ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   19 НОЯБРЯ (6 НОЯБРЯ по ст.ст.) 2017 года
Свят. Павла архiеп. Цареградскаго исповѣдника.




Портал-Credo.ru: Михаил Бабкин. ПОМЕСТНЫЙ СОБОР 1917–18 ГГ. И "ПОСЛЕ-РЕВОЛЮЦИОННАЯ" СУДЬБА НИКОЛАЯ II. К 90-летию расстрела Царской семьи

 

Михаилъ Бабкинъ.


ПОМѢСТНЫЙ СОБОРЪ 1917–18 ГГ. И "ПОСЛѢ-РЕВОЛЮЦIОННАЯ" СУДЬБА НИКОЛАЯ II.

Къ 90-лѣтію разстрѣла Царской семьи


Постановленіе объ арестѣ всѣхъ членовъ династіи Романовыхъ было принято 3 марта [1] 1917 г. на засѣданіи Исполнительнаго комитета Петроградскаго Совѣта рабочихъ и солдатскихъ депутатовъ. Вскорѣ, 7-го числа, подъ давленіемъ Петросовѣта Временное правительство приняло рѣшеніе о лишеніи свободы отрекшагося Императора и его супруги, что было исполнено на слѣдующій день.

Первоначально семья послѣдняго императора содержалась подъ арестомъ въ своей резиденціи – Александровскомъ дворцѣ Царскаго Села (нынѣ – г. Пушкинъ). Рано утромъ 1 августа 1917 г. по постановленію Временнаго правительства царственные узники поѣздомъ были отправлены въ Тюмень. Далѣе пароходомъ они прослѣдовали въ губернскій Тобольскъ, въ который прибыли 6 августа, на праздникъ Преображенія Господня.

Черезъ полторы недѣли послѣ начала тобольскаго заточенія царственныхъ узниковъ, 15 августа 1917 г., въ Москвѣ былъ открытъ Помѣстный Соборъ – высшій органъ управленія Православной Россійской Церкви (ПРЦ), обладающій полнотой церковной власти. Подготовка Собора шла около 10 лѣтъ. Для работы на этомъ церковномъ форумѣ было избрано и назначено по должности 564 человѣка: 80 архіереевъ, 129 лицъ въ пресвитерскомъ санѣ, 10 діаконовъ изъ бѣлаго (женатаго) духовенства, 26 псаломщиковъ, 20 монашествующихъ (архимандритовъ, игуменовъ и іеромонаховъ) и 299 мірянъ [2]. Соборъ воспринимался какъ Церковное Учредительное собраніе. На его открытіи изъ членовъ Временнаго правительства присутствовали премьеръ-министръ А.Ѳ. Керенскiй, министръ внутреннихъ дѣлъ Н.Д. Авксентьевъ и министръ исповѣданій А.В. Карташевъ. Много было представителей дипломатическаго корпуса, россійской и зарубежной прессы.

Для обезпеченія слаженной и безперебойной работы Помѣстнаго Собора Временное правительство помогло деньгами: по ходатайству А.В. Карташёва 9 октября 1917 г. оно ассигновало два милліона рублей безпроцентной ссуды срокомъ на пять лѣтъ (что составляло примѣрно четвёртую часть отъ планировавшихся первоначально финансовыхъ расходовъ). Остальныя деньги поступали изъ средствъ монастырей [3].

Соборъ работалъ болѣе года. За этотъ періодъ состоялись три его сессіи: первая – съ 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья – въ 1918 г.: съ 20 января (2 февраля) по 7 (20) апрѣля и съ 19 іюня (2 іюля) по 7 (20) сентября. Въ исторіи Помѣстный Соборъ 1917–1918 гг. извѣстенъ въ первую очередь тѣмъ, что на нёмъ было возстановлено патріаршество, упразднённое въ началѣ XVII в. въ ходѣ реформъ императора Петра Великаго.

5 ноября 1917 г. на Соборѣ Патріархомъ Московскимъ и всея Россіи былъ избранъ митрополитъ Тихонъ (Беллавинъ) [4]. Черезъ два дня, 8-го числа, было принято "Опредѣленіе о правахъ и обязанностяхъ святѣйшаго патріарха Московскаго и всея Россіи". Въ частности, Патріархъ былъ облечёнъ полномочіями представителя ПРЦ передъ государствомъ и имѣлъ "долгъ печалованія предъ государственной властью" [5]. Вскорѣ, 21 ноября, въ праздникъ Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы, состоялась интронизація (настолованiе, или возведеніе на патріаршій престолъ) владыки Тихона. Въ Россійской Церкви появилась по сути неограниченная власть "церковнаго монарха", подотчётнаго лишь Помѣстному Собору [6].

