ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   26 IЮЛЯ (13 IЮЛЯ по ст.ст.) 2017 года




rasumov_ab: Несколько замечаний по «Манифесту об отречении Николая II».


Кругомъ… обманъ!
Николай II.



Я сообщаю вамъ только одни точные факты.
Выводы для оцѣнки… сдѣлайте сами
.

А. С. Лукомский. Протоколъ допроса.

Официальная версія отреченія прописана детально. Многочисленные мемуары очевидцевъ, дымъ газетныхъ репортажей и скупыя строки дневника Императора - фрагментами мозаики легли въ общую картину; свидѣтельства думскихъ заговорщиковъ сплелись въ причудливую вязь съ показаніями заговорщиковъ Свиты. Согласно ихъ обобщенной версіи, 28-го февраля Царь выѣхалъ изъ Ставки въ Царское Сѣло, но былъ остановленъ на пути слѣдованія сообщеніями о безпорядкахъ въ Любани и Тосно. Развернувъ поѣзда, Государь приказалъ объѣхать бунтующій участокъ черезъ стъ. Дно и Псковъ на Царское. Но во Псковѣ Николаю II передали телеграммы командующихъ съ мольбами объ отреченіи, послѣ чего Царь отрекся, подписавъ два соотвѣтствующихъ манифеста.

Такова официальная версія. Концы интриги спрятаны надежно, факты предательства тщательно затушеваны. Клятвопреступленія вообще какъ бы не было - вѣдь Государь отрекся Самъ.

Тѣмъ не менѣе, фактъ заговора особо не скрывается даже его участниками. Но въ чемъ же заключался заговоръ, если наличествуетъ своей рукой подписанное отреченіе, если власть, добровольно или вынужденно, но СОБСТВЕННОРУЧНО была передана заговорщикамъ? На этотъ вопросъ я попробую найти отвѣтъ.

Къ сожалѣнію, не приходится разсчитывать на помощь вѣрныхъ Государю людей – среди окружавшихъ Его очевидцевъ вѣрныхъ Царю не нашлось. «Кругомъ измѣна и трусость и обманъ!» Это ничего. Намъ помогутъ «очевидцы» другого рода, долго молчавшіе посреди лгавшихъ намъ людей, и донесшіе до насъ ихъ тайны и измѣны. Это пожелтѣвшіе въ архивахъ листы экземпляровъ «отреченія».

Вотъ они:





Поглядимъ внимательно на эти бумаги. Неспѣшный ихъ анализъ повѣдаетъ пытливому человѣку многое. Къ примѣру, всѣмъ изслѣдователямъ бросается въ глаза то, что подписи Государя сдѣланы карандашомъ. Удивленные историки пишутъ, что за 23 года правленія то былъ единственный разъ, когда Государь поставилъ на документѣ карандашную подпись. Цѣликомъ раздѣляя ихъ удивленіе, шагнемъ, однако, немного дальше, и провѣримъ аутентичность самихъ подписей Царя и Фредерикса, оцѣнимъ структуру текста «отреченія» и установимъ его авторовъ, посчитаемъ буквы въ текстѣ и уточнимъ количество извѣстныхъ намъ экземпляровъ «отреченій».


1. Кто написалъ текстъ «отреченія». Телеграмма Алексеева № 1865.

Кто же сочинилъ «отреченіе» Государя?

Самъ Государь. Такъ, по крайней мѣрѣ, слѣдуетъ изъ свидѣтельскихъ показаній. Согласно имъ, Императору предлагались «наброски» отреченій, которыми Онъ не воспользовался. Вотъ что въ точности пишетъ очевидецъ Шульгинъ:

«Государь отвѣтилъ. Послѣ взволнованныхъ словъ А.И. (Гучкова – Р.) голосъ Его звучалъ спокойно, просто и точно. Только акцентъ былъ немножко чужой – гвардейскій:
– Я принялъ рѣшеніе отречься отъ престола…

Государь всталъ… Всѣ поднялись… Гучковъ передалъ Государю «набросокъ» (отреченія – Р.). Государь взялъ его и вышелъ.

Черезъ нѣкоторое время Государь вошелъ снова. Онъ протянулъ Гучкову бумагу, сказавъ:
– Вотъ текстъ…
Это были двѣ или три четвертушки – такія, какія, очевидно, употреблялись въ Ставкѣ для телеграфныхъ бланковъ. Но текстъ былъ написанъ на пишущей машинкѣ.

Текстъ былъ написанъ тѣми удивительными словами, которыя теперь всѣ знаютъ…

Какимъ жалкимъ показался мнѣ набросокъ, который мы привезли. Государь принесъ и его и положилъ на столъ. Къ тексту отреченія нечего было прибавить…»
Шульгинъ В.В. «Дни». (Всѣ многоточія – авторскія. Р.)

Ему вторитъ другой свидѣтель:
«Описаніе свиданія Гучкова и Шульгина съ Государемъ 2-го марта, сдѣланное Шульгинымъ, вскорѣ послѣ возвращенія депутатовъ въ Петроградъ, составлено довольно вѣрно».
Ген. Д. Н. ДУБЕНСКИЙ.
«Какъ произошелъ переворотъ въ Россіи».

