѣтки» существовали только въ больномъ воображеніи Сливовской, ея же коллеги по «холокосту» въ это  время преспокойно поступали въ высшія учебныя заведенія. Если въ условіяхъ гетто было возможно полученіе высшаго образованія, то почему же на свободѣ за предѣлами гетто должны быть только «школы-семилѣтки»? На этотъ вопросъ человѣкъ съ нормальными мозгами отвѣтить не въ состояніи, но свихнувшiеся на «холокостѣ» здѣсь, естественно, никакихъ противорѣчій не видятъ.

Указанное фото передала въ музей еврейская барышня Джина Табачинская, изображенная въ первомъ ряду второй слѣва. Естественно, она также «чудомъ пережила холокостъ». Показательная въ этомъ отношеніи ея дальнѣйшая «холокостная» исторія. Послѣ начала «возстанія» въ Варшавскомъ гетто она и 25 другихъ евреевъ дали взятку нѣмецкому солдату и 30 апрѣля 1943 г. покинули гетто.  Джина и восемь другихъ евреевъ нашли убѣжище въ квартирѣ поляка по имени Александръ Павловскій, который жилъ съ ними и сталъ ихъ покровителемъ и поставщикомъ. Черезъ нѣкоторое время Джина выправила себѣ поддѣльные документы. Изображая изъ себя полячку, она записалась на работы въ Германію въ августѣ 1944 (чѣмъ она зарабатывала на жизнь съ мая 1943-го по августъ 1944 остается только гадать). Джину назначили въ трудовой лагерь около Бреслау, гдѣ она работала въ бригадѣ, возстанавливающей желѣзнодорожные пути, пока лагерь не былъ освобожденъ Красной арміей въ февралѣ 1945. Весной 1946 Джина перебралась во Францію. Она жила въ Парижѣ, пока не оформила американскую визу. Въ сентябрѣ 1947 Джина приплыла на борту парохода изъ Каннъ въ Нью-Йоркъ. Здѣсь она дважды выходила замужъ. Сначала за мѣстнаго еврея, писателя Шолема Аша, а потомъ за польскаго еврея-эмигранта Джерси Шрута, также «чудомъ пережившаго холокостъ».

 

Мы не имѣетъ здѣсь возможности подробно разбирать весь остальной жидовскій бредъ о «холокостѣ», тѣмъ болѣе, что по данному вопросу существуетъ обширная литература, всестороннѣ разоблачающая эту чудовищную ложь. Убѣдительность и неопровержимость приводимыхъ тамъ аргументовъ таковы, что еврейство до сихъ поръ ничего не можетъ имъ противопоставить, кромѣ уголовнаго законодательства. Поэтому отсылая всѣхъ интересующихся къ этой литературѣ, сосредоточимся только на томъ, что конкретно относится къ варшавскому гетто. Но предварительно необходимо сдѣлать нѣкоторыя поясненія о томъ, какъ и почему возникли гетто на оккупированныхъ Германіей территоріяхъ. 

Для начала замѣтимъ, что ограниченіе жидовъ въ свободѣ передвиженія являлось традиціонной практикой всѣхъ европейскихъ государствъ, понимавшихъ вредоносность еврейства для христіанской цивилизаціи и культуры. Напримѣръ, въ Россійской Имперіи такая политика ограниченія выразилась  въ созданіи черты осѣдлости, за предѣлами которой жидамъ было жить запрещено. Это черта охватывала не только сельскую мѣстность, но и города, въ частности, въ Кіевѣ жидамъ вплоть до 1917 года разрѣшалось проживать только въ одномъ районѣ города. Поэтому изоляція евреевъ отъ христіанъ это вполнѣ нормальная мѣра даже въ мирное время.