По словамъ князя Н.Д. Жевахова, Помѣстный Соборъ 1917–1918 ггъ. – "одно изъ самыхъ непостижимыхъ завоеваній революціи". Этотъ Соборъ, вопреки исторической практикѣ Восточной Православной Церкви, былъ созванъ безъ воли императора, неоднократно признававшаго его созывъ несвоевременнымъ [7]. Соборъ даже не упомянулъ, что во время его засѣданій Царская семья находилась подъ арестомъ въ Сибири, не потребовалъ ни у Временнаго, ни у совѣтскаго правительствъ ея немедленнаго освобожденія или хотя бы разъясненій относительно не вполнѣ ясныхъ и убѣдительно обоснованныхъ причинъ ея ареста и содержанія подъ стражей (въ первую очередь, цесаревича и великихъ княжёнъ).

Вмѣстѣ съ тѣмъ, такую позицію въ отношеніи монарха и его августѣйшей семьи можно сравнить съ реакціей Помѣстнаго Собора на первый арестъ большевиками архіерея ПРЦ – викарія Владивостокской епархіи епископа Камчатскаго и Петропавловскаго Нестора (Анисимова).

Владыка Несторъ былъ арестованъ въ Москвѣ отрядомъ красноармейцевъ въ ночь на 16 февраля (1 марта) 1918 г. и заточёнъ въ Таганскую тюрьму. На слѣдующій день Помѣстный Соборъ (послѣ безуспѣшныхъ попытокъ двухъ своихъ делегатовъ добиться отъ представителей штаба Московскаго гарнизона мотивировокъ обыска и ареста преосвященнаго) принялъ спеціальную резолюцію. Она гласила: "Заслушавъ сообщеніе о беззаконномъ арестѣ въ г. Москвѣ члена Собора епископа Камчатскаго Нестора, священный Соборъ, въ полномъ единеніи съ вѣрующимъ народомъ, выражаетъ глубочайшее негодованіе по случаю новаго насилія надъ Церковью и требуетъ немедленнаго освобожденія Преосвященнаго узника". Помимо этого, делегаты Помѣстнаго Собора рѣшили оповѣстить населеніе Москвы (въ первую очередь – настоятелей церквей и приходскія организаціи) объ арестѣ владыки Нестора и необходимости совершенія моленій о его "здравіи и спасеніи" [8].

И вечеромъ того же дня епископъ Несторъ былъ переведёнъ изъ тюрьмы въ Новоспасскій монастырь подъ домашній арестъ, не пробывъ въ тюрьмѣ и сутокъ. Менѣе чѣмъ черезъ мѣсяцъ, 12 (25) марта, владыка былъ полностью освобождёнъ и продолжилъ участіе въ работѣ Помѣстнаго Собора.

Весьма похожую иниціативу проявилъ Соборъ и въ отношеніи арестованнаго въ Перми въ ночь на 17 іюня 1918 г. и черезъ три дня разстрѣляннаго другого своего члена – архіепископа Пермскаго Андроника (Никольскаго). Постановленіемъ Патріарха Тихона и Священнаго Сѵнода отъ 14-17 августа для разслѣдованія обстоятельствъ происшедшаго въ Пермь была послана делегація изъ трёхъ человѣкъ во главѣ съ архіепископомъ Василіемъ (Богоявленскимъ). И хотя всѣ члены этой делегаціи по пути изъ Перми были убиты ворвавшимися въ ихъ вагонъ красноармейцами, тѣмъ не менѣе рѣшительная позиція Помѣстнаго Собора въ отношеніи судьбы владыки Андроника – весьма показательна [9].

Такимъ образомъ, явное различіе въ позиціи священнослужителей ПРЦ относительно арестовъ императора и архіереевъ свидѣтельствуетъ о томъ, что духовенство блюло лишь свои, съ позволенія сказать, "корпоративные интересы", но не спасеніе Царской семьи и монархіи какъ института [10]. Императора же, какъ помазанника Божія, духовенство "своимъ" не считало, поскольку онъ являлся его "харизматическимъ конкурентомъ" [11].