Третій свидѣтель, полковникъ Мордвиновъ, хотя и отказался, по его же собственнымъ словамъ, участвовать во встрѣчѣ Государя съ думцами, почему-то также взялся горячо увѣрять насъ въ правдивости разсказа Шульгина:
«Разсказъ Шульгина, напечатанный въ газетахъ, который я впослѣдствіи прочелъ, многое возобновилъ въ моей памяти. За небольшими исключеніями (про справку въ основныхъ законахъ Шульгинъ умалчиваетъ) онъ въ общемъ вѣренъ и правдиво рисуетъ картину пріема членовъ думы».
Полкъ. А. А. МОРДВИНОВЪ.
«Послѣдніе дни императора».

Повѣримъ на слово и ему. Самъ виноватъ – за языкъ не тянули.

Подведу итоги. Такимъ образомъ, Государь, согласно показаніямъ трехъ свидѣтелей, ознакомившись съ «наброскомъ» отреченія, любезно подготовленнымъ для Него Гучковымъ и Шульгинымъ, отклонилъ его какъ «жалкій» и, куда-то выйдя, составилъ свой собственный варіантъ. Который напечаталъ собственноручно или надиктовалъ безвѣстной машинисткѣ «тѣми удивительными словами, которыя теперь всѣ знаютъ». Затѣмъ вышелъ и подписалъ. Такъ говорятъ свидѣтели.
 

Теперь посмотримъ документы.

Телеграмма генералъ-адъютанта Алексеева Царю, № 1865, отъ 1 марта 1917 г. По утвержденію совѣтскаго историка Щеголева, доложена Николаю II генераломъ Рузскимъ 1/14 марта во Псковѣ въ 23 часа.

12. Телеграмма генерала Алексеева, посланная въ Псковъ на имя Николая II 1-го марта.

«Его Императорскому Величеству.

Ежеминутно растущая опасность распространенія анархіи по всей странѣ, дальнѣйшаго разложенія арміи и невозможности продолженія войны при создавшейся обстановкѣ настоятельно требуютъ немедленнаго изданія высочайшаго акта, могущаго еще успокоить умы, что возможно только путемъ признанія отвѣтственнаго министерства и порученія составленія его предсѣдателю Государственной Думы.

Поступающія свѣдѣнія даютъ основаніе надѣяться на то, что думскіе дѣятели, руководимые Родзянко, еще могутъ остановить всеобщій развалъ и что работа съ ними можетъ пойти, но утрата всякаго часа уменьшаетъ послѣдніе шансы на сохраненіе и возстановленіе порядка и способствуетъ захвату власти крайними лѣвыми элементами. Ввиду этого усердно умоляю Ваше Императорское Величество соизволить на немедленное опубликованіе изъ ставки нижеслѣдующаго манифеста:

«Объявляемъ всѣмъ вѣрнымъ Нашимъ подданнымъ:

Грозный и жестокій врагъ напрягаетъ послѣднія силы для борьбы съ нашей родиной. Близокъ рѣшительный часъ . Судьбы Россіи, честь геройской нашей арміи, благополучіе народа, всѣ будущее дорогого намъ отечества требуетъ доведенія войны во что бы то ни стало до побѣднаго конца.

Стремясь сильнѣе сплотить всѣ силы народныя для скорѣйшаго достиженія побѣды, Я призналъ необходимость призвать отвѣтственное передъ представителями народа министерство, возложивъ образованіе его на предсѣдателя Государственной Думы Родзянко, изъ лицъ, пользующихся довѣріемъ всей Россіи.

Уповаю, что всѣ вѣрныя сыны Россіи , тѣсно объединившись вокругъ Престола и народнаго представительства, дружно помогутъ доблестной арміи завершить ея великій подвигъ.

Во имя нашей возлюбленной родины призываю всѣхъ русскихъ людей къ исполненію своего святаго долга передъ нею, дабы вновь явить, что Россія столь же несокрушима, какъ и всегда, и что никакія козни враговъ не одолѣютъ ея. Да поможетъ намъ Господь Богъ». 1865. Генералъ-адъютантъ Алексѣевъ. 1 марта 1917 г.»

Сравнимъ текстъ телеграммы Алексеева, доложенной Царю перваго марта, и текстъ «отреченія», самостоятельно придуманный Государемъ второго марта. Совпаденія двухъ текстовъ я выдѣлилъ краснымъ.


Ставка
Начальнику штаба.

Въ дни великой борьбы съ внѣшнимъ врагомъ, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать Россіи новое тяжкое испытаніе. Начавшиеся внутреннія народныя волненія грозятъ бѣдственно отразиться на дальнѣйшемъ вѣдѣніи упорной войны. Судьба Россіи, честь геройской Нашей арміи, благо народа, всѣ будущее дорогого Нашего Отечества требуютъ доведенія войны во что бы то ни стало до побѣднаго конца . Жестокій врагъ напрягаетъ послѣднія силы , и ужѣ близокъ часъ, когда доблестная армія Наша совмѣстно со славными Нашими союзниками сможетъ окончательно сломить врага. Въ эти рѣшительные дни въ жизни Россіи почли Мы долгомъ совѣсти облегчить народу Нашему тѣсное единеніе и сплоченіе всѣхъ силъ народныхъ для скорѣйшаго достиженія побѣды и въ согласіи съ Государственной думою признали Мы за благо отречься отъ престола государства Россійскаго и сложить съ Себя верховную власть. Не желая разстаться съ любимымъ сыномъ Нашимъ, Мы передаемъ наслѣдіе Наше Брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляемъ его на вступленіе на Престолъ Государства Россійскаго. Заповѣдуемъ Брату Нашему править дѣлами государственными въ полномъ и ненарушимомъ единеніи съ представителями народа въ законодательныхъ учрежденіяхъ на тѣхъ началахъ, кои будутъ ими установлены, принеся въ томъ ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываемъ всѣхъ вѣрныхъ сыновъ Отечества къ исполненію своего святаго долга передъ нимъ повиновеніемъ Царю въ тяжелую минуту всенародныхъ испытаній и помочь ему вмѣстѣ съ представителями народа вывести Государство Россійское на путь побѣды, благоденствія и славы. Да поможетъ Господь Богъ Россіи.

