ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   24 IЮНЯ (11 IЮНЯ по ст.ст.) 2017 года




Краткое изложение учения Церкви о государственной власти

Краткое изложеніе ученія Церкви о государственной власти.

 

Безъ глубокаго усвоенія ученія Православной Церкви о государственной власти невозможна правильная оцѣнка событій русской церковной исторіи ХХ вѣка и церковное строительство въ наступившемх XXI вѣкѣ.

Согласно этому ученію человѣческое естество съ момента грѣхопаденія прародителей находится въ состояніи глубокаго и всесторонняго поврежденія, отъ котораго не можетъ избавиться своими силами. Утратившее правильное пониманіе свободы падшее человѣчество, предоставленное само себѣ и лишенное всякихъ сдерживающихъ началъ, неизбѣжно должно было быть увлечено «вслѣдъ скверныхъ похотей плоти» (2 Пет. 2:10), окончательно развратиться, погибнуть и самоистребиться.

Для предотвращенія этого, для сдерживанія страстей и ослабленія грѣховныхъ проявленій Господь устанавливаетъ какъ самъ принципъ власти, основанный на подчиненіи однихъ людей другимъ, такъ и различные виды властей, какъ то: власть мужа надъ женой, власть родителей надъ дѣтьми, власть начальниковъ надъ подчиненными, власть церковной іерархіи, наконецъ, государственная власть. Всѣ эти и многіе другіе виды властей есть божественныя установленія (Iн. 19:11), основная цѣль которыхъ - ограничить по возможности распространеніе зла и не допускать крайнихъ проявленій грѣха, превращающихъ земную жизнь человѣчества въ адъ.

Однако по самому смыслу этихъ установленій они сохраняютъ свою силу и значеніе лишь постольку, поскольку соотвѣтствуютъ той цѣли (сдерживаніе грѣха), ради которой и созданы. Если власть не выполняетъ этого своего прямаго назначенія, если осуществленіе властныхъ полномочій ведетъ не къ ослабленію, а къ усиленію грѣха, то подчиненіе такой власти становится противоестественнымъ и противобожественнымъ дѣломъ. Если власть своими дѣйствіями подрываетъ самъ принципъ власти, то прямой долгъ человѣка и христіанина - не подчиняться такой власти.

Особое мѣсто среди всѣхъ властей занимаетъ власть государственная, т.к. эта власть въ наибольшей степени обладаетъ способностью воздѣйствовать на всѣ области человѣческой жизни, а также на всѣ прочіе виды властей: семейную, родительскую и т.д. Поэтому въ ученіи Церкви о властяхъ вопросъ объ отношеніи христіанина къ государственной власти получилъ отдѣльное разсмотрѣніе.

Государственная власть, будучи установленіемъ божественнымъ (Рим. 13:1), призвана имѣющимися въ ея распоряженіи средствами препятствовать распространенію зла и содѣйствовать утвержденію добра (Рим. 13:3-4). Согласно ученію Церкви въ такого рода дѣятельности государства заключается нравственный смыслъ существованія послѣдняго, и христіанинъ призывается быть законопослушнымъ исполнителемъ повелѣній такой богоугодной государственной власти. Анархія, безвластіе, тѣмъ болѣе незаконное посягательство на власть или бунтъ противъ власти, когда послѣдняя лишается возможности осуществлять свои полномочія, признается Церковью грѣхомъ (Рим. 13:2). Болѣе того, Церковь предписываетъ своимъ членамъ молиться о благоденствіи существующихъ властей (1 Тим. 2,2), если послѣднія достойно выполняютъ свои обязанности, соотвѣтствуютъ своему предназначенію сдерживать грѣховныя начала въ человѣческой жизни.

Однако не такъ, согласно ученію Церкви, обстоитъ дѣло, если власть отступаетъ отъ своихъ истинных цѣлей, уклоняется отъ противодѣйствія злу, тѣмъ болѣе, если она попадаетъ въ руки злонамѣренныхъ людей и начинаетъ потворствовать злу, или даже активно его насаждать. Въ такомъ случаѣ заповѣдь о повиновеніи Богу становится выше заповѣди о повиновеніи властямъ, и прямой обязанностью христіанина является уклониться отъ подчиненія такой власти, которая принуждаетъ ко грѣху или къ дѣйствіямъ, противорѣчащимъ христіанской совѣсти. Именно въ этомъ смыслѣ надлежитъ понимать слова Апостоловъ Павла (Рим. 13:1-7) и Петра (1 Пет. 2:13-16) о необходимости за совѣсть повиноваться существующимъ властямъ и мiрскимъ начальникамъ. Апостолы говорятъ о лояльности только такой государственной власти, у которой «начальствующіе страшны не для добрыхъ дѣлъ, но для злыхъ» и, «начальникъ есть Божій слуга, … отмститель въ наказаніе дѣлающему злое». (Рим. 13: 3-5). Если власть перестаетъ служить Божьему дѣлу на землѣ, то повиноваться такой власти - значить соучаствовать въ ея грѣхахъ, а если власть оказывается въ рукахъ завѣдомыхъ злодѣевъ, то христіанинъ получаетъ право и активно сопротивляться такой власти. Какъ пишетъ блж. Августинъ: «Ежели власть приказываетъ нѣчто противное Божественной волѣ - не слушайте власти. Намъ сказано: нѣсть власти нежели отъ Бога (Рим. 13:1); однако часто забываютъ, что слѣдуетъ послѣ этого, а именно: что всё исходящее отъ Бога хорошо устроено, такъ дайте намъ власть хорошо устроенную и мы не будемъ сопротивляться».

