ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   1 МАЯ (18 АПРѢЛЯ по ст.ст.) 2017 года




Духовныя основы національнаго возрожденія

Духовныя основы національнаго возрожденія

 

 

 Мы довольно часто говоримъ о томъ, что возрожденіе русской государственности можетъ начаться только  черезъ воцерковленіе постсовѣтскихъ «россіянъ», въ противномъ случаѣ  возвращеніе Россiи на національный путь своего развитія  такъ и останется несбыточной фантазіей. Въ такомъ своёмъ умонастроеніи мы не являемся оригинальными и, разсуждая такъ, опираемся какъ на религіозно-нравственныя основы исторіи, такъ и на богооткровенныя истины, данныя Христомъ земному сообществу людей. Когда-то такая постановка вопроса для русскаго человѣка не требовала доказательствъ, но то, что для нашихъ предковъ являлось аксіомой, сегодня требуетъ нѣкотораго разъясненія. Помимо этого есть надъ чѣмъ работать и непосредственно тѣмъ людямъ, что составляютъ нашу Истинно-Православную Церковь, т.e. тому малому стаду, что фактически выражаетъ собой духовно-нравственный обликъ русскаго народа въ эпоху, когда кровавый красный терроръ помѣняли на лживыя декораціи псевдороссiйской государственности въ стилѣ а ля-русъ. 

 Очевидно, что закулисные режиссёры нашей драмы рѣшили смѣнить кровавое дѣйство на видимость либеральной демократіи только потому, что полностью увѣровали въ духовную опустошенность совѣтскаго народа, обработаннаго  репрессивно-идеологической машиной КПСС. Налицо была полностью управляемая біомасса, безбожная, запуганная, совершенно неспособная къ сопротивленію злу, утратившая историческую память и всякое понятіе объ Истинѣ. Всё это въ совокупности дѣлало совѣтскихъ людей вполнѣ безопасными для власти грядущаго Антихриста, почему послѣдняя и позволила имъ вкусить «сладостей» демократіи и «свободы» въ качествѣ поощренія «за примѣрное поведеніе». Пейсатые деміурги рѣшили, что сопротивленіе православнаго русскаго народа сломлено окончательно, жалкіе остатки этого народа не представляютъ уже никакой угрозы, почему дорогостоящая кровавая коммунистическая система и была ими смѣнена на пусть и менѣе надежную, но зато гораздо болѣе дешёвую демократическую. Ликъ власти сильно измѣнился: деспотическій, звѣриный оскалъ съ затаеннымъ страхомъ въ глазахъ смѣнился самодовольной, торжествующей ухмылкой, сознающей  свою силу и безнаказанность.

Однако живъ Господь Іисусъ Христосъ, котораго мы проповѣдуемъ. И этотъ упрямый фактъ, неучтенный мiзакулисой ровой въ ея хитрыхъ расчетахъ,  но совершенно очевидный для насъ, позволяетъ сорвать весь грандіозный спектакль, а заодно и маски съ его постановщиковъ. Радость ихъ преждевременна, а безнаказанность обманчива -- обращеніе людей ко Христу во мгновеніе ока способно измѣнить всё, ибо нѣтъ такой силы, которая смогла бы выстоять противъ Христа.

Между тѣмъ, выросшіе въ атмосферѣ лютаго богоборчества «россіяне» есть изнывающая безъ благодати земля, взращающая терніи и плевелы самыхъ экзотическихъ вѣрованій и мудрованiй, но только не ростки христовой вѣры. Живущее миражами совѣтскаго прошлаго, знакомое съ Отечествомъ и Русскимъ Народомъ въ пересказѣ жидо-коммунистическихъ политтехнологов, это племя живётъ внѣ исторіи, оно лишено того главнаго, что превращаетъ толпу въ народъ. Огромной массѣ этихъ людей до сихъ поръ чужда русская вѣра, культура и традиціи; имѣя самое смутное представленіе о ПОКАЯНІИ, они и въ Церкви остаются источникомъ красной заразы. 

Такой человѣкъ, носящій на себѣ родимыя пятна совѣтчины, даже ученіе Церкви передѣлываетъ подъ своё изуродованное сознаніе, и это лже-ученіе по недомыслію считаетъ «православіемъ», а себя «православнымъ христіаниномъ». Принять Православіе онъ оказывается способнымъ только въ видѣ сергіанства, иными словами попытка привить православіе человѣку, зараженному совѣтчиной,  приводитъ къ появленію на свѣтъ сергіанина. Причина этого, на первый взглядъ удивительнаго явленія проста: совѣтскій человѣкъ есть порожденіе антихристовой системы, а Христосъ съ Антихристомъ несовмѣстимъ. Поэтому происходитъ либо отторженіе Христа, либо усвоеніе сергіанской ереси, сущность которой какъ разъ и состоитъ въ соединеніи несоединимаго, когда подъ православной оболочкой находится антихристіанское содержаніе.  Своего рода инкубаторомъ, наладившимъ промышленное производство такихъ «православныхъ» антихристiанъ, является сталинская поддѣлка подъ  Церковь -- Московская «патріархія», ставшая душепопечительницей населенія РФ.

