ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   29 АПРѢЛЯ (16 АПРѢЛЯ по ст.ст.) 2017 года




 

 

Февральскій позоръ: Посланiе Сѵнода отъ 9 марта 1917 г.

 

Февральское предательство Царя, совершенное всѣми слоями русскаго народа и, прежде всего, церковной іерархіей, отрекшейся отъ своего Помазанника, до сихъ поръ продолжаетъ лежать позорнымъ клеймомъ на Русской Церкви и тяготить совѣсть тѣхъ Ея членовъ, у которыхъ она ещё осталась. Несмотря на это, а также на очевидныя разрушительныя послѣдствія совершеннаго въ Февралѣ грѣха, до сихъ поръ не произошло общецерковнаго покаянія въ этомъ предательствѣ, а главные  его виновники изъ числа высшихъ іерарховъ продолжаютъ восхваляться въ церковной средѣ какъ столпы Православія и исповѣдники правды.

Но пока не наступилъ  конецъ исторіи, время на покаяніе и исправленіе содѣланнаго ещё остается. И Господь нашъ пришелъ на землю какъ разъ для того, чтобы призвать грѣшниковъ къ покаянію. Поэтому редакція сайта «Сила и Слава» будетъ дѣлать все возможное для пробужденія въ русскомъ народѣ покаяннаго чувства въ грѣхѣ Февраля и возвращенія Русской Церкви на подлинно православный путь, съ котораго она свернула въ Февралѣ 1917 года.

 

Редакція сайта «Сила и Слава».

 

 

9/22 марта 1917 года Святѣйшій Правительствующій Сѵнодъ Православной Россійской Церкви выпустилъ въ свѣтъ свое  знаменитое Посланіе по поводу совершившейся революціи, ставшее образцомъ для всѣхъ послѣдующихъ сочиненій подобнаго рода: Обновленческаго Воззванія 1922 г., Завѣщанія патр. Тихона, Деклараціи христопродавца Сергія Страгородскаго и т.д.

Цѣлую недѣлю послѣ сверженія Государя Императора Николая II съ Престола сѵнодалы тянули съ обращеніемъ къ паствѣ, пока, наконецъ, на засѣданіи Сѵнода 9 марта не постановили обратиться къ «чадамъ Православной Россійской Церкви по поводу переживаемыхъ нынѣ событій» съ посланіемъ «соотвѣтствующаго содержанія». Подписался весь Сѵнодъ за исключеніемъ почему-то протопресвитера Георгія Шавельскаго.

 

О послании.jpg

 

Собственно говоря, «переживаемыя нынѣ событія» начались ещё за двѣ недѣли до этого — 23 февраля 1917 года въ городѣ Петроградѣ, подъ самымъ носомъ у Сѵнода, который, однако, этихъ «событій» упорно не замѣчалъ.

25 февраля «событія» приняли уже настолько широкій размахъ, что на нихъ обратилъ вниманіе изъ Ставки самъ Государь, повелѣвшій своему правительству прекратить ихъ всѣми доступными средствами.

26 февраля на засѣданіи Сѵнода какъ разъ по поводу данныхъ «событій» выступилъ товарищъ Оберъ-прокурора князь Жеваховъ, обратившійся къ Сѵноду съ просьбой во исполненіе повелѣнія Государя отреагировать на сіи «событія» спеціальнымъ Посланіемъ къ населенію съ призывомъ поддержать Царя и противодѣйствовать смутѣ, но предсѣдательствующій въ Сѵнодѣ митр. Владиміръ (Богоявленскій) это сдѣлать отказался.

27 февраля стало ясно, что «событія» вылились въ самый настоящій вооруженный мятежъ противъ законной государственной власти,  что участники сихъ «событій», дѣйствующіе подъ лозунгомъ «Долой Самодержавіе!», являются клятвопреступниками, «помышляющими яко православнiи Государи возводятся на престолы не по особливому о нихъ Божію благоволенію» и «дерзающими противу нихъ на бунтъ и измѣну», и потому заслуживаютъ отлученія церковнаго.  Уже не товарищъ Оберъ-прокурора, а самъ Оберъ-прокуроръ Сѵнода Раевъ обратилъ на это вниманіе членовъ Сѵнода, призвавъ ихъ выпустить особое Посланіе съ осужденіемъ бунтовщиковъ и измѣнниковъ, на что Сѵнодъ отвѣтилъ въ духѣ г-на Милюкова, что, дескать, ещё неизвѣстно откуда идетъ измѣна, снизу или сверху, а потому и говорить не о чѣмъ.