Николай




Суммирую полученный результатъ:

 Телеграмма Алексеева № 1865. Текстъ «отреченія» Царя.
 1 марта 1917 года. 2 марта 1917 года. 
1. жестокій врагъ напрягаетъ 1. Жестокій врагъ напрягаетъ 
послѣднія силы послѣднія силы
2. Близокъ рѣшительный часъ. 2. близокъ часъ
3. Судьбы Россіи, честь 3. Судьба Россіи, честь 
геройской нашей арміи, геройской нашей арміи, 
благополучіе народа, всѣ благо народа, всѣ 
будущее дорогого намъ отечества будущее дорогого нашего Отечества 
требуетъ доведенія войны требуютъ доведенія войны 
во что бы то ни стало во что бы то ни стало 
до побѣднаго конца. до побѣднаго конца.
4. сплотить всѣ силы народныя 4. сплоченіе всѣхъ силъ народныхъ 
для скорѣйшаго для скорѣйшаго 
достиженія побѣды достиженія побѣды
5. представителями народа 5. представителями народа
6. вѣрные сыны Россіи 6. вѣрныхъ сыновъ Отечества
 
7. тѣсно объединившись 7. тѣсное единеніе
8. Во имя нашей возлюбленной 8. Во имя горячо любимой 
родины призываю всѣхъ русскихъ Родины призываемъ всѣхъ вѣрныхъ 
людей къ исполненію своего сыновъ Отечества къ исполненію 
святаго долга передъ нею своего святаго долга передъ нимъ
Алексѣевъ Николай
1 марта 1917 года. 2 марта 1917 года.


Представляю, какъ, не найдя собственныхъ словъ для такой незначительной бумаги, - отреченія отъ Престола, - Государь выборочно, но кропотливо, чуть измѣняя чужія буквы, слова и выраженія, тщательно переписываетъ текстъ телеграммы Алексеева. Ахъ да, чуть не забылъ. Перепечатываетъ, конечно. Хотя, можетъ быть, тоже не самъ.

Тщательнѣе надо было заметать слѣды, господа заговорщики. Такія телеграммы сразу жгутъ. А телеграфистовъ вѣшаютъ.

Но кто же тогда составилъ текстъ «отреченія»?


Авторы текста «отреченія».


Кто готовилъ текстъ телеграммы генералъ-адъютанта Алексеева Царю, № 1865, отъ 1 марта 1917 г.? Обратимся къ мемуарамъ очевидцевъ.

«Въ этотъ періодъ времени изъ Могилева отъ Генерала Алексеева былъ полученъ проектъ Манифеста, на случай, если бы Государь принялъ рѣшеніе о своемъ отреченіи, въ пользу Цесаревича Алексія. Проектъ этого Манифеста, насколько я знаю, былъ составленъ Директоромъ Дипломатической Канцеляріи при Верховномъ Главнокомандующемъ Н. А. Базили, по общимъ указаніямъ Генерала Алексеева».

Ю. Н. Даниловъ.
Мои воспоминанія объ Императорѣ Николаѣ II-омъ и Вел. Князѣ Михаилѣ Александровичѣ.

«Составлялся въ Ставкѣ манифестъ, который долженъ былъ быть опубликованъ.
Манифестъ этотъ вырабатывался въ Ставкѣ и авторомъ его являлся церемоніймейстеръ высочайшаго двора директоръ политической канцеляріи при верховномъ главнокомандующемъ Базили, а редактировалъ этотъ актъ генералъ-адъютантъ Алексѣевъ. Когда мы вернулись черезъ день въ Могилевъ, то мнѣ передавали, что Базили, придя въ штабную столовую утромъ 2-го марта, разсказывалъ, что онъ всю ночь не спалъ и работалъ, составляя по порученію генерала Алексеева манифестъ объ отреченіи отъ Престола Императора Николая II. А когда ему замѣтили (Полковникъ Немченко передалъ мнѣ это въ Римѣ 7 мая (н. ст.) 1920 года.), что это слишкомъ серьезный историческій актъ, чтобы его можно было составлять такъ наспѣхъ, то Базили отвѣтилъ, что медлить было нельзя и совѣтоваться было не съ кѣмъ и что ему ночью приходилось нѣсколько разъ ходить изъ своей канцеляріи къ генералу Алексееву, который и установилъ окончательно текстъ манифеста и передалъ его въ Псковъ генералъ-адъютанту Рузскому для представленія Государю Императору».

Ген. Д. Н. ДУБЕНСКИЙ.
Какъ произошелъ переворотъ въ Россіи.

Полк. А. А. Мордвиновъ: «Въ проектѣ манифеста, какимъ-то образомъ предупредительно полученномъ изъ Ставки и составленномъ, какъ я узналъ потомъ, по порученію генерала Алексеева, Лукомскимъ и Базили, потребовались нѣкоторыя измѣненія.
«По полученіи указанной выше телеграммы изъ Штаба Сѣв. фр., — вспоминаетъ подполковникъ Пронинъ, — ген. Лукомский спѣшно пригласилъ г. Базили; спустя нѣкоторое время былъ составленъ и переданъ въ Псковъ проектъ манифеста объ отреченіи Императора отъ Престола въ пользу Сына»

Сергѣй Фоминъ.
Отреченіе.
 

