ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   29 АПРѢЛЯ (16 АПРѢЛЯ по ст.ст.) 2017 года




 

Ещё одна  фальшивка Февраля

 

По точному замѣчанію извѣстнаго эмигрантскаго публициста Ивана Солоневича Февральская  революція 1917 года явилась одной сплошной великой фальшивкой. Въ этой революціи фальшиво и поддѣльно все, начиная отъ ея якобы безкровнаго характера и будто бы вызваннаго ею всенароднаго энтузіазма и кончая ея оффицiальными документами, состряпанными творцами революціи для прикрытія совершеннаго преступленія и оболваниванія довѣрившихся имъ «народныхъ массъ». Нынѣ пришло время  разоблачить очередную февральскую фальшивку — такъ называемый «прощальный приказъ по Арміи» Государя Императора  Николая II съ призывомъ повиноваться Временному Правительству.

Оффиціальная или «каноническая» версія происхожденія этого «Приказа» такова.

Сразу послѣ своего сверженія съ Престола, послѣдовавшаго въ ночь со съ 2 на 3 марта 1917 года, Государь Императоръ Николай II направился поѣздомъ въ Могилевъ, въ свою бывшую Ставку, подъ надзоръ одного изъ главныхъ заговорщиковъ — Начальника Штаба Ставки генералъ-адъютанта М.В. Алексѣева. Въ Могилевѣ Государь пробылъ четыре съ половиной дня, въ теченіе которыхъ Временное правительство рѣшало, что дѣлать съ «бывшимъ царемъ», пока, наконецъ, не постановило на своемъ засѣданіи 7 марта «признать отрекшагося императора Николая II и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшагося императора въ Царское Село». Въ этотъ же день состоялось весьма трогательное прощаніе Государя съ чинами Ставки, послѣ котораго Государь въ порывѣ охватившихъ его сложныхъ чувствъ составилъ упомянутый «Приказъ» и передалъ его ген. Алексѣеву. Послѣдній разослалъ его войскамъ, однако узнавшій объ этомъ военный министръ Временнаго правительства Гучковъ срочно отмѣнилъ это распоряженіе, въ результатѣ чего текстъ «Приказа» дошелъ лишь до штабовъ армій и въ войскахъ остался фактически неизвѣстнымъ.

Мотивы такого рѣшенія Гучкова указываютъ разные. Въ основномъ его поступокъ объясняютъ тѣмъ, что военный министръ «временныхъ» будто бы сильно опасался того, какъ бы текстъ «Приказа» не вызвалъ волненія въ войскахъ и соотвѣтствующаго движенія въ поддержку  низложеннаго Императора.

Такова «каноническая» версія.

Разсмотримъ ее повнимательнѣе.

Уже то странно въ этой версіи, что Государь Императоръ, и формально и фактически лишенный не только Верховнаго Главнокомандованія, но и вообще Верховной Власти, пытается обращаться къ Арміи съ какими-то приказами, а ген. Алексѣевъ услужливо передаетъ эти приказы въ войска.  Раньше, во время псковскаго заточенія Царя, ген. Алексѣевъ такой услужливости не проявлялъ. Напротивъ, онъ дѣлалъ всё возможное, чтобы прервать связь Государя съ дѣйствующей Арміей и обезпечить тѣмъ самымъ лояльность фронта перевороту. Да и во время послѣдняго пребыванія Государя въ Могилевѣ ген. Алексѣевъ постоянно препятствовалъ свергнутому Императору общаться съ внѣшнимъ міромъ. Хорошо извѣстенъ эпизодъ, происшедшій 3-го марта, когда Алексѣевъ утаилъ и не отправилъ телеграмму Государя, отмѣнявшую «отреченіе» въ пользу своего Брата и передававшую Престолъ Наслѣднику Алексѣю Николаевичу.

Такъ что лояльность ген. Алексѣева въ случаѣ съ «Приказомъ» болѣе чѣмъ странная.