Тѣмъ болѣе такая мѣра становится необходимой въ условіяхъ войны, въ которую еврейство вовлечено на сторонѣ противника. Интернированіе, вообще является совершенно законной мѣрой, къ которой неизбѣжно прибѣгаетъ любое воющее государство, чтобы оградить себя отъ нежелательныхъ иностранцевъ, находящихся на его территоріи. Поскольку международное еврейство устами такихъ его лидеровъ какъ президентъ Міровой Еврейской Экономической Федераціи Унтермейеръ и знаменитый сіонистъ-террористъ Жаботинскiй ещё въ 1933 году оффицiально объявило Германіи войну, то руководство Третьяго Рейха имѣло полное право обезопасить себя отъ польскихъ и другихъ восточно-европейскихъ евреевъ, подвергнувъ ихъ на весь періодъ военныхъ дѣйствій принудительной изоляціи или интернированію. Такимъ образомъ, въ отдѣленіи евреевъ отъ остального населенія и сосредоточеніи ихъ въ особыхъ мѣстахъ для проживанія (гетто) ничего преступнаго и незаконнаго не было. Изолируя польскихъ жидовъ, Гитлеръ не совершалъ никакого преступленія и не нарушалъ законовъ и обычаевъ вѣдѣнія войны, чего нельзя сказать объ интернированіи американцевъ японскаго происхожденія Рузвельтомъ или ссылки въ ГУЛАГ поволжскихъ нѣмцевъ Сталинымъ, ибо эти два величайшихъ военныхъ преступника подвергали репрессіямъ не враждебныхъ иностранцевъ, а своихъ собственныхъ гражданъ, противъ которыхъ не имѣли никакихъ конкретныхъ обвиненій.

 

rabbi+M.+S.+Margolies+as+he+reads+the+American+Jewry’s+declaration+of+war+on+Germany.++Picture+from+Madison+Square+Garden+declaration.jpg

Нью-Йоркъ, залъ «Мэдисонъ скверъ гарденъ». Раввинъ Маргулисъ зачитываетъ еврейскую декларацію объ объявленіи войны Германіи. Послѣ этой и многихъ другихъ аналогичныхъ акцій руководство Третьяго Рейха вынуждено было принять необходимыя мѣры самозащиты отъ евреевъ, изолировавъ ихъ какъ враждебный элементъ до конца войны.

 

Кромѣ того, руководство Третьяго Рейха исходило изъ принципіальной установки НСДАП о томъ, что жиды являются разлагающимъ элементовъ среди христіанскихъ народовъ и должны жить отъ нихъ отдѣльно. Поэтому политика Германіи въ отношеніи евреевъ сводилась къ тому, чтобы очистить отъ нихъ европейскій континентъ и переселить ихъ въ Палестину, Южную Америку, на Мадагаскаръ и т.д. Къ созданію гетто германское руководство прибѣгло лишь послѣ того, какъ морская блокада сдѣлала невозможнымъ реализацію плановъ по переселенію.

Въ отношеніи польскихъ евреевъ также имѣлись и чисто практическія соображенія, побуждавшія къ изоляціи. Жиды и до войны являлись головной болью Польши, гдѣ ихъ въ численномъ отношеніи было въ 5,5 разъ больше, чѣмъ въ Германіи, а въ процентномъ отношеніи ко всему населенію они составляли 8-10%.  Особенно много евреевъ скопилось въ польскихъ городахъ, въ которыхъ каждый четвертый, а то и каждый третій житель былъ евреемъ. Легко представить, какова была жизнь коренного населенія при такомъ изобиліи представителей «б-гоизбраннаго народа», а равно понятно, почему до войны Польша считалась самымъ антисемитскимъ государствомъ въ Европѣ.