«Очевидно, манифестъ былъ прекрасенъ, если производилъ такое впечатлѣніе на слушателей, но только къ основному его тексту не приложилась рука Монарха.

Текстъ манифеста былъ составленъ въ Ставкѣ, по порученію Алексеева, камергеромъ Базили при непосредственномъ участіи самаго начальника штаба и Лукомского и былъ посланъ Царю въ 7 ч. 40 м. на случай, если Царь «соизволитъ принять рѣшеніе». Исторія нѣсколько подшутила надъ мемуаристомъ, слишкомъ нарочито и неумѣренно выставлявшимъ свои монархическія чувствованія[224]

[224]На генерала Селивачева на фронтѣ манифестъ произвелъ совсѣмъ иное впечатлѣніе. 3 марта онъ записалъ въ дневникъ: «По слогу манифеста совершенно ясно, что онъ продиктованъ Государю отъ перваго до послѣдняго слова». Данныя, нами приведенныя, по существу не оставляютъ мѣста для сомнѣній. Разрѣшить вопросъ ужѣ безоговорочно могло бы только недоступное намъ ознакомленіе съ оригиналомъ».

С. П. Мельгуновъ
Мартовскіе дни 1917 года.

«Генералъ Алексѣевъ поручилъ генералу Лукомскому и церемоніймейстеру Н. А. Базили составить проектъ манифеста объ отреченіи и передалъ его Данилову въ 17 ч. 40 м. при телеграммѣ:

«Сообщаю проектъ выработаннаго манифеста на тотъ случай, если бы Государь Императоръ соизволилъ принять рѣшеніе и одобрить изложенный манифестъ. 2 марта. 1896. Генералъ-адъютантъ Алексѣевъ».
Такова была энергія и предупредительность Ставки въ дѣлѣ отреченія Государя Императора».

А. И. Спиридовичъ
Великая Война и Февральская Революція 1914 -1917 г.г.

«Поздно вечеромъ 1/14 марта генералъ Рузский прислалъ телеграмму, что Государь приказалъ составить проектъ манифеста объ отреченіи отъ престола въ пользу Наслѣдника съ назначеніемъ Великаго Князя Михаила Александровича регентомъ.
Государь приказалъ проектъ составленнаго манифеста передать по прямому проводу генералу Рузскому.
О полученномъ распоряженіи я доложилъ генералу Алексееву, и онъ поручилъ мнѣ, совмѣстно съ начальникомъ дипломатической части въ Ставкѣ г. Базили, срочно составить проектъ манифеста.
Я вызвалъ г-на Базили, и мы съ нимъ, вооружившись Сводомъ Законовъ Россійской Имперіи, приступили къ составленію проекта манифеста. Затѣмъ составленный проектъ былъ доложенъ генералу Алексееву и переданъ по прямому проводу генералу Рузскому».

А. Лукомский. Воспоминанія въ 2 томахъ (изд. "Кирхнеръ". Берлинъ. 1922).

Обобщивъ мемуарныя записи, можно сдѣлать выводъ, что текстъ «отреченія» былъ написанъ генералъ-лейтенантомъ Александромъ Сергѣевичемъ Лукомскимъ и чиновникомъ Министерства иностранныхъ дѣлъ, завѣдующимъ дип. канцеляріей Ставки Николаемъ Александровичемъ Базили, подъ общей редакціей начальника штаба Алексеева.


2. Структура текста «отреченія». Двѣ или три четвертушки.

По словамъ очевидца Шульгина, подлинникъ былъ напечатанъ на машинкѣ: "Это были двѣ или три четвертушки - такія, какія, очевидно, употреблялись въ Ставкѣ для телеграфныхъ бланковъ". Подпись была сдѣлана карандашомъ.

Сообщеніе Шульгина весьма любопытно, но вызываетъ рядъ вопросовъ. Къ примѣру, сразу возникаетъ вопросъ: какъ же подписывалъ Государь этотъ удивительный подлинникъ изъ нѣсколькихъ телеграфныхъ четвертушекъ - каждый листокъ въ отдѣльности, или поставилъ одну общую подпись въ концѣ? Какимъ образомъ размѣстилась информація на этихъ четвертушкахъ? Подлинникъ «отреченія» изъ ГАРФ не даетъ намъ отвѣта на эти вопросы. Вопреки утвержденіямъ Шульгина, Мордвинова и ген. Данилова, онъ не состоитъ изъ телеграфныхъ бланковъ, а перепечатанъ съ нихъ на новый листъ. Сохранился и адресатъ: «Ставка Начальнику Штаба.»

Попробуемъ сами размѣстить текстъ «отреченія» на трехъ шульгинских четвертушкахъ.
Такъ какъ текстъ на подлинникѣ напечатанъ безъ абзацевъ, для начала разобьемъ «отреченіе» на смысловые блоки:

1-я четвертушка: 13 строкъ съ шапкой.

«Ставка. Начальнику штаба.

Въ дни великой борьбы съ внѣшнимъ врагомъ, стремящимся почти три года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать Россіи новое тяжкое испытаніе. Начавшиеся внутреннія народныя волненія грозятъ бѣдственно отразиться на дальнѣйшемъ вѣдѣніи упорной войны. Судьба Россіи, честь геройской нашей арміи, благо народа, всѣ будущее дорогого нашего Отечества требуютъ доведенія войны во что бы то ни стало до побѣднаго конца. Жестокій врагъ напрягаетъ послѣднія силы, и ужѣ близокъ часъ, когда доблестная армія наша совмѣстно со славными нашими союзниками сможетъ окончательно сломить врага».