Въ разсматриваемомъ контекстѣ ещё болѣе показательна позиція Помѣстнаго Собора относительно арестованнаго совѣтской властью А.В. Карташёва – министра исповѣданій Временнаго правительства (до назначенія на эту должность съ 24 іюля по 5 августа 1917 г. являвшагося послѣднимъ въ исторіи ПРЦ сѵнодальнымъ оберъ-прокуроромъ). 24 ноября Соборъ принялъ особое, "для оглашенія въ печати" заявленіе съ требованіемъ освобожденія бывшаго министра исповѣданій. Оно завершалось слѣдующими словами: "Выражаемъ твёрдую увѣренность, что въ дѣятельности А.В. Карташёва не было ничего, что могло бы явиться предметомъ общественнаго суда и запятнать его доброе имя, и имѣя въ виду, что многіе товарищи его по кабинету, одинаково отвѣтственные за дѣятельность правительства, давно уже получили свободу, Всероссійскій Церковный Соборъ настаиваетъ на немедленномъ освобожденіи А.В. Карташёва изъ Петропавловской крѣпости". И черезъ нѣкоторое время А.В. Карташёвъ былъ выпущенъ совѣтской властью на свободу, получивъ возможность участвовать въ работѣ Помѣстнаго Собора [12].

Такимъ образомъ, объ освобожденіи арестованнаго министра Временнаго правительства Помѣстный Соборъ считалъ нужнымъ ходатайствовать передъ совѣтской властью, а за содержащагося подъ стражей помазанника Божія и его семьи – нѣтъ. Образно говоря, для духовенства бывшій членъ низвергнутаго большевиками Временнаго правительства былъ "классово близокъ". (Вѣдь Помѣстный Соборъ собрался при прямомъ или косвенномъ содѣйствіи А. Карташёва какъ сѵнодальнаго оберъ-прокурора и министра исповѣданій Временого правительства). А Николай II – "бывшій" "верховный защитникъ и хранитель догматовъ господствующей вѣры, и блюститель правовѣрія и всякаго въ Церкви святой благочинія" [13] – "классово чуждъ": чуждъ какъ "харизматическій конкурентъ" священства, какъ неоднократно откладывавшій созывъ Помѣстнаго Собора [14]; причёмъ "классово чуждый" до такой степени, что его судьба членовъ высшаго органа церковной власти фактически не интересовала.

Неоднозначно отреагировали члены Помѣстнаго Собора на извѣстіе о разстрѣлѣ въ Екатеринбургѣ бывшаго государя [15]. На засѣданіи 6 (19) іюля 1918 г. делегаты постановили отслужить по убіенному императору панихиду. Причёмъ ей предшествовало обсужденіе вопроса о томъ, стоитъ или нѣтъ её служить. Такъ, протоіерей Ѳ.Д. Филоненко былъ противъ неё, поскольку, по его словамъ, она "поставитъ Соборъ въ очень острое отношеніе къ властямъ, этимъ несомнѣнно (власти. – М.Б.) воспользуются, чтобы начать жестокое гоненіе на Православную Церковь". Его оппоненты изъ мірянъ высказывались, что служеніе панихиды по невинно убіенному императору – христіанскій долгъ всѣхъ православныхъ, что убійство Николая II – преступленіе мѣстныхъ властей. Профессоръ Б.В. Титлиновъ въ своёмъ выступленіи, въ частности, сказалъ: "Мало отслужить по убіенномъ бывшемъ государѣ панихиду или даже 40 панихидъ; нравственное достоинство Собора обязываетъ его къ тому, чтобы заклеймить это преступленіе (убійство Николая II. – М.Б.) соотвѣтствующимъ словомъ" [16]. Генералъ Л.К. Артамоновъ высказалъ такую точку зрѣнія: "Я не могу допустить, чтобы кто-нибудь могъ съ осужденіемъ отнестись къ молитвѣ за Помазанника Божія, теперь уже представшаго предъ судомъ Божіимъ. Если и были недочёты въ его царствованіи, то вѣдь это наша общая вина, вина всего русскаго народа. И теперь мы, какъ вѣрующіе христіане, знающіе какъ спасительна молитва за усопшихъ, возносимъ моленіе объ упокоеніи души невинно убіеннаго Помазанника Божія" [17].