Послѣ молніеноснаго разгрома Польши отношеніе поляковъ къ жидамъ ещё болѣе ухудшилось. У многихъ поляковъ начали открываться глаза на то, что ихъ страна стала всего лишь размѣнной монетой въ затѣянной международнымъ еврействомъ новой міровой бойнѣ, и что безъ активнаго участія польскихъ жидовъ Польшу никогда бы не удалось втянуть въ войну. На этой почвѣ съ начала 1940 года между поляками  и евреями стали регулярно вспыхивать уличныя столкновенія, доходило и до убійствъ. Въ частности, въ Варшавѣ въ февралѣ 1940 г. огромная толпа съ криками: «Покончить съ евреями!», «Да здравствуетъ вольная Польша безъ жидовъ!» ринулась громить и грабить еврейскіе дома, и полиціи лишь съ большимъ трудомъ удалось пресѣчь безпорядки. Все это побуждало нѣмцевъ, какъ можно скорѣе изолировать всѣмъ ненавистное еврейство отъ польскихъ народныхъ массъ.

Всѣ гетто были организованы нѣмцами по одинаковому принципу. Въ каждомъ городѣ съ большимъ процентомъ еврейскаго населенія выдѣлялся рядъ кварталовъ, изъ которыхъ выселялось арійское населеніе и на его мѣсто принудительно заселялись евреи. Это мѣсто спеціально огораживалось, и свободный входъ/выходъ изъ него не разрѣшался, т.е., по сути, населенный пунктъ раздѣляли на еврейскую и нееврейскую части. Внутренняя жизнь гетто было построена по принципу мѣстнаго самоуправленія, во главѣ котораго стоялъ юденратъ («еврейскій совѣтъ»), составленный изъ самыхъ авторитетныхъ въ городѣ или мѣстечкѣ жидовъ  — бизнесменовъ, юристовъ, врачей, раввиновъ. Юденратъ обезпечивалъ хозяйственную жизнь гетто и предоставлялъ коммунальныя услуги въ еврейскомъ кварталѣ. Для товарнаго обращенія и оплаты услугъ каждое гетто имѣло собственныя деньги.

 

Деньги.jpg

Денежные знаки варшавскаго (слѣва) и лодзинскаго (справа) гетто.

 

Для поддержанія порядка юденратъ имѣлъ въ своемъ распоряженіи еврейскую полицію, носившую оффицiальное названіе «жидовская служба порядка» (по-польски Żydowska Służba Porządkowa). Численность полиціи зависѣла отъ размѣровъ гетто, въ частности, въ Варшавскомъ гетто она насчитывала около 2500 человѣкъ. Евреи-полицейскіе обезпечивали внутренній правопорядокъ въ жидовскихъ кварталахъ, участвовали въ облавахъ на нелегальныхъ евреевъ, осуществляли конвоированіе при переселеніи евреевъ въ другія мѣста, обезпечивали выполненіе приказовъ оккупаціонныхъ властей и т. д

 

doc2fb_image_02000003.jpg

Еврейскій полицейскій, два жида изъ мѣстнаго самоуправленія и нѣмецкій охранникъ въ Варшавскомъ гетто.

 

Многія гетто оправдали возлагавшiяся на нихъ нѣмцами надежды: коренное населеніе было избавлено отъ антіобщественныхъ еврейскихъ элементовъ — спекулянтовъ, ростовщиковъ и т.д., а многихъ евреевъ, переселенныхъ въ гетто, удалось пріучить къ честному труду, отбить навыки къ паразитическому образу жизни, воровству, нечистоплотности, мошенничеству. Въ тѣхъ гетто, гдѣ юденраты отвѣтственно подошли  къ дѣлу организаціи самоуправленія, имъ удалось наладить нормальную бытовую, хозяйственную и даже культурную жизнь, таковы, напримѣръ, были гетто Лодзи, Бѣлостока, Жмеринки, Терезiенштадта, послѣднее изъ которыхъ вообще считалось образцовымъ, и по сообщеніямъ комиссіи Краснаго Креста уровень жизни въ немъ въ концѣ войны былъ даже выше, чѣмъ у нѣмцевъ въ Германіи. Въ другихъ гетто, гдѣ евреи не пожелали разставаться съ привычнымъ для нихъ паразитизмомъ, жизнь была гораздо менѣе привлекательной, и такія гетто нѣмцы, убѣдившись въ полнѣйшей неспособности жидовъ содержать самихъ себя, постепенно распускали, переселяя ихъ обитателей въ другія гетто или въ лагеря принудительнаго труда.