28 февраля правительство Императора Николая II было свергнуто, его министры, а съ ними и ещё цѣлый рядъ лицъ, включая столичнаго Митрополита Питирима (Окнова), были арестованы, но сіи «событія» Сѵнодъ и вовсе счелъ совершенно ничтожными и не отреагировалъ на нихъ никакъ вообще.

2 марта былъ свергнутъ съ Престола и самъ Императоръ Николай II, отъ имени котораго по всей странѣ растеклись подложные «манифесты» объ отреченіи Царя и переходѣ всей власти къ Временному правительству, но и на данныя «событія» Сѵнодъ отреагировалъ лишь канцелярской формулировкой «принять къ свѣдѣнію», моментально потерявъ къ «бывшему царю» всякій интересъ.

Зато когда 4 марта на засѣданіе Сѵнода прибылъ революціонный Оберъ-прокуроръ и масонъ Владиміръ Львовъ, то сіе «событіе» необычайно воодушевило  всѣхъ членовъ Сѵнода и привело ихъ почти въ восторженное состояніе.  Весь составъ Сѵнода выразилъ живѣйшую радость по поводу наступленія «новой эры» въ жизни Православной Церкви, а архiеп. Арсеній (Стадницкiй) тотъ и вовсе открыто восхвалялъ революцію, которая «дала намъ  свободу отъ цезарепапизма». Но всѣхъ превзошелъ предсѣдательствующій митръ. Владиміръ, который вмѣстѣ съ Оберъ-масономъ Львовымъ не постыдился собственноручно выбросить изъ зала засѣданій Сѵнода царское кресло — «сѵмволъ цезарепапизма въ Церкви Русской».

Видимо, на этомъ же самомъ засѣданіи 4 марта и была достигнута принципіальная договоренность между Львовымъ и сѵнодалами о томъ, что Сѵнодъ издастъ спеціальное Посланіе въ поддержку Временнаго правительства съ одобреніемъ Февральской революціи. Львовъ съ легкостью получалъ то, чего никакъ не могли добиться отъ Сѵнода прежній Оберъ-прокуроръ и его товарищъ.

Картина, на первый взглядъ, получается въ высшей степени парадоксальная: когда  черезъ своихъ слугъ о поддержкѣ просилъ Государь Императоръ, Помазанникъ Божій  — Сѵнодъ отказалъ, когда же о поддержкѣ и благословеніи запросили свернувшіе Государя самозванцы — Сѵнодъ немедленно согласился. Но парадоксъ этотъ только кажущійся и разрѣшается онъ весьма просто: это уже давно былъ не Сѵнодъ, а самые настоящіе революціонеры въ рясахъ.

Демонстративный отказъ осудить бунтовщиковъ и клятвопреступниковъ и готовность благословить ихъ послѣ побѣды революціи какъ законную государственную власть — это два звена одной цѣпи, имя которой Измѣна. И вступая на этотъ путь измѣны, Сѵнодъ самъ становился собраніемъ клятвопреступниковъ и самъ себя подводилъ подъ анаѳему о возстающихъ на Царскую власть, но тогда на эту «мелочь» никто изъ сѵнодаловъ даже не обратилъ вниманія.

Психологически понять ихъ можно. Во-первыхъ, ликованіе въ связи съ освобожденіемъ отъ гнета «мрачнаго деспотизма» было столь велико, что на радостяхъ забыли не только объ анаѳемахъ, но и обо всёмъ прочемъ. Ну, а во-вторыхъ, стоило  ли безпокоиться о всѣхъ этихъ «анаѳемахъ», «присягахъ», «клятвахъ» и прочихъ атрибутахъ ненавистнаго «стараго режима», когда къ власти пришли свои люди, одинаковаго съ Сѵнодомъ духа, міровоззрѣнія, настроенія и образа мыслей?  Своего человѣка развѣ кто осудитъ? Это всё равно какъ самаго себя осудить. А если свои люди ещё и просятъ о поддержкѣ — молитвенной, проповѣднической, общественной, финансовой и всякой прочей — то какъ же имъ можно отказать?

Такъ что психологически тутъ всё понятно.