Въ ходѣ обсужденія выступилъ и миссіонеръ изъ Екатеринославской епархіи В.И. Зеленцовъ (въ 1919 г. принявшій священство и въ 1925 г. рукоположенный во епископа Прилукскаго). Онъ сказалъ: "Я хочу остановить вниманіе только на той сторонѣ, которую оставили въ сторонѣ въ своихъ рѣчахъ предшествующіе ораторы. Убіенный бывшій царь для Церкви есть Помазанникъ Божій, и я буду говорить только съ этой церковной точки зрѣнія, совершенно забывая о всякой политикѣ. Отставной бывшій царь есть Помазанникъ Божій и такъ онъ остаётся и послѣ своего отреченія отъ власти, ибо помазаніе съ него не снято. Мы должны судить о немъ какъ о Помазанникѣ. Мы служили панихиду, когда убивали священниковъ или архіереевъ – этихъ помазанниковъ на іерархическое служеніе. Но вотъ убивается Великій Помазанникъ другого рода благодати, убивается беззаконно, и мы теперь рѣшаемъ, нужно ли служить по немъ панихиду. Двухъ мнѣній здѣсь быть не можетъ. Мы не можемъ уклониться отъ своего долга, мы обязаны помолиться. Забудемъ, что онъ бывшій царь, мы будемъ молиться объ упокоеніи раба Божьяго Николая, Помазанника Божьяго" [18].

Послѣ преній на томъ засѣданіи, прекращённыхъ предсѣдателемъ – Патріархомъ Тихономъ, вопросъ о служеніи панихиды по Николаю II былъ поставленъ на голосованіе. Изъ присутствовавшихъ на засѣданіи 143 членовъ Помѣстнаго Собора противъ проведенія поминальной службы проголосовало 28 человѣкъ (почти 20 %) и 3 воздержалось (около 2 %). Тогда Патріархомъ, при общемъ пѣніи членовъ Собора, была совершена панихида по государю [19]. Также духовной властью было сдѣлано оффицiальное распоряженіе отслужить во всѣхъ церквахъ Россіи панихиды съ поминовеніемъ по формулѣ: "[объ упокоеніи] …бывшаго Императора Николая II" [20].

Весьма характерно, что ранѣе, по полученіи "аналогичныхъ" извѣстій объ убійствѣ въ Кіевѣ почётнаго предсѣдателя Помѣстнаго Собора митрополита Владиміра (Богоявленскаго), реакція Собора значительно отличалась отъ разсмотрѣнной. Рѣшеніемъ Собора на 15 (28) февраля 1918 г. было назначено особое траурное засѣданіе. Оно началось со служенія панихиды объ упокоеніи души владыки Владиміра. Причёмъ отслужена она была (въ отличіе отъ панихиды по убіенному помазаннику Божію) "безъ обсужденій". Её возглавилъ Патріархъ Тихонъ при общемъ пѣніи всѣхъ присутствовавшихъ на засѣданіи. Въ тотъ же день было рѣшено въ субботу наканунѣ сорокового дня кончины митрополита повсемѣстно совершить молитвенное поминовеніе почившаго [21]. Позже, 5 (18) апрѣля, Помѣстный Соборъ принялъ спеціальное постановленіе "О мѣропріятіяхъ, вызываемыхъ гоненіями на Православную Церковь" [22], въ которомъ, среди прочаго, устанавливалось ежегодное поминовеніе убіеннаго кіевскаго архипастыря. Разница реакцій Помѣстнаго Собора на убійства царя и архіерея настолько разительна, что въ комментаріяхъ, на нашъ взглядъ, не нуждается.