Особенно въ этомъ отношеніи не повезло Варшавскому гетто. Варшавскіе жиды вообще являлись наиболѣе паразитической частью польскаго еврейства, соотношеніе между трудовымъ и антіобщественнымъ элементомъ здѣсь было наиболѣе неблагопріятнымъ.  Положеніе усугублялось ещё и тѣмъ, что въ Варшавѣ сосредоточился весь цвѣтъ еврейскаго преступнаго міра Польши — воры, фальшивомонетчики, аферисты, рэкетиры, вымогатели, контрабандисты, взломщики,  грабители, сутенеры, содержатели притоновъ. Въ довершеніи всего польская столица какъ магнитъ притягивала общественные отбросы въ лицѣ членовъ различныхъ еврейскихъ революціонныхъ и подрывныхъ партій — въ Варшавѣ располагались штабъ-квартиры коммунистовъ, бундовцевъ, сіонистовъ всѣхъ мастей и оттѣнковъ, здѣсь же квартировался и знаменитый «Бейтаръ» Жаботинскaго. Вся эта масса не проявляла ни малѣйшей тяги къ честной трудовой жизни, а лишь ложилась тяжкимъ бременемъ на населеніе города. Пока всѣ эти еврейскіе подонки были растворены въ польскомъ населеніи, ихъ разлагающее вліяніе еще какъ-то можно было терпѣть. Когда же евреи были выдѣлены для отдѣльнаго проживанія, то преобладаніе этого паразитическаго элемента надъ трудовымъ сдѣлало жизнь обитателей гетто просто невыносимой.

Работать легально и платить налоги въ юденратъ никто не хотѣлъ. На оффицiальныхъ предпріятіяхъ, какъ въ гетто, такъ и за его предѣлами была устроена едва ли пятая часть работоспособнаго еврейскаго населенія. Трудовыхъ усилій этого меньшинства, естественно, было недостаточно, чтобы содержать нетрудоспособную часть гетто и органы мѣстнаго самоуправленія. Неимущіе слои населенія хронически голодали, получая лишь необходимый минимумъ по продовольственнымъ карточкамъ.

Продовольственная карточка для неработающаго взрослаго еврея Варшавскаго гетто за декабрь 1940 года. Жидовскіе и шаббесъ-гойскiе «историки» нагло врутъ, будто нѣмцы посадили безработныхъ евреевъ на паекъ въ 184 калоріи въ день. Если бы это было такъ, то тогда суточная выдача продовольствія еврею равнялась бы всего 100 граммамъ чернаго хлѣба. Въ дѣйствительности, какъ видно изъ карточки, помимо хлѣба (№ 1-15) евреи также получали сахаръ (№ 16-19), мясо (№ 20-23), крупы (№ 24-27), мармеладъ (№ 28-31) и другое продовольствіе (№ 32-56).

 

Дополнительная продовольственная карточка на ребенка. По діагонали красная надпись на польскомъ языкѣ: «напоминай мамѣ, что каждый изъ насъ долженъ помогать бѣднымъ дѣтямъ».

 