2-я четвертушка: 13 строкъ.

«Въ эти рѣшительныя дни въ жизни Россіи почли МЫ долгомъ совѣсти облегчить народу НАШЕМУ тѣсное единеніе и сплоченіе всѣхъ силъ народныхъ для скорѣйшаго достиженія побѣды и въ согласіи съ Государственною думою признали МЫ за благо отречься отъ Престола Государства Россійскаго и сложить съ СЕБЯ Верховную власть. Не желая разстаться съ любимымъ Сыномъ НАШИМЪ, МЫ передаемъ наслѣдіе НАШЕ Брату НАШЕМУ Великому Князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляемъ Его на вступленіе на Престолъ Государства Россійскаго. Заповѣдуемъ Брату НАШЕМУ править дѣлами государственными въ полномъ и ненарушимомъ единеніи съ представителями народа въ законодательныхъ учрежденіяхъ на тѣхъ
началахъ, кои будутъ ими установлены, принеся въ томъ ненарушимую присягу».

3-я четвертушка: окончаніе, подписи, 7 строкъ.

«Во имя горячо любимой Родины призываемъ всѣхъ вѣрныхъ сыновъ Отечества къ исполненію своего святаго долга передъ нимъ повиновеніемъ Царю въ тяжелую минуту всенародныхъ испытаній и помочь ему вмѣстѣ съ представителями народа вывести государство Россійское на путь побѣды, благоденствія и славы. Да поможетъ Господь Богъ Россіи».

Въ результатѣ такой разбивки текста можно сдѣлать два вывода.

1. Первая и третья часть однородны по смыслу и составляютъ основу приказа Царя «къ вѣрнымъ сынамъ Отечества повиновенію Государю» въ тяжелую минуту испытаній.

2. Средняя часть «отреченія» заключена въ трехъ предложеніяхъ(!), которыя и являются собственно отреченіемъ. Не вступая въ явное противорѣчіе съ содержаніемъ первой и третьей частей, она, тѣмъ не менѣе, не состоитъ съ ними и въ очевидной смысловой связи.

Вполнѣ возможно, что колебанія Шульгина вокругъ «двухъ или трехъ четвертушекъ» имѣютъ болѣе глубокій смыслъ, чѣмъ принято считать. Согласно общей практикѣ, подпись ставится въ концѣ телеграммы. Не является ли средняя часть «отреченія» позднѣйшимъ вложеніемъ?

Если все происходило именно такъ, какъ описываютъ очевидцы, и Царь подписалъ «отреченіе» въ видѣ телеграммы, состоящей изъ нѣсколькихъ бланковъ, на послѣднемъ листѣ – заговорщики могли удалить одинъ изъ бланковъ или вложить туда новый телеграфный листъ съ измѣненнымъ текстомъ.

Если это предположеніе вѣрно, средняя часть «отреченія» должна безъ остатка умѣститься на стандартномъ телеграфномъ бланкѣ.

Не имѣя подъ рукой подлинниковъ подписанной Государемъ телеграммы, сравнимъ размѣры средней части «отреченія» съ имѣющимися въ нашемъ распоряженіи бланками телеграммъ тѣхъ дней.

 

3. Средняя часть «отреченія». «Ставка Начальнику штаба.»

Возьмемъ стандартный бланкъ телеграммы и посчитаемъ на немъ всѣ знаки, включая пробѣлы, запятые и точки:
Телеграмма М.В. Алексеева императору Николаю II о ходѣ возстанія въ Москвѣ. Получена въ Ставкѣ 1 марта 1917. ГА РФ. Ф.601. Оп.1. Д.2094.



723 знака.


Сравнимъ:
Въ эти рѣшительныя дни въ жизни Россіи,почли МЫ долгомъ совѣсти облегчить народу НАШЕМУ тѣсное единеніе и сплоченіе всѣхъ силъ народныхъ для скорѣйшаго достиженія побѣды и,въ согласіи съ Государственною Думою,признали МЫ за благо отречься отъ престола государства Россійскаго и сложить съ СЕБЯ верховную власть. Не желая разстаться съ любимымъ Сыномъ НАШИМЪ,МЫ передаемъ наслѣдіе НАШЕ брату НАШЕМУ великому князю МИХАИЛУ АЛЕКСАНДРОВИЧУ и благословляемъ Его на вступленіе на Престолъ Государства Россійскаго. Заповѣдуемъ Брату НАШЕМУ править дѣлами государственными въ полномъ и ненарушимомъ единеніи съ представителями народа въ законодательныхъ учрежденіяхъ на тѣхъ началахъ,кои будутъ ими установлены,принеся въ томъ ненарушимую присягу.
.....
728 знаковъ.

Мы получили абсолютное совпаденіе по количеству знаковъ. Такимъ образомъ, всѣ наши предположенія имѣютъ жесткое обоснованіе. Какъ видимъ, средняя часть «отреченія» имѣетъ точный размѣръ телеграфнаго бланка, или описанной выше «четвертушки». Спасибо Шульгину за подсказку. Оставилъ ли онъ намъ эту вѣху, знакъ, случайно, или въ неуемной болтливости своей рѣшилъ напомнить заговорщикамъ ставки и Свиты о яркомъ эпизодѣ осуществленнаго ими переворота, сейчасъ ужѣ неважно.