8 (21) іюля, во время службы въ московскомъ Казанскомъ соборѣ (въ присутствіи, со словъ очевидца, 100–200 человѣкъ [23]), Патріархъ Тихонъ о разстрѣлѣ Николая II произнёсъ проповѣдь. Онъ отозвался объ убійствѣ, какъ объ ужасномъ дѣлѣ, съ которымъ христіанская совѣсть не можетъ согласиться. Тихонъ осудилъ какъ исполнителей разстрѣла, такъ и представителей властей, которыми оно было одобрено и признано законнымъ: "Мы должны, повинуясь ученію Слова Божія, осудить это дѣло, иначе кровь разстрѣляннаго падетъ и на насъ, а не только на тѣхъ, кто совершилъ его", – сказалъ Патріархъ. "Не будемъ здѣсь оцѣнивать и судить дѣла бывшаго государя, – продолжалъ Тихонъ, – безпристрастный судъ надъ нимъ принадлежитъ исторіи, а онъ теперь предстоитъ предъ нелицепріятнымъ судомъ Божіимъ". Нѣсколько странно звучали и слѣдующее высказываніе Патріарха объ убитомъ императорѣ: "Онъ ничего не предпринималъ для улучшенія своего положенія, безропотно покорился судьбѣ…" [24]. Можно было подумать, что у находившагося въ заключеніи Николая II была масса возможностей "для улучшенія своего положенія". Хотя у самого Патріарха (какъ и у высшаго органа власти ПРЦ – Помѣстнаго Собора) было несравненно больше возможностей оказать помощь и поддержку и царственному узнику, и его августѣйшей семьѣ (см., напримѣръ, предпринятый Соборомъ комплексъ мѣръ при вышеупомянутомъ арестѣ властями викарнаго епископа Нестора (Анисимова)).

Весьма показательно, что въ своей проповѣди Патріархъ ни разу не назвалъ Николая II помазанникомъ Божіимъ, но дважды – "бывшимъ государемъ". Слѣдуетъ отмѣтить и то, что Тихонъ осудилъ убійство Николая II какъ человѣка, но не какъ помазанника. Иначе говоря, въ проповѣди Патріарха прозвучало осужденіе екатеринбургскихъ исполнителей злодѣянія и ихъ покровителей (членовъ ВЦИК) за грѣхъ противъ заповѣди Божіей "Не убiй" [Исх. 20, 13; Матѳ. 19, 18]. Но ни слова не было сказано объ убійцахъ какъ о тѣхъ, кто поднялъ руку на христа Господня (въ смыслѣ словъ Священнаго Писанія: "Не прикасайтеся къ помазаннымъ Моимъ" [1 Паръ. 16, 22] и "Кто, поднявъ руку на помазанника Господня, останется ненаказаннымъ?" [1 Царъ. 26, 9]). Объяснить такую позицію можно тѣмъ, что Патріархъ раздѣлялъ интуицію большинства церковныхъ дѣятелей того времени, ощущавшихъ въ особѣ императора "харизматическаго конкурента" іерархіи (достаточно вспомнить о томъ, что въ Ветхомъ Завѣтѣ христами Господними именуются цари, первосвященники и пророки). Потому-то, по нашему мнѣнію, Патріархъ Тихонъ и не хотѣлъ "напоминать" своей паствѣ о помазанничествѣ разстрѣляннаго.

11 (24) іюля на закрытомъ засѣданіи Помѣстнаго Собора былъ поднятъ вопросъ о содержаніи проповѣди святѣйшаго, сказанной 8 (21) іюля въ Казанскомъ соборѣ. (Поводомъ къ тому послужило предложеніе протоіерея П.И. Лахосткаго включить проповѣдь Патріарха въ соборныя "Дѣянія"). Депутатъ В.Г. Рубцовъ публично заявилъ, что не раздѣляетъ мнѣнія Патріарха, осудившаго убійство бывшаго царя. Рубцовъ счёлъ позицію Патріарха "политической демонстраціей". Онъ заявилъ, что Тверская епархія послала его для рѣшенія чисто церковныхъ задачъ, а не для занятія политикой. Закончилъ Рубцовъ свою рѣчь едва ли не евангельскими словами: "Я умываю руки отъ этой вредной демонстраціи" (сравнъ.: [Матѳ. 27, 24]). Однако такая позиція вызвала несогласіе ряда делегатовъ, поддержавшихъ позицію Патріарха. На засѣданіяхъ 12 (25) и 13 (26) іюля члены Собора постановили, что они "усматриваютъ въ словахъ святѣйшаго патріарха мысли и чувства, которыя должна носить въ себѣ вся православно-вѣрующая Россія" [25].

Въ цѣломъ, въ ходѣ дискуссіи члены Помѣстнаго Собора осудили убійство императора. Тѣмъ не менѣе, акта съ оффицiальной позиціей относительно разстрѣла помазанника Божія отъ нихъ всё же не послѣдовало.