А вотъ по-христіански тутъ непонятно ничего. Ужъ такіе маститые іерархи какъ члены Сѵнода должны были бы знать прописныя истины о томъ, что Богъ поругаемъ не бываетъ, что Онъ въ свое время непремѣнно воздастъ каждому по дѣламъ его, и что анаѳема это не погремушка, которой можно играть и забавляться, а вещь святая и страшная, подобная тому евангельскому камню, на который если упадетъ человѣкъ, разобьется, а «на кого онъ упадетъ, того раздавитъ» (Мѳ. 21:44).

И первымъ, кто испыталъ на себѣ непреложность этого правила, былъ митрополитъ московскій Макарій (Невскій) — «апостолъ Алтая», назначенный на московскую каѳедру по личному желанію Императора Николая II. Всего черезъ 10 дней послѣ выхода Посланія Оберъ-прокуроръ Львовъ, этотъ «вѣрный сынъ Православной Церкви», какъ его охарактеризовалъ Сѵнодъ на своемъ засѣданіи 4 марта, безъ лишнихъ церемоній удалилъ митр. Макарія съ каѳедры какъ «ставленника Распутина» и фаворита «бывшаго царя» и отправилъ его на покой. Послѣдующіе годы своей жизни митръ. Макарій мыкался по разнымъ монастырямъ и богадѣльнямъ и умеръ всѣми оставленный, въ полной нищетѣ въ мартѣ 1926 года.

Схожая судьба оказалась и у архiеп. Арсенія (Стадницкaго). Уступивъ въ борьбѣ за патріаршество архiеп. Тихону (Белавину), онъ съ 1919 года  непрерывно подвергался арестамъ, пока не былъ въ 1925 году навѣчно сосланъ въ Среднюю Азію, гдѣ и скончался въ 1936 году. За три года до смерти этотъ пѣвецъ «свободы Церкви отъ цезарепапизма» примкнулъ къ сергіанамъ, и такимъ образомъ къ имѣвшейся на немъ анаѳемѣ о возстающихъ на царскую власть  присовокупилъ ещё и анаѳему на сергіанство.

Арxiеп. Тихону (Белавину) Господь въ качествѣ наказанія далъ возможность лично на себѣ испытать всѣ прелести возглавленія Церкви въ условіяхъ «свободы» отъ «деспотизма царской власти». Семь лѣтъ патріаршества превратили не стараго ещё Тихона въ совершенную развалину. Издерганный непрерывными чекистскими провокаціями, запутавшійся въ компромиссахъ и сдѣлкахъ съ совѣстью, нравственно опустошенный, морально и духовно сломленный большевицкой властью, капитулировавшій передъ ней и публично отрекшійся подъ конецъ жизни отъ всѣхъ своихъ исповѣдническихъ заявленій, онъ умеръ какъ полуарестантъ, оставивъ послѣ себя дезорганизованное церковное управленіе и пресловутое Завѣщаніе, ставшее соблазномъ для многихъ и промежуточной ступенью къ Деклараціи.

Господинъ протопрествитеръ придворнаго духовенства Александръ Дерновъ окончательно «освободился» отъ всѣхъ связей со «старымъ режимомъ» только послѣ расформированія своего вѣдомства большевиками въ январѣ 1918 года. Съ тѣхъ поръ онъ «свободно» прозябалъ въ Петроградѣ, гдѣ въ 1922 году былъ арестованъ по дѣлу митр. Веніамина (Казанскаго), провелъ нѣкоторое время въ тюрьмѣ, затѣмъ былъ отпущенъ на поруки извѣстнаго обновленца Александра Введенскaго,  и вскорѣ послѣ этого отдалъ Богу душу.

Трехъ сѵнодальныхъ клятвопреступниковъ Господь Богъ покаралъ насильственной смертью.

Меньше чѣмъ черезъ годъ послѣ предательства Царя митр. Владиміръ (Богоявленскій) самъ былъ преданъ монахами Кіево-Печерской лавры въ руки проѣзжихъ большевицкихъ бандитовъ, которые, ограбивъ митрополита, застрѣлили его прямо у стѣнъ Лавры.

Архiеп. Василій (Богоявленскій) былъ схваченъ и убитъ красноармейцами въ августѣ 1918 года на одной изъ желѣзнодорожныхъ станцій Пермской губерніи, когда возвращался въ Москву послѣ проведенія разслѣдованія объ обстоятельствахъ убійства архiеп. Пермскаго Андроника.