Что же намъ необходимо предпринять, чтобы излить на окаменѣвшую почву живую воду Божіей благодати и свергнуть гнетущую опеку лже-церкви?  Отъ этого  зависятъ наши перспективы въ будущемъ: сгнить подъ жидовскимъ ярмомъ или же вернуться на свой историческій путь развитія. Важность даннаго вопроса обусловлена ещё и тѣмъ, что именно Московская «патріархія» является основнымъ препятствіемъ  для воцерковленія и обрѣтенія національнаго самосознанія нашими «россіянами», благодаря чему оккупаціонная власть только и можетъ паразитировать на ихъ невѣжествѣ. Воровская власть и созданная ею псевдоправославная организація составляютъ своеобразный криминальный дуэтъ, обезпечивающій другъ другу взаимное существованіе, и имѣющій своей цѣлью  окончательную ликвидацію у русскихъ людей  надежды  на возстановленіе своей національной государственности. Можно сказать и такъ, что внѣдряемая въ сознаніе «россіянъ» тёмная псевдоправославная духовность представляетъ собой основную опору жидовскаго режима, маскирующагося подъ «національный», «русскій». Поэтому національнымъ силамъ вполнѣ естественно противопоставить химерамъ иудо-большевизма подлинную русскую идеологію, имѣющую своимъ фундаментомъ незыблемыя основы святоотеческаго православія. Совѣтчину надо выжигать каленымъ желѣзомъ, ибо въ противномъ случаѣ она, какъ ползучій ракъ, отравитъ и погубитъ собою всё, подлинный патріотизмъ превратитъ въ совѣтскій лже-патріотизмъ, а православную вѣру въ сергіанское нечестіе. Строить можно только на здоровой основѣ, христіаниномъ можно стать только предварительно отрекшись отъ сатаны и всѣхъ дѣлъ его и всего служенія его, включая сюда и полное отреченіе отъ сатанинской совѣтской системы и всѣхъ ея порожденій. Только на такой здоровой основѣ можно преодолѣть какъ козни устроителей новаго мiрового порядка, так такъ и помѣстный сепаратизмъ забывшихъ своё первородство «украинцевъ», «бѣлорусовъ» и «казаковъ».

Для людей воцерковлённыхъ подобныя разсужденія ясны и очевидны, однако отъ сознанія до дѣйствія, до претворенія осознаннаго въ жизнь всё ещё остается значительное разстояніе.  Дѣло въ томъ, что даже  православные христіане Россійской Церкви въ своей совокупности не представляютъ единаго и цѣльнаго духовно-національнаго организма, а есть отдѣльные пульсирующіе очаги русскости, барахтающiеся къ тому же, большей частью, въ своихъ мелкихъ проблемахъ. Какъ сложилась подобная ситуація, объяснить не трудно -- виной всему та череда расколовъ, съ помощью которыхъ заинтересованныя структуры пытались покончить съ русской Церковью. Удастся ли сегодня нашей Церкви вырваться изъ сѣти приходскихъ проблемъ и оказать реальное вліяніе на становленіе національно-освободительнаго движенія и закладку основъ будущаго государственнаго устройства? Пока налицо полное отсутствіе національно-созидательной работы, ибо во многихъ приходахъ духовный горизонтъ прихожанъ ограничивается рамками своей семьи и своего прихода. Въ эпоху Россійской Имперіи это было бы нормально, но сейчасъ такое умонастроеніе погибельно.

Трудность ситуаціи усугубляется катастрофой Русской Зарубежной Церкви, которой такъ и не удалось перенести на родную землю наработанный въ эмиграціи опытъ  церковныхъ и православныхъ общественно-политическихъ организацій. Въ реальности мы сейчасъ можемъ наблюдать невѣроятное количество монархическихъ, военныхъ, казачьихъ и прочихъ организацій, оказавшихся, однако, за предѣлами церковной ограды; въ лучшемъ случаѣ членами Церкви являются ихъ отдѣльные представители, которые не могутъ какимъ либо образомъ измѣнить общій настрой нашихъ общинъ и приходовъ. Къ тому же въ большинствѣ случаевъ такіе, политически и національно активные, члены являются, увы, наименѣе воцерковленными, что ещё болѣе понижаетъ ихъ удѣльный вѣсъ въ приходской жизни.  Какой намъ здѣсь видится выходъ? Единственно вѣрный и для Церкви традиціонный: миссіонерство и при этомъ миссіонерство не кабинетно-лекціонное, а исповѣдническое. 