Важно другое.

Если убрать три предложенія, въ которыхъ заключается «отреченіе»(!!!), все встаетъ на свои мѣста.
Значитъ, заговорщиками разсматривался варіантъ вложенія – замѣны или «вброса» - лишней «четвертушки» въ призывъ Царя «къ вѣрнымъ сынамъ Отечества повиновенію Государю», то ѣсть обычный подлогъ, съ послѣдующей нейтрализаціей Николая II.
Затѣмъ для простоты дѣла былъ использованъ обобщенный варіантъ «трехъ четвертушекъ», къ которому узурпаторамъ вмѣсто словъ: «Ставка Начальнику штаба.» поневолѣ пришлось прилѣпить шапку: «Манифестъ. Мы, Божіей Милостью Николай Вторый...», какъ это дѣйствительно было принято въ Императорскихъ манифестахъ.
Въ такомъ случаѣ неясно, какимъ образомъ подписи Государя оказались на общемъ листѣ, если сами заговорщики увѣряютъ, будто Николай II подписывалъ «отреченіе», напечатанное на телеграфныхъ бланкахъ. Тѣмъ любопытнѣе будетъ тщательно изучить эти подписи. Посмотримъ на нихъ внимательно.

 

4. Подписи Николая II.

Вотъ подписи, которыя стоятъ подъ «отреченіями».

Первый экз. отреченія. 15 часовъ 00 мин. 2 марта 1917 года.



Второй экз. отреченія. 15 часовъ 05 мин. 2 марта 1917 года.



Попробуемъ наложить ихъ другъ на друга.



При наложеніи подписей проявилась весьма характерная особенность - два автографа съ двухъ разныхъ листовъ «отреченія» абсолютно идентичны.
Этому могутъ быть слѣдующія объясненія. Можно предположить, что Государь за годы правленія либо выработалъ исключительно устойчивую подпись съ уникально похожими росчерками, либо подписи нанесены кѣмъ-то другимъ подъ копирку, или же черезъ стекло. Какъ говорилось ранѣе, «подписи Государя» были сдѣланы карандашомъ. Этотъ фактъ въ контекстѣ сказаннаго объясняетъ многое и не вызываетъ ужѣ того удивленія, которое испытываютъ изслѣдователи, разглядывая единственную за всю исторію карандашную подпись Царя на государственномъ документѣ.

Чтобы провѣрить обѣ версіи нанесенія подписей, обратимся къ другимъ извѣстнымъ подписямъ Государя, принадлежность которыхъ рукѣ Монарха не вызываетъ сомнѣній.


5. Подписи Царя: окончаніе.

Для идентификаціи подписей Царя воспользуемся двумя доступными намъ документами съ извѣстной датировкой.

Это:
1. «Приказъ Николая II по арміи и флоту о принятіи на Себя обязанностей Главнокомандующаго» отъ 23 августа 1915 года и
2. Автографъ Николая II отъ 9 февраля 1916 года.




Подпись съ «Приказа Николая II по арміи и флоту о принятіи на Себя обязанностей Главнокомандующаго» отъ 23 августа 1915 года выглядитъ такъ:



Автографъ Николая II отъ 9 февраля 1916 года.



Попробуемъ ихъ совмѣстить.



При сравненіи подписей мы видимъ, что, за исключеніемъ росчерковъ, въ цѣломъ они совпадаютъ. Однако объ уникальной устойчивости росчерковъ говорить не приходится.
Остается провѣрить, соотвѣтствуютъ ли подписи на «отреченіяхъ» настоящимъ подписямъ Царя.
Настоящая подпись Царя съ «Приказа по арміи...» наложена на настоящую подпись Царя съ Автографа и на двѣ подписи съ «отреченій». Судите сами.

6. Третій подлинникъ «отреченія».

Сколько намъ твердили, что «отреченіе» подписано въ ДВУХЪ экземплярахъ! Сколько лжецовъ-очевидцевъ написало свои мемуары, объясняя, почему взялось именно такое количество «отреченій»!
Третій подлинный экземпляръ «отреченія», по времени опубликованный ранѣе первыхъ двухъ, выглядитъ такъ:




Факсимиле этого «отреченія» напечатано въ 1919 году въ Нью-Йорке г-номъ Ломоносовымъ, помощникомъ Бубликова, въ книгѣ воспоминаній «Мемуары о русской революціи», на 54-ой страницѣ.

Убѣдиться въ томъ, что это именно третій экземпляръ, а не копія съ первыхъ двухъ, легко, сравнивъ «подписи Государя». Видно даже на глазъ - они разныя. Послѣдняя имѣетъ ярко выраженныя отличія отъ первыхъ двухъ. Смотрите:




Достаточно сравнить вторую букву «и» и предпослѣднюю «а».
Итакъ, появился третій, совершенно никому неизвѣстный подлинникъ. Объяснить его появленіе въ рамкахъ официальной версіи отреченія абсолютно невозможно.

И съ этимъ ничего ужѣ подѣлать нельзя.