Осенью 1918 года кара Божія настигла и архiеп. Іоакима (Левицкaго).  Уволившійся на покой и направлявшійся къ своимъ родственникамъ въ Севастополь архіепископъ попалъ въ руки одной изъ уголовныхъ шаекъ, наводнившихъ въ то время Крымъ, былъ ею  дочиста ограбленъ и повѣшенъ на деревѣ.

Сравнительно дешево отдѣлался архiеп. Михаилъ (Ермаковъ), пересидѣвшій годы Гражданской войны и Краснаго террора въ Польшѣ архіепископомъ Гродненскимъ и Брестскимъ, а съ 1921 года занявшій Кіевскую каѳедру. Въ 1927 году послѣ выхода сергіанской Деклараціи онъ поддержалъ Сергія и черезъ полтора года умеръ въ Кіевѣ полупредателемъ-полусергiаниномъ.

Долгая и «счастливая» жизнь была суждена лишь одному архiеп. Сергію (Страгородскому), который пережилъ всѣхъ своихъ февральскихъ подѣльниковъ  и умеръ въ 1944 году своей смертью въ полномъ почетѣ какъ высокопоставленный чиновникъ  богоборческаго совѣтскаго государства. Правда, всѣ эти 27 послереволюціонныхъ лѣтъ Сергій занимался въ основномъ собираніемъ на свою голову всевозможныхъ анаѳемъ — на обновленчество, на сергіанство, на масонство, на совѣтскую власть, на хулящихъ мучениковъ, на захватчиковъ чужихъ каѳедръ, на расколоучителей и т.д., такъ что его загробной участи позавидовать можетъ развѣ что только самъ сатана.

Но всё это было потомъ.

А сейчасъ господа архіереи и примкнувшій къ нимъ протопресвитеръ, обольщенные радужными перспективами, открывающимися передъ  «свободной» Церковью въ «новой свободной Россіи», сочинили и подписали нижеслѣдующее:

ослание_полное.jpg

Постановлено было напечатать это во всей церковной прессѣ и прочитать во всѣхъ храмахъ за ближайшей воскресной Литургіей, т.е. 12/25 марта, въ 4-ую Недѣлю Великаго Поста.

Въ прессѣ это выглядѣло такъ:

Послание_1.jpg

Послание_2.jpg

 

А какъ это выглядѣло въ храмахъ, легко представить по имѣющимся воспоминаніямъ очевидцевъ. Въ городахъ Посланіе пало на подготовленную почву, а мѣстами вызвало даже злорадство: ага, и Сѵнодъ отъ Царя отступился! Впрочемъ, въ городахъ многіе въ тотъ день въ церковь и вообще не пошли, т.к. все свое свободное время тратили на «углубленіе революціи». А вотъ въ деревняхъ, гдѣ Царя всё ещё чтили, и гдѣ священниковъ слушали и вѣрили имъ, это Посланіе сыграло страшную и  роковую роль. Оно подорвало авторитетъ всякой государственной власти и всякаго начальства, которыхъ, оказывается, въ любой моментъ можно свергнуть, и не только за это никакъ не накажутъ, но ещё и похвалятъ, благословятъ.  Послѣ такого Посланія было потеряно довѣріе и къ священству, которое, выходитъ, само не вѣритъ тому, что проповѣдуетъ, сегодня утверждаетъ одно, а завтра совсѣмъ другое, прямо противоположное. Сѵнодъ, такимъ образомъ, сдѣлался совратителемъ русскаго народа на путь лжи, да ещё и переложилъ всю отвѣтственность за это совращеніе на плечи рядового духовенства, поручивъ ему растолковывать Посланіе и объяснять людямъ, почему раньше молились за Царя  и осуждали бунтовщиковъ противъ царской власти, и это было правильно, а теперь молимся за власть бунтовщиковъ, арестовавшихъ Царя, и это тоже правильно.

И чему всѣ они потомъ удивлялись, когда этотъ совращенный ими и потерявшій всякіе оріентиры народъ сталъ плевать на ихъ увѣщанія и даже анаѳемы и началъ съ остервенѣніемъ разрушать свое государство, грабить и убивать «буржуевъ», «помѣщиковъ-кровопійцъ», а подъ конецъ и самихъ «поповъ-міроѣдовъ»? На что они жаловались потомъ, если за совершенное ими дѣло само Слово Божіе опредѣляетъ въ качествѣ минимальнаго наказанія потопленіе во глубинѣ морской съ мельничнымъ жерновомъ на шеѣ (Мѳ.18:6)?