Съ учётомъ, съ одной стороны, активной позиціи Помѣстнаго Собора въ отношеніи арестовывавшихся совѣтской властью іерарховъ РПЦЪ и бывшаго министра исповѣданій Временнаго правительства, а также, съ другой, – фактическаго отрѣшенія соборянъ отъ какихъ-либо заботъ о судьбѣ содержавшейся болѣе года подъ арестомъ Царской семьи, можно констатировать опредѣлённыя антимонархическія настроенія, царившія на Помѣстномъ Соборѣ. Впрочемъ, такая позиція высшаго органа церковной власти была слѣдствіемъ и логическимъ продолженіемъ политической линіи, проводимой въ первые дни и недѣли Февральской революцiи оффицiальнымъ духовенствомъ въ отношеніи сверженія монархіи [26].

[1] Здесь и далее даты до 1 (14) февраля 1918 г. приводятся по старому (юлианскому) календарному стилю.

[2] Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. М., 1994. Т. 1. С. 119–133.

[3] Современники о патриархе Тихоне: Сб. в 2 ч. /Сост. и автор комментариев М.Е.Губонин. М., Изд. ПСТГУ. 2007. Т. 2. С. 319.

[4] Один из современников – князь Н.Д. Жевахов, находясь в эмиграции, писал: "В стихийном движении к патриаршеству было предусмотрено всё, кроме одного условия: …личной готовности и способности патриарха принести себя самого в жертву Православной Церкви (выделено Жеваховым. – М.Б.). Но именно это условие было не только предусмотрено большевиками, но на нём они строили свою программу разрушения Церкви, зная, что времена Гермогенов прошли, и что борьба с одним Патриархом гораздо легче, чем с собором епископов (то есть с Св. синодом. – М.Б.)… […] Большевики, оценивающие события с точки зрения реальных фактов и побеждающие в борьбе с утопистами, не только не препятствовали Собору, но даже приветствовали идею восстановления патриаршества, хорошо сознавая, что за исключением митрополитов Питирима [Окнова] и Макария [Парвицкого-Невского], этих немощных телом, но сильных духом иерархов, устранённых от участия в [Поместном] Соборе, да одного и до ныне здравствующего архиепископа, кандидатура которого на патриарший престол не была бы допущена самими иерархами, в России не было ни одного иерарха, который бы мог являться для них угрозой. Наоборот, они были уверены, что восстановление патриаршего чина только облегчит им их задачу, ибо знали, какого рода испытания готовили Православной Церкви, и то, что пред этими испытаниями не устоит ни один из намеченных Собором кандидатов в Патриархи" (Жевахов Н.Д. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода Н.Д. Жевахова. М., Изд. Родник. 1993. Т. 2. Март 1917 – Январь 1920. С. 195).

[5] Церковные ведомости. Пг., 1918. № 9-10. С. 51, 55; Собрание определений и постановлений Священного собора Православной российской церкви 1917–1918 гг. М., Изд. Новоспасского монастыря. 1994. Репринтное издание 1918 г. Вып. 1. С. 3, 4.

[6] Деяния Священного Собора … 1994. Т. 3. Деяние 36. С. 105–111, 1996. Т. 4. Деяние 47. С. 36–75.

[7] Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 2. С. 194–195; Успенский Б.А. Царь и патриарх. Харизма власти в России: византийская модель и её русское переосмысление. М., Изд. Языки русской культуры. 1998. С. 517.

[8] Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 3431. Оп. 1. Д. 88. Л. 31–32; Деяния Священного Собора … 1999. Т. 7. Деяние 87. С. 113.

[9] Православная энциклопедия. М., Церковно-научный центр "Православная энциклопедия". 2001. Т. 2. С. 413, 2004. Т. 7. С. 38.

[10] В этом же русле следует отдельно отметить и то, что патриарх Тихон, имея в своих полномочиях (согласно упомянутого определения Поместного собора о правах и обязанностях патриарха) "долг печалования пред государственной властью", ни разу не поднял перед властями вопроса о судьбе содержащихся в заключении царственных узников.

[11] Взаимоотношения иерархической и царской властей с точки зрения историко-богословской проблемы "священства-царства" рассматриваются в работах: Бабкин М.А. Святейший синод Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. М., 2005. № 2. С. 97–109; Его же. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало XX в. – конец 1917 г.). М., Изд. Государственной публичной исторической библиотеки России. 2007.