Ещё менѣе понятно, чего испугался Гучковъ. Арестъ Царя, задуманный Временнымъ правительствомъ, долженъ былъ по логикѣ вещей вызвать гораздо большее возмущеніе въ Арміи, чѣмъ «Приказъ», но послѣдствій ареста Государя Гучковъ почему-то не опасался, а послѣдствій разсылки «Приказа» якобы испугался.  Да и что было такого страшнаго въ «Приказѣ», что могло бы взволновать такого прожженнаго негодяя и интригана, какъ Гучковъ? Взглянемъ на текстъ «Приказа», который приводится практически во всѣхъ книжкахъ и воспоминаніяхъ, посвященныхъ Февральской революціи и сверженію монархіи въ Россіи:

Какъ видимъ, абсолютно ничего враждебнаго къ Временному правительству въ текстѣ «Приказа» нѣтъ.  Напротивъ, тутъ и признаніе законности «отреченія» и перехода всей власти къ Временному правительству, и призывъ повиноваться этому правительству, и пожеланіе ему всяческихъ успѣховъ, и указаніе на необходимость продолжать войну до побѣднаго конца вмѣстѣ съ союзниками. Все полностью въ руслѣ февральской идеологіи. Не случайно всѣ послѣдующія поколѣнія февралистовъ именно этотъ прощальный «Приказъ» любили использовать для оправданія своей измѣны Царю: дескать, мы бы рады были выступить на защиту Царя, но разъ онъ самъ въ своемъ приказѣ по Арміи призвалъ повиноваться Временному правительству, то мы и повиновались.

Такъ чего же перепугался февралистъ Гучковъ?

Ларчикъ, какъ всегда, открывается просто. Прощальный «Приказъ» Государя по Арміи такая же фальшивка, какъ и «Манифестъ» объ «отреченіи», но подготовленная на этотъ разъ Алексѣевымъ безъ всякаго согласованія съ Гучковымъ, чего послѣдній допустить никакъ не могъ, почему и наложилъ на распространеніе этой фальшивки свой начальственный запретъ.

«Приказъ» сочиненъ штабными дѣльцами Ставки путемъ «творческаго» редактированія неоконченнаго обращенія Государя къ войскамъ, написаннаго имъ собственноручно, а затѣмъ изъятаго Алексеевымъ.  Подлинникъ черновика, который былъ использованъ мошенниками изъ Ставки въ качествѣ заготовки для сочиненія «Приказа», находится въ Государственномъ архивѣ Россійской Федераціи (ГАРФ) въ фондѣ 601 («Николай II»), опись 1-я, дѣло 2415-ое. Онъ былъ обнаруженъ совершенно случайно изслѣдователемъ М.А. Бабкинымъ, а совсѣмъ недавно намъ удалось получить съ него копію, хотя и на самаго лучшаго качества. Любой желающій можетъ ознакомиться съ этимъ документомъ въ ГАРФ, т.к. фондъ 601 находится въ открытомъ доступѣ.

Вотъ текстъ черновика, написанный рукой Государя:

 

 

Перепечатаемъ написанное для удобства чтенія.

Вверху текста надпись рукой какого-то штабиста: «Подшить къ дѣламъ Штаба В. Гл-щаго». Затѣмъ почеркомъ Государя Николая II написано слѣдующее:

 

«Въ послѣдній разъ обращаюсь къ вамъ, горячо любимыя войска.

Въ продолженіи двухъ съ половиною лѣтъ несете вы ежечасно тяжелую боевую службу.

___________________

 

Къ вамъ, горячо любимыя мною войска, обращаюсь съ настоятельнымъ призывомъ отстоять нашу родную землю отъ злого противника. Россія связана со своими доблестными союзниками однимъ общимъ стремленіемъ къ побѣдѣ.

Нынѣшняя небывалая война должна быть доведена до полнаго пораженія враговъ. Кто думаетъ теперь о мирѣ и желаетъ его тотъ измѣнникъ своего Отечества, предатель его. Знаю, что каждый честный воинъ такъ понимаетъ и такъ мыслитъ. Исполняйте вашъ долгъ, какъ до сихъ поръ. Защищайте нашу великую Россію изъ всѣхъ силъ. Слушайте вашихъ начальниковъ. Всякое ослабленіе порядка (дисциплины) службы только на руку врагу.

Твердо вѣрю, что не угасла  въ вашихъ сердцахъ безпредѣльная любовь къ нашей Родинѣ. Да благословитъ васъ Господь Богъ на дальнѣйшіе подвиги, и да ведетъ васъ отъ побѣды къ побѣдѣ Свъ. Великомуч. и Побѣдоносецъ Георгій».