Стоитъ сказать нѣсколько словъ и о самомъ текстѣ Посланія.

Нужно прямо признать, что задача передъ сѵнодальными сочинителями стояла непростая — оправдать революцію и сверженіе Царя съ христіанской точки зрѣнія. Это потомъ у насъ наловчились клепать подобныя бумаги съ быстротой удивительной и въ количествахъ невѣроятныхъ, а тогдашнимъ первопроходцамъ изъ революціоннаго Сѵнода задача представлялась далеко не столь легкой.

И въ самомъ дѣлѣ: ещё вчера говорили одно, а сегодня приходится говорить совсѣмъ другое и отрицать то, что говорили вчера.  Сказать, что вчера лгали, невозможно, ибо единожды солгавшему, кто будетъ вѣрить дальше? Сказать, что лжeмъ сегодня?.. Невозможно тѣмъ болѣе.

Марксистско-ленинской діалектикой, которая безъ труда позволяетъ  выпутаться изъ подобныхъ противорѣчій, тогда ещё не владѣли. И потому рѣшили обойтись вообще безъ объясненій. Пусть каждый приходской священникъ самъ ихъ придумываетъ и выкручивается какъ хочетъ.

 Но если отъ объясненій отказались, то саму революцію всё же надо было какимъ-то образомъ оправдать.  И самимъ при этомъ какъ-то оправдаться. Чѣмъ-то надо было свой позоръ, измѣну, трусость и обманъ прикрыть.

И придумали прикрыться «волей Божіей»… «Свершилась воля Божія …»

Съ тѣхъ поръ такъ и повелось у всѣхъ богоотступниковъ  и духовныхъ дезертировъ: когда надо въ очередной разъ что-нибудь предать и продать, такъ тутъ же у нихъ возникаетъ «воля Божія». И кто только за эти десятилѣтія не ссылался на эту сфальсифицированную «волю Божію»!

 

«Въ теченіе послѣднихъ лѣтъ, по волѣ Божіей, безъ которой ничего не совершается въ мірѣ, въ Россіи существуетъ Рабоче-Крестьянское правительство…»

Это изъ Воззванія обновленцевъ.

 

«Въ годы великой гражданской разрухи по волѣ Божіей, безъ которой въ мірѣ ничто не совершается, во главѣ Русскаго государства стала Совѣтская власть … Пора понять вѣрующимъ христіанскую точку зрѣнія, что «судьбы народовъ отъ Господа устрояются», и принять все происшедшее какъ выраженіе воли Божіей…»

А это изъ Завѣщанія патр. Тихона, которое послѣдній то ли подписалъ, то ли не подписалъ, но, во всякомъ случаѣ, это было опубликовано въ газетахъ, въ томъ числѣ въ «Церковныхъ вѣдомостяхъ», и среди іерарховъ не протестовалъ никто.

 

«Учрежденіе совѣтской власти многимъ представлялось недоразумѣніемъ, случайнымъ и потому недолговѣчнымъ. Забывали люди, что случайности для христіанина нѣтъ, и что въ совершившемся у насъ, какъ вездѣ и всегда, дѣйствуетъ та же десница Божія, неуклонно ведущая каждый народъ къ предназначенной ему цѣли…»

Это всѣмъ извѣстная Декларація Сергія.

 

«Съ благодарной памятью въ сознаніи всей нашей Церкви сохраняются усердные труды приснопамятнаго Первосвятителя Святѣйшаго Патріарха Сергія… Промыселъ Божій поставилъ этого мудраго іерарха у кормила церковнаго корабля въ отвѣтственную эпоху историческаго бытія Русской Православной Церкви….»

А это уже изъ Посланія лже-патріарха Алексѣя (Симанскaго) по поводу 50-лѣтия большевицкой революціи.

 

И вотъ достаточно наслушавшись за послѣднія 95 лѣтъ подобной дряни, мы теперь можемъ смѣло сказать изобрѣтателямъ этой формулы: врёте, господа члены Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода!

Разумѣется, Господь Богъ, будучи не только Творцомъ, но и Промыслителемъ, таинственно управляетъ всѣмъ мірозданіемъ и заботится о каждой своей твари, особенно о человѣкѣ, съ головы котораго безъ воли Божіей и волосъ не упадетъ.