Такая власть, извратившая смыслъ своего существованія, уже не есть богоустановленная, но богопротивная, существующая лишь какъ попущеніе Божіе. Ученикъ св. Златоуста блж. Исидоръ Пелусіотъ говоритъ такъ: «Потому мы вправѣ сказать, что самое дѣло, разумѣю власть, сиречь начальство, и власть царская установлены Богомъ. Но если какой злодѣй беззаконно восхититъ сію власть, то не утверждаемъ, что онъ поставленъ Богомъ, но говоримъ, что попущено ему», а св. прп. Iосифъ Волоцкій, поясняетъ: «Если же нѣкій царь царствуетъ надъ людьми, но надъ нимъ самимъ царствуютъ скверныя страсти и грѣхи: сребролюбіе и гнѣвъ, лукавство и неправда, гордость и ярость, злѣе же всего - невѣріе и хула, - такой царь не Божій слуга, но дьяволовъ, и не царь, но мучитель. Такого царя, за его лукавство, Господь нашъ Iисусъ Христосъ называетъ не царемъ, а лисицей: «Пойдите, - говоритъ Онъ, - скажите этой лисицѣ» (Лк. 13, 32)… И ты не слушай царя или князя, склоняющаго тебя къ нечестію или лукавству, даже если онъ будет мучить тебя или угрожать смертью. Этому учатъ насъ пророки, апостолы и всѣ мученики, убіенные нечестивыми царями, но не покорившіеся ихъ повелѣнію».

Соотвѣтственно безсмысленны, а въ иныхъ случаяхъ и прямо кощунственны становятся молитвы о благополучіи такой власти, и въ церковной исторіи извѣстны многочисленные случаи, когда Церковь молилась о смерти нечестивыхъ властителей. Так въ житіи прп. Iулиана (память 18/31 окт.) повѣствуется, что во время войны Юліана Отступника съ персами, многіе вѣрующіе просили преподобнаго молиться о низложеніи этого врага христіанъ. Св. Iулианъ 10 дней молился объ освобожденіи отъ злаго мучителя и, наконецъ, услышалъ голосъ: «Нечистое и мерзкое животное погибло». Возвратившись къ братіи преподобный съ радостью возвѣстилъ имъ объ этомъ, сказавъ: «Братіе, настоящее время есть время благодушія и радованія: нечестивца не стало; возставшій противъ Господа получилъ достойное пораженіе отъ преслѣдовавшей его руки».

Государственная власть, предназначенная Богомъ для правильнаго устроенія  земныхъ дѣлъ, имѣетъ природу отличную от природы Церкви, которая существуетъ не для земныхъ цѣлей, а имѣетъ своей задачей вѣчное спасеніе людей. Поэтому сферы дѣятельности государства и Церкви не могу быть тождественны, Церковь не можетъ подмѣнить собою государство, а государство - Церковь, однако эти сферы не могутъ не пересѣкаться. Члены Церкви являются подданными государства, а служащіе государству являются чадами Церкви. Поэтому Церкви не безразлично, въ какихъ внѣшнихъ условіяхъ и при какихъ государственныхъ порядкахъ живутъ ея члены, ибо эти порядки оказываютъ непосредственное и существенное вліяніе на духовную жизнь христіанина и само дѣло спасенія его души. Поскольку спасеніе человѣческихъ душъ является основной задачей Церкви, то послѣдняя заинтересована въ такой государственности и поддерживаетъ такую власть, которая своими мѣрами способствуетъ осуществленію это задачи. Напротивъ, по мѣрѣ уклоненія государственной власти отъ своего предназначенія сокращается и область повиновенія Церкви такой власти,  и, наконецъ, при сознательно-богоборческомъ характерѣ власти это повиновеніе исчезаетъ полностью, т.к. христіане не могутъ быть подданными Антихристу. 