Большинство же трудоспособныхъ жидовъ занялось привычнымъ для себя дѣломъ — нелегальнымъ и преступнымъ бизнесомъ, главнымъ образомъ контрабандой. Сотни и тысячи тайныхъ фабрикъ, замаскированныхъ подъ жилыя помѣщенія или спрятанныхъ въ подвалахъ, работая по ночамъ, производили ткани, одежду, обувь, посуду, мебель, игрушки, различную галантерею, бездѣлушки,  бижутерію, чемоданы, сумки  и безчисленное множество иныхъ товаровъ вплоть до дверныхъ замковъ и другихъ сложныхъ металлическихъ издѣлій. Все это тайно переправлялось за предѣлы гетто и продавалось на польской сторонѣ. Вырученныя отъ продажи деньги распредѣлялись только между своими, юденратъ не получалъ ни одного злотаго въ видѣ налоговъ, также какъ и голодающая часть населенія гетто. Сырье для производства доставлялось нелегально изъ Лодзи, Ченстохова и другихъ польскихъ  городовъ, а также скупалось за безцѣнокъ у своихъ же собственныхъ обнищавшихъ евреевъ, не причастныхъ къ нелегальному бизнесу и терпѣвшихъ хроническую нужду. Наглядное представленіе о соотношеніи легальнаго и нелегальнаго предпринимательства въ гетто даютъ такія цифры: наряду съ 70 оффицiально зарегистрированными и платящими налоги пекарнями въ гетто работало 800 нелегальныхъ. Общая стоимость нелегальнаго экспорта изъ Варшавскаго гетто составляла 10 милліоновъ злотыхъ въ мѣсяцъ, тогда какъ зарегистрированныя предпріятія производили продукціи всего на 0,5-0,7 милліона въ мѣсяцъ.

Контрабанда въ гетто развилась до умопомрачительнаго уровня. Пресѣчь ее не удавалось ни польской полиціи, ни силамъ нѣмецкой полиціи безопасности и СС. Жидовское жулье, имѣвшее вѣковыя традиціи  мошенничества и обмана, каждый разъ изобрѣтало все новые и новые способы контрабанды, протаскивая нелегальный товаръ не только черезъ ворота гетто, но и черезъ спеціальные лазы въ огражденіи, подземные ходы, трубопроводы, водосточныя трубы, канализацію. Спеціально подготовленныя команды могли за какую-нибудь четверть часа сдѣлать ночью проходъ въ колючей проволокѣ шириной полтора метра и перебросить въ гетто сотни мѣшковъ сахара или зерна.  Черезъ проходы въ проволочныхъ загражденіяхъ и подкопы подъ стѣнами жиды умудрялись проносить крупногабаритную мебель, разобранныя машины, фортепьяно и даже проводить коровъ. Въ контрабанду были вовлечены буквально всѣ вплоть до дѣтей въ возрастѣ 5-6 лѣтъ. Ихъ излюбленнымъ занятіемъ былъ такъ называемый «шаберъ» — растаскиваніе и продажа имущества умершихъ евреевъ.

Но поистинѣ астрономическихъ размѣровъ достигли въ гетто махинаціи въ финансовой сферѣ, гдѣ жидамъ не было, нѣтъ и никогда не будетъ равныхъ.  Варшавское гетто превратилось въ  общепольскiй центръ нелегальныхъ валютныхъ операцій — черная биржа гетто опредѣляла курсъ доллара по всей странѣ. О размахѣ мошенничества на этой биржѣ можно судить по тому факту, что на ней торговали земельными участками въ Палестинѣ!

Весь этотъ преступный бизнесъ имѣлъ свои послѣдствія, въ первую очередь онъ привелъ къ развитію въ гетто страшной коррупціи. Постоянно недополучавшiй налоги юденратъ не могъ выплачивать достойной зарплаты своим сотрудникамъ и полиціи, что заставляло чиновниковъ и полицейскихъ «компенсировать» недостатокъ денегъ взяточничествомъ и поборами, которыя въ варшавскомъ гетто достигли чудовищныхъ размѣровъ. Обнаруживъ нелегальное предпріятіе, полиція вмѣсто того, чтобы его закрыть, облагала его владѣльцевъ данью и такимъ образомъ включалась въ процессъ обогащенія. Другимъ источникомъ доходовъ полиціи стало ея участіе въ контрабандѣ. Особенно искусные въ контрабандномъ ремеслѣ полицейскіе освобождались своимъ начальствомъ отъ всѣхъ служебныхъ обязанностей, кромѣ дежурства у воротъ гетто. Доходъ отъ контрабанды полицейскіе отдавали въ общій котелъ, во время дѣлежа котораго между ними регулярно вспыхивали драки. Постоянныя потасовки съ примѣненіемъ оружія происходили также между полиціей и профессіональными контрабандистами, на рынокъ которыхъ вторглись полицейскіе.