Но создалъ Господь Богъ этого человѣка свободнымъ, дабы онъ свободно направлялъ свою волю къ добру и отвращался отъ зла.  Въ этомъ-то и состоитъ воля Божія, которая хочетъ, что «чтобы всѣ люди спаслись и достигли познанія истины» (1 Тим. 2:4); въ этомъ же заключается и христіанская свобода, которую даровалъ намъ Христосъ, дабы мы свободно возлюбили Бога и всѣмъ сердцемъ служили Ему, а не Его врагамъ. Но человѣкъ по внушенію діавола отрекается отъ этой свободы и выбираетъ иную «свободу», ту самую, которую провозгласило ваше «благовѣрное временное правительство». Въ  мірѣ дѣйствуетъ злая человѣческая воля, направленная ко грѣху, и не оправдывать мы ее должны ссылками на «волю Божію», а противодѣйствовать ей всѣми силами, ибо «такова есть воля Божія, чтобы мы, дѣлая добро, заграждали уста невѣжеству безумныхъ людей» (1 Пeт. 2:15). И хотя Богъ попускаетъ быть злу, но никогда не является его творцомъ, и не можетъ революція «свершиться по волѣ Божіей», ибо первымъ революціонеромъ былъ самъ сатана — противникъ Бога, и всѣ революціонеры есть сатанисты, въ чемъ каждый изъ васъ всего черезъ нѣсколько лѣтъ сможетъ убѣдиться на собственной, какъ говорится, шкурѣ. И если кто-то подобно вамъ очевидно дьявольское дѣло объявляетъ дѣломъ «воли Божіей», то называется это словомъ богохульство, какъ бы это непріятно и не было вамъ слышать, господа преосвященные.

Но господа архіереи въ своемъ Посланіи помимо хулы на волю Божію ещё и объявили о томъ, что они «усердно молятъ всемогущаго Бога» дабы Онъ «благословилъ труды и начинанія Временнаго правительства».

Къ 9 марта Временное правительство потрудилось во славу «божію» всего недѣлю и серьезныхъ дѣлъ успѣло сдѣлать только два: арестовало Государя Императора Николая II и его семью и разогнало по всей странѣ полицію, отдавъ населеніе въ руки уголовниковъ, хулигановъ, всякихъ «совѣтовъ», «комитетовъ» и милиціи, въ которой по большей части тѣ же уголовники cъ хулиганами и заправляли. Не совсѣмъ понятно, какое изъ этихъ дѣлъ находящійся въ здравомъ умѣ человѣкъ, тѣмъ болѣе православный архіерей, могъ бы благословить.

Зато начинаній къ 9 марта Временное правительство намѣтило цѣлую массу. Самыя главныя изъ нихъ были изложены въ Деклараціи правительства отъ 2 марта.

Повторять здѣсь всю эту либерально-масонскую Декларацію смысла никакого нѣтъ. Отмѣтимъ только основные ея пункты и замѣтимъ, что на ознакомленіе съ ними у Сѵнода была цѣлая недѣля.

Прежде всего, Временное правительство пообѣщало «полную и немедленную амнистію по всѣмъ дѣламъ политическимъ и религіознымъ, въ томъ числѣ террористическимъ покушеніямъ, военнымъ возстаніямъ и аграрнымъ преступленіямъ и т.д.»… 

Вырвались на волю всѣ и всяческіе смутьяны, мятежники, бунтовщики, заговорщики, революціонеры-подпольщики, террористы, бомбисты, профессіональные убійцы, организаторы «эксовъ» и другая  всевозможная сволочь, въ томъ числѣ Сталинъ, Свердловъ, Дзержинскій, Каменевъ, Котовскiй, Махно… Изъ-за границы къ нимъ добавились Ленинъ, Троцкiй, Зиновьевъ, Луначарскiй, Мануильскiй, Войковъ, Радекъ, Натансонъ… Всѣ эти негодяи, подонки, отбросы общества, жидовскіе выродки и изувѣры кинулись какъ крысы терзать Россію  не только по винѣ «благовѣрнаго» Временнаго правительства, но и благословившаго всѣ его «начинанія» революціоннаго Сѵнода.

Другимъ «начинаніемъ» Временнаго правительства была «отмѣна всѣхъ сословныхъ, вѣроисповѣдныхъ и національныхъ ограниченій».