Какъ всегда особый крестъ возлагается на пастырей, задача которыхъ придать своимъ приходамъ подлинно національный и монархическій обликъ съ учетомъ всего имѣющагося опыта нашего христіанскаго и національнаго Сопротивленія со злополучнаго Февраля 1917 года. Осознаніе важности стоящихъ передъ нами  національныхъ задачъ должно быть движущимъ факторомъ въ служеніи всего клира Россійской Церкви отъ епископа до чтеца. Не надо бояться истерическихъ криковъ о недопустимости «политики»; это обвиненіе въ адресъ Зарубежной Церкви не ново, какъ отвѣчать на него тоже извѣстно. Одновременно первостепенное вниманіе должно быть обращено не на количество, а на духовно-національное качество священнослужителей, ибо имѣющійся опытъ церковнаго  строительства однозначно говоритъ, что прозаическое увеличеніе штата священнослужителей въ лучшемъ случаѣ не даетъ ничего, въ худшемъ -- чревато появленіемъ случайныхъ батюшекъ и сергианствующихъ епископовъ, разлагающихъ церковную жизнь.

  Какъ въ любомъ серьёзномъ дѣлѣ очень многое зависитъ отъ людей, чей долгъ и призваніе  воплощать востребованныя идеи въ жизнь. Такое послушаніе можетъ нести лишь  священникъ, живущій органической жизнью Помѣстной Русской Церкви, въ полной мѣрѣ осознающій внѣвременное духовное единство всѣхъ поколѣній своего народа. Обязательнымъ требованіемъ является не эрудированность и начитанность, не наличіе голыхъ знаній и способности навскидку цитировать Писаніе, а физическое ощущеніе себя гражданиномъ Русскаго Царства и подданнымъ Богомъ поставленнаго Царя. При такомъ умонастроеніи не найдётся мѣста сергіанскимъ шатаніямъ, въ основѣ которыхъ эпосъ совѣтскихъ спецслужбъ и миѳологія примитивнаго соцреализма, усиленно пытавшихся натянуть на русскій народъ красную разбойную личину.

 Для насъ очевидная истина, что любыя народныя массы и даже поколѣнія, предавшія святоотеческія устои русской націи, болѣе не принадлежатъ къ народу-Богоносцу, никогда не требовала доказательствъ. Всякій, кто хоть немного знакомъ съ исторіей строительства «соціалистическаго рая» на русской землѣ, знаетъ, что для безродныхъ красныхъ интернаціоналистовъ не было и быть не могло болѣе ненавистныхъ враговъ, чѣмъ Русская Церковь, Русская Армія, Русскій Народъ. Въ свою очередь Русская Церковь, Русскій Народъ и его Армія всегда ясно и четко осознавали, что миръ съ врагами Христа невозможенъ, а потому у нихъ никогда не было сомнѣнія въ томъ, что всякій, поднявшій мечъ на богоборцевъ, оправданъ передъ Богомъ, людьми и исторіей. Именно таковой всегда была политическая платформа Русской Зарубежной Церкви и Церкви Катакомбной,  чему вѣрное опредѣленіе нашёлъ Иванъ Ильинъ: «Моя молитва какъ мечъ, а мой мечъ какъ молитва». Таковой она и останется до тѣхъ поръ, пока послѣдніе остатки краснаго мракобѣсія не покинутъ сознаніе оболваненныхъ «россіянъ». Если кто-то изъ насъ отказывается примѣнить мечъ тамъ, гдѣ требуется остановить сатанинское торжество зла, тотъ самъ поглощается этимъ зломъ и становится либо его безропотной жертвой, напрасно сгубившей Богомъ дарованную ему жизнь, либо заражаясь этимъ зломъ и его ложью,  становится новымъ источникомъ зла и лжи. Яркій примѣръ тому -- кровавая исторія Красной арміи.  Сказанное нами не есть результатъ какого-то озлобленія, нѣтъ, это духовный діагнозъ и приговоръ сообществу людей, которые никогда не смогутъ войти въ спасительную церковную ограду, т.к. они не смогли освободить своё сердце и свой разумъ отъ путъ сатаны.