Основной вопрос проблемы "священства-царства" – что выше и главнее: царская или иерархическая власть. Он, в свою очередь, обусловлен следующими. Поскольку Господь Иисус Христос есть и Великий Царь, и Великий Архиерей ("Царь царем и Архиерей архиереям"), то кого на земле (в мире дольнем) считать Его "живым образом"? земной "иконой Его первообраза"? – Царя или патриарха? У кого из них выше сакральный авторитет? Кто из них является "проводником воли Божией"?

[12] Кашеваров А.Н. Православная российская церковь и советское государство (1917–1922 гг.). М., Изд. Крутицкого подворья. 2005. С. 91.

[13] В законодательстве Российской империи говорилось: "Император, яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры, и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния" (Свод законов Российской империи. СПб., Изд. Вестник знания. 1912. Т. 1. Ч. 1. С. 18).

[14] См. подробнее, например: Бабкин М.А. Духовенство … Указ. соч. С. 73–126.

[15]6 (19) апреля 1918 г. по решению Президиума ВЦИК семью последнего императора из столицы Сибири следовало переправить на Урал. 9 (22) апреля из Москвы в Тобольск прибыл отряд красноармейцев. В результате определённых переговоров с караулом, назначенным ещё Временным правительством, царская семья была передана большевикам.

По причине болезни цесаревича, не способного преодолеть около 300 вёрст конным путём по весенней распутице, царская семья была разъединена. 13 (26) апреля из Тобольска в Тюмень были вывезены Николай II, его августейшая супруга, дочь (великая княжна Мария) и несколько приближённых. 17 (30) числа они железной дорогой были доставлены в Екатеринбург. Остальные дети и слуги после открытия навигации отбыли из Тобольска 7 (20) мая (на следующий день после пятидесятилетия Николая II). В Екатеринбург они прибыли 10 (23) числа. В ночь с 3 (16) на 4 (17) июля 1918 г. царская семья, по санкции Москвы, без суда была расстреляна. (См., например: Архив новейшей истории России. Серия "Публикации". Т. III. Скорбный путь Романовых (1917–1918 гг.). Гибель царской семьи. Сб. документов и материалов /Отв. ред. В.М.Хрусталёв. М., РОССПЭН. 2001. С. 96–97, 99, 101– 102, 188, 224).

[16] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Деяние 130. С. 149–150.

[17] ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 133. Л. 6–7; Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Деяние 130. С. 148–149.

См. также: Кравецкий А.Г. Священный собор 1917–1918 гг. о расстреле Николая II // Учёные записки. Вып. 1. М., Российский православный университет апостола Иоанна Богослова. 1995. С. 102–124.

[18] Цит. по: Кравецкий А.Г. Священный собор … Указ. соч. С. 109. (Ссылка А.Г. Кравецкого: ГАРФ, Ф. 3431. Оп. 1. Д. 133. Л. 1–18). В "Деяниях Священного Собора …" данное выступление В.И. Зеленцова не опубликовано.

[19] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Деяние 130. С. 150–151; ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 133. Л. 1–3.

[20] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Деяние 133. С. 201.

Служение панихиды по расстрелянному царю и распоряжение молиться на местах об упокоении его души в советской литературе расценивался как показатель того, что патриарх Тихон "был ярым монархистом" (Куроедов В.А. Религия и церковь в советском обществе. М., Изд. Политической литературы. 1984. С. 51).

[21] Деяния Священного Собора … 1999. Т. 7. Деяние 85. С. 53, 76.

[22] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Протокол 126. Приложение. С. 125.

[23] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Деяние 133. С. 201.

[24] ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 239. Л. 5–11; Акты святейшего Тихона, патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943 гг. Сборник. Ч. 1, 2 /Сост. М.Е.Губонин. М., Изд. ПСТБИ. 1994. С. 142–143.

[25] Деяния Священного Собора … 2000. Т. 9. Деяние 133. С. 199–205; ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 137. Л. 8–8об., 14, 47об., Д. 239. Л. 8, 12, 19, 22.

[26] См. об этом подробнее: Бабкин М.А. Святейший синод … Указ.соч.; Его же. Духовенство … Указ. соч. С. 140–381.


Рейтинг@Mail.ru