Чиновники юденрата помимо взятокъ за различныя справки промышляли также разворовываніемъ и нелегальной распродажей продовольственной и иной помощи, которую посылали малоимущему населенію гетто Красный Крестъ и еврейская благотворительная организація «Джойнтъ». Другимъ источниковъ ихъ дохода были незаконныя поборы съ населенія. Напримѣръ, работники городской электросѣти обирали жителей отдѣльныхъ домовъ, угрожая отключить электричество. Жаловаться на нихъ было некому и некуда, поэтому жильцы вносили требуемую сумму. Нерѣдко послѣ ухода однихъ вымогателей появлялись другіе — съ тѣмъ же требованіемъ и съ той же угрозой. Позже промышлявшіе въ одиночку «электрики» объединились въ большія шайки, подѣлили гетто на сферы вліянія и приступили къ организованному взиманію поборовъ.

 Вторымъ послѣдствіемъ еврейской манеры вести бизнесъ стало колоссальное соціальное разслоеніе гетто, жуткое имущественное и денежное неравенство. Весь доходъ отъ контрабанды обогащалъ лишь небольшую кучку паразитовъ и бандитовъ, буквально утопавшихъ въ роскоши. Остальные же обитатели гетто терпѣли страшную нужду.  Приблизительно половина Варшавскаго гетто хронически голодала, 30% постоянно недоѣдали, лишь 15% питались въ предѣлахъ нормы, но зато 5% жили въ полномъ достаткѣ, питались, одѣвались и развлекались даже лучше, чѣмъ до войны.

Верхній слой въ гетто составили преуспѣвающіе коммерсанты, крупные контрабандисты, владѣльцы и совладѣльцы нелегальныхъ фабрикъ, валютчики, наркоторговцы, высшіе чиновники юденрата, агенты гестапо. Они устраивали пышныя свадьбы, одѣвали своихъ женщинъ въ мѣха и дарили имъ брилліанты, для нихъ работали рестораны съ изысканными яствами и музыкой, ввозились тысячи литровъ спиртныхъ напитковъ. На общемъ фонѣ нищеты принадлежащія къ этому узкому кругу женщины и дѣвушки въ элегантныхъ новыхъ костюмахъ, съ накрашенными губами, завитыми и обезцвѣченными волосы  выглядѣли шокирующе.

Жидъ Владиславъ Шпильманъ такъ описываетъ жизнь гетто въ своихъ воспоминаніяхъ:

 

«Приходили богачи, увѣшанные золотомъ и брилліантами; тамъ же, за столиками, уставленными яствами, подъ хлопки пробокъ отъ шампанскаго «дамы» съ ярко накрашенными губами предлагали свои услуги военнымъ спекулянтамъ. Въ коляскахъ рикшъ сидѣли, раскинувшись, изящные господа и дамы, зимой въ дорогихъ шерстяныхъ костюмахъ, лѣтомъ — во французскихъ шелкахъ и дорогихъ шляпахъ».

 

Ему вторитъ жидовка Ноэми Шацъ-Вайнкранцъ:

 

«Возникали рестораны и танцевальныя площадки. Сѣрыя стѣны гетто, голодъ — а въ подвалахъ роскошныя увеселительныя заведенія. Вотъ «Лурсъ». Пышно блестятъ и сіяютъ люстры и мраморъ, серебро и хрусталь. Играли наши замѣчательные музыканты; артисты исполняли не только старые, но и новые номера. Они пѣли о гетто. Молоденькая пѣвичка съ голосомъ соловья пѣла такъ чудесно, какъ будто никакого гетто не существовало на свѣтѣ, какъ будто никто и не зналъ о нѣмцахъ. На подносахъ разносили пирожныя и кофе или аппетитный розовый кремъ съ засахаренными орѣхами».