Хлынуло въ Центральную Россію какъ саранча мѣстечковое жидовство, захватывая всѣ правительственные посты, комиссаріаты, госучрежденія, городское самоуправленіе, торговлю, прессу, кооперацію, мелкій кредитъ… Подняли голову инородцы, сепаратисты, русофобы-націоналисты, всевозможные сектанты,  раскольники, крамольники, иновѣрные и инославные проповѣдники, масоны, толстовцы, безбожники, богохульники… И всё это тоже съ благословенія Сѵнода.

Армію Временное правительство осчастливило такимъ «начинаніемъ» какъ «устраненіе для солдатъ всѣхъ ограниченій въ пользованіи общественными правами, предоставленными всѣмъ остальнымъ гражданамъ», т.е. свободой «слова, печати, союзовъ, собраній и стачекъ».

Армія наводнилась всевозможными партійными агитаторами, подрывной литературой, пораженческой пропагандой,  митингами, съѣздами, фракціями, депутаціями, делегаціями, резолюціями, петиціями, комитетами, совѣтами, выборами и перевыборами, братаніемъ, дезертирствомъ, самогоновареніемъ.  А кромѣ того грабежами и изнасилованіями мѣстнаго населенія, ибо хотя всѣ граждане и равны между собой, но тѣ граждане, у которыхъ есть винтовка, равны болѣе. Армія бросила воевать, превратилась въ вооруженную толпу «товарищей», потерявшихъ честь, совѣсть, долгъ, Родину, присягу, дисциплину, боеспособность… Сѵнодъ благословилъ всѣ эти «начинанія» щедрой рукой и продолжалъ молитвенно поддерживать «благовѣрное Временное правительство» до самаго его позорнаго конца. 

Остается сказать немного. Благословенныя «начинанія» Временнаго правительства завершились черезъ восемь мѣсяцевъ кровавымъ и безумнымъ большевизмомъ, который жестоко расправился съ февральскими революціонерами, въ томъ числѣ церковными. Это общій законъ всякой революціи, которая, разъ начавшись, на полпути остановиться не можетъ, она должна дойти до самыхъ глубинъ адовыхъ, и въ процессѣ своего «углубленія» въ бездну она сметаетъ революціонеровъ умѣренныхъ, вызывая на ихъ мѣсто изъ преисподней уже совершенно осатанѣвшихъ людей.

Выброшенные на обочину революціи церковные февралисты потомъ слали проклятія и анаѳемы на голову побѣдившаго большевизма, но ни разу не сознались въ своемъ собственномъ грѣхѣ благословенія революціи, породившей большевизмъ, ни разу не признали собственной вины  въ появленіи предмета своей анаѳемы. Они только оправдывались, оправдывались безъ конца, а нынѣ оправдываются своими  послѣдователями и идейными наслѣдниками.

Согрѣшить и даже тяжко можетъ всякій. Это есть дѣло человѣческое, естественное слѣдствіе грѣхопаденія нашихъ прародителей. Грѣшенъ и авторъ этихъ строкъ. Но вотъ закоснѣть во грѣхѣ и не покаяться въ немъ, это уже дѣло дьявольское. Оно становится вдвойнѣ дьявольскимъ, когда каяться не желаютъ архипастыри, призванные наставлять и исправлять ввѣренную имъ Богомъ паству.

У насъ нѣтъ ни одного свидѣтельства о томъ, чтобы члены Сѵнода, если не дѣломъ, то хотя бы  словомъ осудили свое участіе въ Февральской революціи и раскаялись въ совершенномъ тогда грѣхѣ. Даже генерала Алексѣева передъ смертью мучили муки совѣсти, и онъ сожалѣлъ, что примкнулъ къ бунтовщикамъ и измѣнилъ Царю. Да что тамъ Алексѣевъ, когда самъ Іуда подъ конецъ раскаялся въ томъ, что предалъ кровь неповинную, и въ отчаяніи удавился.

Но члены зимней сессіи Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода не возвысились даже до уровня Іуды. Они такъ и умерли безъ покаянія, подъ анаѳемой о возстающихъ на Царскую власть, которую изрекли сами на себя въ первое воскресеньѣ Великаго Поста 19 февраля 1917 года, всего за четыре дня до начала революціи.

Кто хочетъ ихъ защищать и оправдывать, а то и прославлять, воленъ это дѣлать себя на погибель и другимъ на соблазнъ.

У насъ же что-то не находится словъ въ защиту и оправданіе этихъ людей.

 

А. Кузнецовъ,

Москва.

 

9/22 марта 2012 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Рейтинг@Mail.ru