По «Мемуарамъ» Ломоносова, судьба перваго, «гучковско-шульгинского» экземпляра «отреченія», доставленнаго въ Петроградъ, складывалась слѣдующимъ образомъ. Гучковъ и Шульгинъ привозятъ его на Варшавскій вокзалъ, гдѣ, по неяснымъ причинамъ, онъ оказывается въ рукахъ нѣкоего Лебедева. Тотъ пѣшкомъ несетъ его куда-то по Измайловскому проспекту. Навстрѣчу ему на машинѣ движется Ломоносовъ съ водителемъ, вѣроятно, Иваномъ Роговскимъ. Практически случайно Ломоносовъ замѣчаетъ Лебедева среди толпы людей. Черезъ нѣкоторое время Лебедевъ садится въ машину и передаетъ Ломоносову актъ «отреченія», который тотъ прячетъ въ лѣвый боковой карманъ тужурки (гдѣ, отмѣчу, такимъ бумагамъ самое мѣсто). Привезя «отреченіе» не въ Думу, а въ министерство путей сообщенія, Ломоносовъ не машетъ имъ принародно на людяхъ, а скромно показываетъ всего двумъ посвященнымъ: Бубликову и Добровольскому - и опять суетъ «отреченіе» въ боковой карманъ.

Тайкомъ, чтобы никто ничего не зналъ, составляется Комитетъ спасенія «пропавшей грамоты» (куда пропавшей? – Р.) изъ четырехъ: Лебедева, Ломоносова, Бубликова и Добровольского. Затѣмъ съ бумаги снимаютъ рукописную копію: Лебедевъ диктуетъ, Ломоносовъ пишетъ. Когда копія была готова, ея своими честными именами завѣрили всѣ четверо, а «подлинникъ спрятали среди старыхъ запыленныхъ номеровъ официальныхъ газетъ, сложенныхъ на этажеркѣ въ секретарской», гдѣ онъ и находился какое-то время. О дальнѣйшей судьбѣ этой бумаги отважный спаситель «грамоты» намъ не повѣдалъ.

Такимъ образомъ, исходя изъ «Мемуаровъ» Ломоносова, ясно, что послѣдній имѣлъ прямое отношеніе къ описанному экземпляру «отреченія». Ломоносовъ стыдливо умалчиваетъ, откуда взялось факсимиле «отреченія» въ его «Мемуарахъ», вѣдь рѣчи о снятіи факсимильныхъ копій въ его книгѣ нѣтъ. Не исключено, что онъ сумѣлъ вывезти «подлинникъ отреченія» за границу, гдѣ этотъ листокъ можетъ находиться до сихъ поръ.

7. Подпись Фредерикса.

«Всѣ присутствовавшіе, за исключеніемъ
престарѣлаго гр. Фредерикса, разсказали
обстановку, въ которой произошло
формальное отреченіе отъ престола
царствовавшаго Монарха».

С. П. Мельгуновъ
Мартовскіе дни 1917 года.




«Оглашается документъ-записка,
на которой рукою Фредерикса
помѣчено: получено отъ Сухомлинова
17 февраля 16 г.


Фредериксъ: …Я вамъ могу сказать,
что по сходству оно похоже на мой
почеркъ. Но чтобы я такую вещь написалъ,
я могу поклясться, что я бы не сдѣлалъ.
Я бы поклялся, что я этого не писалъ,
но я не могу поклясться.
Слѣдователь: Это только похоже
на вашъ почеркъ или это вашъ почеркъ?
Фредериксъ: Я говорю: похоже, что не я
писалъ. Я готовъ поклясться, что не писалъ.
Слѣдователь: Вы готовы поклясться, что не писали?
Фредериксъ: А сходство ѣсть безусловное».


Допросъ Фредерикса 2 іюня 1917 г.
С. П. Мельгуновъ.
Судьба Императора Николая II послѣ отреченія.



Заканчивая разборъ внѣшняго вида «отреченій», необходимо остановиться на послѣдней подписи въ этихъ документахъ - завѣряющей (контрассигнирующей) подписи Фредерикса. Надпись гласитъ:
«Министръ Императорскаго Двора
Генералъ Адъютантъ Графъ Фредериксъ»
Меня удивила похожесть контрассигнирующихъ надписей графа Фредерикса на всѣхъ трехъ «отреченіяхъ», и я сдѣлалъ наложеніе трехъ надписей другъ на друга. Причемъ накладывалъ не слово на слово, а наложилъ ВСЮ НАДПИСЬ ЦѢЛИКОМЪ, ВСѢ СЕМЬ СЛОВЪ СРАЗУ, въ двѣ строки, съ пробѣлами, промежутками и росчерками. Три автографа на трехъ разныхъ документахъ совпали до буквы.

Судите сами.


Нѣтъ разницы даже не между буквами, а МЕЖДУ РАСПОЛОЖЕНІЕМЪ ВСѢХЪ СЕМИ СЛОВЪ ВО ВСѢХЪ ТРЕХЪ ДОКУМЕНТАХЪ. Безъ копированія на стеклѣ добиться такого эффекта нельзя.

Характерно, что на всѣхъ трехъ документахъ въ словахъ: «15 часъ.» - цифры «5» разныя. Они дѣйствительно были проставлены отдѣльно. То ѣсть это дѣйствительно разныя бумаги.

Зигзаги, соединяющія красныя слова, я сдѣлалъ и оставилъ спеціально: съ ихъ помощью накладывалъ текстъ не по словамъ, а цѣликомъ.

Абсолютное совпаденіе въ написаніи отъ руки семи словъ въ трехъ документахъ – невозможно.

Вотъ что по этому поводу лжетъ очевидецъ:
«Эти манифесты были, наконецъ, около часу ночи переписаны, какъ ихъ отъ Государя принесли въ купѣ къ графу Фредериксу и съ какимъ отчаяніемъ бѣдный старикъ, справляясь съ трудомъ, дрожащей рукою ихъ очень долго подписывалъ».
Полкъ. А. А. Мордвиновъ.
Отреченіе Николая II. С. 119.