 

Въ гетто было 6 театровъ, кабаре, рестораны, кафе, играли оркестры, но евреи развлекались не только въ общественныхъ заведеніяхъ, но также въ частныхъ борделяхъ и карточныхъ клубахъ, возникавшихъ чуть ли не въ каждомъ домѣ. Въ февралѣ 1941 г. въ театрѣ «Мелоди-паласъ» состоялся конкурсъ на самыя красивыя женскія ножки; въ «Мерилъ-кафе» въ конкурсѣ на лучшій танецъ участвовало пятьдесятъ паръ.

Соціальные же низы гетто утопали въ нищетѣ и преступности. Кражи, разбойныя нападенія, изнасилованія стали нормой жизни. Гетто было переполнено всевозможными авантюристами и проходимцами, дѣлившими сферы вліянія и сводившими другъ съ другомъ экономическіе и личные счеты, не гнушаясь при этомъ и доносами въ гестапо. Наибольшую извѣстность пріобрѣлъ аферистъ Абрамъ Гайнцвахъ, которыхъ создалъ свыше десятка фиктивныхъ организацій, носившихъ благовидныя названія («Комитетъ по борьбѣ съ ростовщичествомъ и спекуляціей», «Еврейская скорая помощь», «Комитетъ по контролю мѣръ и вѣсовъ» и т.д.), но въ дѣйствительности занимавшихся однимъ и тѣмъ же — мошенническимъ вымогательствомъ денегъ съ населенія. Дѣятельность преступной группировки Гайнцваха удалось пресѣчь только съ помощью нѣмцевъ, однако самъ Гайнцвахъ съ ближайшими сообщниками успѣлъ удрать изъ гетто.

Не желавшая трудиться еврейская молодежь сбилась въ банды, пьянствовала, картежничала, развратничала, занималась рэкетомъ богатыхъ евреевъ или наоборотъ нанималась къ нимъ въ охрану. Всякая законность стала фикціей. Авторитетъ пріобрѣталъ лишь тотъ, кто умѣлъ силой или хитростью сплотить вокругъ себя группу боевиковъ и завоевать съ ея помощью мѣсто подъ солнцемъ. Масло въ огонь подливали политическія разногласія между евреями. Сіонисты, коммунисты, соціалисты постоянно грызлись другъ съ другомъ и между собой, и чѣмъ дальше, тѣмъ больше опирались въ своей политической борьбѣ не на словесную аргументацію, а на навербованныя изъ числа своихъ сторонниковъ молодежныя банды, которыя имѣла практически каждая партійная группировка. Эти банды постепенно стали обзаводиться оружіемъ, которое тайно покупали у польскаго подполья и доставляли въ гетто. Деньги на покупку оружія добывались исключительно грабежомъ и спекуляціей, что окончательно стирало всякую грань между политикой и уголовщиной, между военизированными партійными отрядами и организованными преступными группировками.

Въ довершеніи всего въ гетто начались эпидеміи тифа, туберкулеза и дизентеріи. Причинами ихъ стала крайняя антисанитарiя, которую развели соблюдавшіе ритуальныя предписанія Талмуда жиды, не брившiеся, недѣлями и мѣсяцами не мывшiеся и ставшіе переносчиками вшей и другихъ паразитовъ. Торговля евреями старой одеждой, въ томъ числѣ доставшейся отъ мёртвыхъ, также способствовала распространенію болѣзней. Лѣтомъ 1941 года тифъ былъ зафиксированъ въ 300 изъ 1400 домовъ. Въ больницахъ тифозные лежали по двое-трое на одной постели, нѣкоторые занимали мѣста на полу и въ коридорахъ. Въ серединѣ 1941 г. хоронили по 150 человѣкъ ежедневно. Бѣдняки, не имѣвшіе средствъ заплатить владѣльцамъ бюро ритуальныхъ услугъ за похороны, выбрасывали умершихъ въ чужіе дворы или прямо на тротуары. Размахъ эпидеміи требовалъ, чтобы санитарную обработку проходили до 20 000 человѣкъ въ день, однако не имѣвшій денегъ юденратъ сэкономилъ на дорогомъ, но эффективномъ Циклонѣ-Б, и закупилъ некачественный препаратъ для уничтоженія насѣкомыхъ, котораго не хватало.