 «Дай Мнѣ своё сердце», проситъ Христосъ, а для этого оно должно быть внѣ лжи и обмана, оно должно омываться слезами покаянія, а не жить мѣрками гуманизма и по шаблонамъ большевицкихъ идеологовъ. Въ этомъ заключается не какая-то отвлечённая «политика», а полнота духовной жизни, требующая анализа, рѣшеній, подвиговъ. Поэтому наша  работа должна быть поставлена такъ, чтобы всякій къ намъ приходящій понималъ и чувствовалъ, что онъ пришёлъ въ ограду именно той Церкви, которая не «миръ» за счетъ Христа проповѣдовала, а которая благословляла русское оружіе на борьбу съ красной чумой и въ годы Первой Гражданской (1918-1922) и въ годы Второй Гражданской (1941-1945) войнъ, которая вела борьбу съ ней въ межвоенный періодъ и годы т.н. развитого соціализма. Приходъ въ Церковь это не перемѣна обстановки съ худшей на лучшую, съ менѣе комфортной на болѣе комфортную (или даже наоборотъ). Приходъ въ Церковь это, прежде всего, покаянный актъ, состоящій въ осознаніи бывшимъ совѣтскимъ человѣкомъ, сергіаниномъ или простымъ «россіяниномъ», своего предательства, отступничества и измѣны Богу, Царю и Отечеству и въ желаніи искупить это предательство дальнѣйшей борьбой за Христа и правду Его. Такой покаянный актъ, если онъ дѣйствительно состоялся, превращаетъ вчерашняго «совка» въ идейнаго, національно мыслящаго борца за свято-русское или, что одно и тоже, Христово дѣло. Дальнѣйшій жизненный путь такого человѣка есть «подвигъ русскости», по выраженію приснопамятнаго о. Константина (Зайцева), и если въ Зарубежьѣ онъ могъ быть чисто духовнымъ, то перенесённый на отечественную почву, онъ уже просто немыслимъ безъ продолженія Бѣлой борьбы.

Въ этой борьбѣ есть одинъ немаловажный аспектъ, отъ котораго зависитъ весь ея успѣхъ. Попробуемъ представить себѣ такую ситуацію. Чтобы мы отвѣтили, если бы намъ вдругъ сказали: «Вотъ, вы ратуете за сильную, вѣрную Богу Россiю, но именно сильную Россію построили Будённый, Ворошиловъ, Сталинъ, Жуковъ, Рокоссовскiй, совѣтскіе ученые, ракетчики, чекисты  и прочіе красные герои. Вѣдь нельзя отрицать, что они построили мощную державу? Надо укрѣплять эту державу, реформировать её, улучшать, а ни въ коемъ случаѣ не разрушать». Именно такъ разглагольствуютъ  сегодня кремлёвскіе плутократы, ставящіе въ одинъ рядъ русскихъ національныхъ героевъ и красныхъ иудо-большевиковъ. Можетъ и вправду, стоитъ съ этимъ смириться и принять предлагаемую намъ версію отечественной исторіи?

Нѣтъ, мы такой подлости никогда не сдѣлаемъ и не поставимъ убійцъ вмѣстѣ съ христолюбивымъ русскимъ воинствомъ. Ваша страна, это не наша страна, господа кремлевскіе, ваше государство построено на костяхъ и цѣной уничтоженія нашего государства и истребленія ея лучшихъ сыновъ, а потому укрѣплять и реформировать вашу кровавую государственность мы не будемъ никогда. Мы будемъ съ ней бороться, пока она не будетъ уничтожена и замѣнена русской національной государственностью. Кто мыслитъ такъ, тотъ бѣлый, кто мыслитъ какъ-то иначе, тотъ красный, какой бы псевдомонархической и псевдопатрiотической риторикой онъ не прикрывался. Аналогично обстоитъ дѣло и съ совѣтской лже-церковью. Кто считаетъ, что отъ нея есть какая-та польза, кто думаетъ, что находясь тамъ, онъ, якобы, служилъ Богу, тотъ еще сергіанинъ, тотъ красный, хотя бы онъ и вошёлъ уже въ лоно церковное. Кто всѣмъ сердцемъ и всей душой анаѳематствовалъ эту синагогу сатаны и свое пребываніе въ ней отъ перваго дня до послѣдняго, тотъ бѣлый, тотъ христіанинъ или началъ уже имъ становиться. Никакая другая постановка вопроса просто невозможна, или Христосъ или антихристъ, третьяго нѣтъ. По-другому невозможно строить ни церковную, ни общественную жизнь, т.к. заложенная въ фундаментѣ двусмысленность и прямая ложь станетъ источникомъ вѣчныхъ смутъ и потрясеній для Церкви и государства.