Сравнимъ съ описаніемъ документа «отреченія», сдѣланнымъ спеціалистами ГА РФ: «въ лѣвомъ нижнемъ углу черными чернилами поверхъ карандаша заверительная надпись рукой В.Б. Фредерикса: министръ императорскаго двора генералъ адъютантъ графъ Фредериксъ».

«Черными чернилами поверхъ карандаша»… Да-да, именно такъ я и представлялъ себѣ всегда завѣреніе Царскихъ документовъ. Бѣдный старикъ Фредериксъ съ отчаяніемъ завѣряетъ три «отреченія» карандашомъ, а затѣмъ съ ужасомъ, судя по всему, понявъ, что натворилъ, дрожащею рукой обводитъ заверительныя подписи ручкой.

Ну ладно. Хватитъ шутить. Слишкомъ долго шутили надъ нами.

Итакъ, три подписи Фредерикса – это копіи одной и той же подписи, сдѣланныя съ какого-то четвертаго документа. Что это за документъ, гдѣ онъ сейчасъ находится и живъ ли онъ вообще – еще предстоитъ узнать. Все это – мелочи и техническія детали.

Главное заключается въ томъ, что заверительныя подписи Фредерикса на «отреченіяхъ» - дешево поддѣланныя копіи. Это доказано.

Вотъ и все, друзья мои. Ихъ игра кончилась.
___________________________________________________________
 

Выводы.

1. Текстъ отреченія составилъ не Государь. Черновикъ отреченія былъ написанъ и отправленъ во Псковъ изъ Ставки 1 марта въ видѣ телеграммы Алексеева, Лукомского и Базили, а затѣмъ кѣмъ-то доработанъ до знакомаго намъ сочетанія словъ.

2. Текстъ отреченія не былъ написанъ Государемъ отъ руки. Всѣ извѣстные экземпляры отреченія напечатаны на машинкѣ.
Объ этомъ говорятъ Шульгинъ, Мордвиновъ и генъ. Даниловъ. Начальникъ походной канцеляріи генъ. Нарышкинъ въ «протоколѣ отреченія» пишетъ болѣе лукаво: Государь приказалъ «его переписать», что, однако, также свидѣтельствуетъ, что текстъ отреченія не былъ записанъ Государемъ лично.

3. Три очевидца, Мордвиновъ, Шульгинъ и Даниловъ, прямо указываютъ, что текстъ былъ напечатанъ на телеграфныхъ бланкахъ, несмотря на то, что военно-походная канцелярія Государя хранила любые бланки, включая, разумѣется, бланки Царскихъ Манифестовъ. При этомъ Даниловъ пишетъ о ДВУХЪ телеграфныхъ бланкахъ, а Шульгинъ – о трехъ.

4. Изъ текста отреченія видно, что составленъ онъ особымъ образомъ: по смыслу и количеству строкъ раздѣленъ на три абзаца, или «три четвертушки», описанныя Шульгинымъ. Средняя часть «отреченія» по количеству знаковъ абсолютно совпадаетъ съ размѣромъ телеграфнаго бланка. Значитъ, заговорщики предусматривали варіантъ подлога: «вброса» или замѣны средней четвертушки въ подписанную Государемъ телеграмму, съ послѣдующей нейтрализаціей Государя Николая II.

5. Подписи на хранящихся въ ГА РФ отреченіяхъ (или отреченіи?) Государя отъ Престола, а также ихъ факсимиле въ извѣстныхъ намъ большевицкихъ изданіяхъ поддѣланы.

6. Согласно описанію документа отреченія Государственнымъ Архивомъ РФ, завѣряющая (контрассигнирующая) надпись Министра Императорскаго Двора графа Фредерикса на отреченіи также сдѣлана карандашомъ, а затѣмъ обведена ручкой. Сама оригинальная подпись Фредерикса на документѣ ГА РФ отсутствуетъ.

Итоги:
Самодержецъ ВсеРоссийский Государь Императоръ Николай II никогда не составлялъ отреченіе, не писалъ его отъ руки и не подписывалъ.
Документъ также не былъ завѣренъ Фредериксомъ.

Такимъ образомъ, Государь не имѣетъ никакого отношенія къ собственному отреченію.


Андрей Разумовъ.

Использованныя ссылки:

http://www.archive.org/details/memoirsofrussian00lomorich
http://photofile.ru/photo/rasumov_ab/2441574/76617337.jpg
http://www.rusarchives.ru/evants/exhibitions/1917-myths-kat.shtml
http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/03_17.htm

Факсимиле «отреченій»:
Экземпляръ Ломоносова. Нью-Йоркъ, 1919 годъ.
http://www.archive.org/details/memoirsofrussian00lomorich
http://photofile.ru/photo/rasumov_ab/2441574/76617337.jpg

Экземпляръ Щеголева. Ленинградъ, 1927 годъ.
http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/nik2.gif
http://publ.lib.ru/ARCHIVES/SCH/SCHEGOLEV_Pavel_Eliseevich/_Schegolev_P._E..html#01

Экземпляръ ГА РФ. Москва, 2007 годъ.
http://www.rusarchives.ru/evants/exhibitions/1917-myths-kat/34.shtml

http://www.golubinski.ru/history/otrechenie.htm

 

 

 

 

 

 




Рейтинг@Mail.ru