Нѣмцы, наконецъ, поняли, что экспериментъ съ самоуправленіемъ варшавскаго еврейства не удался, и съ гетто надо что-то дѣлать. Жиды не могли себя прокормить — слишкомъ многіе изъ нихъ не работали, въ томъ числѣ большинство молодыхъ и здоровыхъ людей, скрывавшихся въ подвалахъ и жившихъ криминаломъ. Вмѣсто центра компактнаго проживанія евреевъ, зарабатывающихъ себѣ на жизнь честнымъ трудомъ, посреди польской столицы фактически образовался крупнѣйшій въ Европѣ уголовный притонъ.

Нѣмецкая администрація приняла рѣшеніе разгрузить гетто и перевести нетрудоспособную и безработную часть населенія въ восточныя гетто и  лагеря Люблинскаго округа, гдѣ была возможность обезпечить необходимыя условія проживанія. Отправкѣ подлежали всѣ, кто не могъ представить справку о работѣ на предпріятіи или въ юденратѣ. Въ самомъ гетто нѣмцы разрѣшили открыть новыя школы, техническіе курсы и дѣтскіе пріюты, надѣясь такимъ образомъ занять молодежь чѣмъ-нибудь полезнымъ.

Высылая ежедневно по 5-6 тыс. человѣкъ (одна половина изъ которыхъ направлялась въ другія гетто, а другая половина въ трудовые лагеря), нѣмцы сумѣли сократить численность гетто на 300 тыс. человѣкъ. Однако существеннаго улучшенія ситуаціи въ гетто такъ и не произошло, т.к. всѣ контрабандисты, спекулянты и бандиты сумѣли за взятки, данныя юденрату и еврейской полиціи,  достать нужныя справки и избѣжать переселенія. Съ этого момента они даже рѣзко усилили свою дѣятельность, т.к. сильно сократившееся населеніе гетто уже не могло дать бандитамъ прежнихъ «доходовъ», и грабежъ, раньше бывшій выборочнымъ, теперь сталъ повсемѣстнымъ.

Территорія гетто была подѣлена на сферы вліянія двумя основными преступными группировками, называвшими себя «Жидовской боевой организаціей» (ЖБО) и «Жидовскимъ военнымъ союзомъ» (ЖВС). Боевики этихъ группировокъ стремились выставить себя этакими Робинъ гудами, «борцами за свободу», но въ дѣйствительности политика была для нихъ только прикрытіемъ, а въ основѣ ихъ бандитизма лежали нежеланіе трудиться и тяга къ разгульной, безшабашной жизни. Кадровый составъ ЖВС составляли въ основномъ контрабандисты, тогда какъ въ ЖВО преобладали налетчики. ЖВС былъ лучше вооруженъ и болѣе многочисленъ, чѣмъ ЖБО, но ЖБО съ лихвой компенсировала это дерзостью своихъ преступленій. ЖВС руководилъ бывшій офицеръ запаса польской  арміи Давидъ Аппельбаумъ, а во главѣ  ЖБО всталъ молодой уголовникъ Мордехай Анелевичъ, бывшій «бейтаровецъ». Общая численность обѣихъ преступныхъ группировокъ доходила до 2000 человѣкъ, вооруженныхъ пулеметами, автоматами и другимъ ручнымъ стрѣлковымъ оружіемъ.

 

Главарь одной изъ бандъ Мордехай Анелевичъ.

Стоитъ, пожалуй, привести характеристику этого «бойца сопротивленія», данную ему самими бандитами. Послѣ войны выжившіе члены его банды вспоминали, что когда Анелевичъ ѣлъ, то закрывалъ руками миску. Они спрашивали его: «Мордка, почему ты закрываешь руками миску?» Онъ отв