Поэтому всякій изъ насъ долженъ выработать въ своемъ сердцѣ ясную и чёткую систему оцѣнокъ: если нѣкій человѣкъ, хотя бы даже и нашъ родственникъ, былъ на сторонѣ враждебной традиціонной исторической Россіи силы, то передъ нами подлецъ и убійца, но никакъ не герой; если же мы видимъ беззавѣтнаго борца за Вѣру, Царя и Отечество, то это и есть подлинный герой, а то и святой Русской Церкви.

Подобная дилемма возникла у насъ при оцѣнкѣ трагическихъ событій Февраля 1917 года, когда пришлось пересмотрѣть роль каждаго изъ церковныхъ іерарховъ въ моментъ тяжелѣйшихъ нравственныхъ испытаній, а именно, ихъ поведеніе по отношенію къ Помазаннику Божьeму и Императору Россiйскому йскому въ условіяхъ происходящей революціи. Намъ невольно приходится задаваться вопросомъ: не получилось ли такъ, что поспѣшная и до конца не продуманная канонизація 1981 года «вытолкнула» къ престолу Божьему людей, къ тому не готовыхъ и по совѣсти туда не стремящихся, а это означаетъ, что ихъ тамъ и фактически нѣтъ. Игнорированіе вопроса о подлинной и мнимой святости въ этомъ дѣлѣ можетъ привести къ далеко не пріятнымъ послѣдствіямъ. Въ связи съ этимъ познавательно будетъ привести разсказъ одного благочестиваго мірянина. Вознамѣрился сей боголюбецъ однажды приклониться къ мощамъ патріарха Тихона, находящихся въ лапахъ МП, и было уже направился къ его ракѣ, какъ  въ нѣкомъ таинственномъ состояніи услышалъ голосъ патріарха: «Если не можете забрать меня отсюда, то и не приходите ко мнѣ». Мнѣ грѣшному напрашивается такой выводъ изъ этой исторіи: всякое обращеніе къ человѣку, не обладающему благодатью святости, какъ къ святому, приноситъ ему невыносимыя страданія, а сама молитва теряетъ свой смыслъ, лишая молитвенника духовнаго наполненія и оставаясь безотвѣтной. Помимо этого, принимая за святыхъ людей, запятнавшихъ себя измѣной святому Царю, мы загоняемъ себя въ логическій тупикъ: воздавая одинаковыя почести измѣнѣ и святости, мы обезсмысливаемъ призывы къ покаянію въ февральской измѣнѣ. Къ чему каяться, если измѣна Царю не препятствуетъ не только спасенію, но даже и святости? То есть, вольно или невольно, мы въ церковной средѣ создаёмъ атмосферу сомнѣній и неувѣренности, ибо однимъ авторитетомъ іерарховъ невозможно убѣдить церковный народъ въ мудрости ошибочнаго постулата; дисциплинарными мѣрами можно лишь на нѣкоторый срокъ приглушить начавшіеся процессы броженія, какъ объ этомъ краснорѣчиво свидѣтельствуетъ  вся исторія Церкви. Пользы отъ этого обычно не бываетъ никакой, ибо теряется  столь необходимый конструктивизмъ и вмѣсто движенія вперёдъ, мы вновь попадаемъ въ стадію инерціоннаго  скольженія. Теперь  остаётся только ждать, когда прекратится и оно, что чревато очередными мрачными перспективами, вѣдь, какъ извѣстно, духовная жизнь застоевъ не знаетъ: есть либо движеніе вперёдъ, либо паденіе.

Такимъ образомъ, напрашивается очевидный выводъ о томъ, что столь необходимое, такъ чаемое нами духовное возрожденіе Отечества и возстановленіе утраченной нами государственности напрямую зависятъ отъ духовныхъ процессовъ внутри родной намъ Церкви. Въ условіяхъ, когда церковный хитонъ разрывается множествомъ, претендующихъ на законное преемство, «осколковъ» только національная, святоотечески оріентированная дѣятельность Церкви можетъ явить людямъ потерянную Истину, дать оріентиръ въ болотныхъ огняхъ этихъ «осколковъ» и стать тѣмъ созидающимъ началомъ, которое обязательно приведетъ къ подлинному возрожденію дорогой нашему сердцу Россiи.

 Сможемъ ли мы въ отпущенное намъ время преодолѣть вполнѣ преодолимыя препятствія и выйти на слѣдующій уровень духовно-нравственныхъ и національно-патріотическихъ задачъ? Вопросъ пока остается открытым.

 

Игуменъ Николай (Мамаевъ).


Рейтинг@Mail.ru