Церковь имѣетъ свой положительный идеалъ государственной власти, которымъ является теократія, то есть власть, основанная на прямомъ Божественномъ правленіи. Такое богоправленіе можетъ быть либо непосредственнымъ - черезъ пророковъ Божіихъ (наиболѣе совершенная форма теократіи), либо делегированнымъ - черезъ избраннаго Богомъ и надѣленнаго опредѣленными обязанностями и полномочіями Царя. Ввиду почти полной невозможности - из-за сильнаго распространенія грѣховности въ человѣческомъ родѣ - осуществленія теократіи непосредственной, наилучшей исторической формой правленія является власть Царская, монархія.

Однако, монархическій принципъ, взятый самъ по себѣ, внѣ заповѣдей Христовыхъ, приводитъ лишь къ тому или иному варіанту деспотіи. По-настоящему принципу теократіи удовлетворяетъ только монархія христіанская, которая въ своей дѣятельности руководствуется христіанскими идеалами, опирается на христіанскую Церковь и ставитъ своей задачей содѣйствовать послѣдней въ воспитаніи подданныхъ Царства земного гражданами Царства Небеснаго. Такая православная самодержавная монархія является единственной богоустановленной формой государственной власти на землѣ, полностью соотвѣтствующей своему предназначенію. Какъ Православіе - есть не одна лишь изъ многихъ религіозныхъ вѣрованій, а единственная истинная вѣра, такъ и Православная Монархія есть единственная власть отъ Бога, удерживающая вселенскую апостасію.

Съ такой властью Церковь не только можетъ, но и обязана находиться въ тѣсной взаимосвязи, дѣлая съ ней разными средствами одно общее дѣло. Совокупность принциповъ, на которыхъ осуществляется такое взаимодѣйствіе, получило въ церковномъ ученіи названіе Симѳоніи Церкви и Царства. Согласно этому ученію Священство и Царство это два великихъ блага, дарованныхъ Богомъ человѣчеству и разными путями стремящихся къ одной цѣли - служенію Богу. Священство заботится о божественныхъ дѣлахъ, о спасеніи человѣческихъ душъ, а Царская власть создаетъ наилучшія внѣшнія условія для такой дѣятельности и является внѣшней оградой Церкви. Образно говоря, Церковь и Царство соотносятся между собой какъ душа и тѣло въ живомъ человѣкѣ, и въ ихъ связи и согласіи состоитъ благоденствіе государственнаго организма. Разрушеніе такой Симѳоніи, отдѣленіе Церкви отъ государства равносильно отдѣленію души отъ тѣла и означаетъ смерть этого организма.

Въ отличіе отъ Православнаго Самодержавія, всѣ другія существующія формы государственности есть учрежденія не Божіи, а человѣческія, которыя имѣютъ своими цѣлями, гдѣ «свободу», гдѣ «стремленіе къ счастью», гдѣ «национальное благополучіе», гдѣ «законность», а гдѣ и защиту ложной вѣры, но всё внѣ Святой Церкви и Господа Iисуса Христа, опредѣлившаго: «Кто не со Мною, тотъ противъ Меня; и кто не собираетъ со Мною, тотъ расточаетъ» (Мѳ. 12:30). Вслѣдствіе этого, всѣ такіе государственности (формы правленія) имѣютъ своимъ результатомъ, или даже своей скрытой цѣлью, – погубленіе наибольшаго числа человѣческихъ душъ на землѣ и въ вѣчности. Поэтому любая такая неправославная власть не можетъ не находиться съ Церковью во враждебныхъ отношеніяхъ, она прямо или косвенно лишаетъ Церковь ея духовной свободы, и если Церковь не соглашается съ этимъ, то она подвергается со стороны такой власти гоненіямъ. Если же Церковь никакъ не гонима этой властью, соглашается взаимодѣйствовать съ нею или даже пытается наладить съ ней лже-симѳонію, то она перестаетъ быть Церковью, а превращается въ «церковь лукавнующихъ» со лже-пастырями во главѣ.

Поэтому у Православной Церкви почти за 2000 лѣтъ Ея исторіи имѣются лишь двѣ формы взаимодѣйствія съ государствомъ: это либо гоненія той или иной степени (въ зависимости отъ лютости антихристіанскаго режима), либо симѳонія съ Православнымъ Самодержавнымъ Царствомъ. Внѣ Православной монархіи Церковь никогда не сможетъ свободно исповѣдывать Истину и для утвержденія послѣдней у Неё въ этомъ случаѣ остается только путь исповѣдничества и мученичества.

 


Рейтинг@Mail.ru