 

По всему видно, что составленіе даннаго текста далось Государю нелегко: написавъ пять строкъ, онъ бросилъ письмо, затѣмъ вновь взялся за перо и началъ слѣдующую фразу в сущности тѣми же словами, что и первое предложеніе. Почти всѣ фразы въ запискѣ короткія. Все это свидѣтельствуетъ о сильномъ душевномъ волненіи писавшаго. Но вполнѣ возможно и то, что передъ нами два варіанта одного и того же обращенія, и текстъ подъ чертой написанъ значительно позднѣе. Въ этомъ случаѣ важно отмѣтить, что во второмъ варіантѣ уже нѣтъ фразы о томъ, что Государь обращается къ войскамъ «въ послѣдній разъ». Второй варіантъ могъ быть написанъ послѣ прощанія Государя съ чинами Ставки, во время котораго многіе изъ присутствующихъ просили Царя не уходить. У Государя появилась надежда, что онъ не одинокъ, и въ Арміи у него есть поддержка, почему онъ вновь взялся за составленіе обращенія къ войскамъ.
Но всё это только догадки и предположенія. Записка, очевидно, не окончена, т.к. подъ ней нѣтъ подписи. Неизвѣстно, что ещё хотѣлъ сказать Государь своимъ войскамъ, возможно хотѣлъ какъ-то призвать ихъ на свою защиту, но не нашелъ подходящихъ словъ.

Къ черновику въ архивномъ дѣлѣ приложена слѣдующая записка на штабномъ бланкѣ:

 

Дежурному генералу

при Верховномъ Главнокомандующемъ

 

По приказанію Начальника Штаба Верховнаго Главнокомандующаго препровождаю при семъ собственноручную записку отрекшагося отъ престола Императора Николая II Александровича, каковую записку Начальникъ Штаба приказалъ подшить къ дѣламъ Штаба Верховнаго Главнокомандующаго для храненія какъ историческій документъ.

 

Генералъ-лейтенантъ Лукомскiй

Генеральнаго Штаба полковникъ Барановскiй

 

Итакъ, что имѣемъ въ итогѣ? Имѣемъ неоконченный Государемъ черновикъ, который сами чины Ставки именуютъ простой «запиской отрекшагося отъ престола Императора», мѣсто которой — въ штабныхъ дѣлахъ. Это не «Приказъ» и не «Обращеніе», съ которыми заговорщики изъ Штаба никогда бы не позволили Государю обратиться къ вѣрнымъ войскамъ. Не для того, въ концѣ концовъ, они его свергали.

Но самое интересное начинается при попыткѣ сопоставить текстъ «записки» съ текстомъ «Приказа», который ген. Алексѣевъ, внезапно исполнившійся вѣрноподданническаго чувства, разослалъ фронтамъ для передачи въ войска (одновременно не забывъ извѣстить Государя объ арестѣ).  Для удобства сопоставленія сведемъ оба текста въ таблицу:

 

Текстъ архивнаго документа

Повсемѣстно распространенный текстъ

Въ послѣдній разъ обращаюсь къ вамъ, горячо любимыя войска

Въ послѣдній разъ обращаюсь къ вамъ, горячо любимые мною войска

(Пусто)

Послѣ отреченія Моего за Себя и за Сына Моего отъ престола Россійскаго, власть передана Временному Правительству почину по почину Государственной Думы возникшему. Да поможетъ ему Богъ вести Россію по пути славы и благоденствия

Въ продолженіе двухъ съ половиной лѣтъ несёте вы ежечасно тяжёлую боевую службу. Къ вамъ, горячо любимыя мною войска, обращаюсь съ настоятельнымъ призывомъ отстоять нашу родную землю отъ злого противника. Россія связана со своими доблестными союзниками однимъ общимъ стремленіемъ къ побѣдѣ.

 

Да поможетъ Богъ и вамъ, доблестныя войска, отстоять нашу Родину отъ злого врага.

Въ продолженіе двухъ съ половиной лѣтъ вы несли ежечасно тяжелую боевую службу, много пролито крови, много сдѣлано усилій, и близокъ часъ, когда Россія, связанная со своими доблестными союзниками однимъ общимъ стремленіемъ къ побѣдѣ, сломитъ послѣднее усиліе противника.

Нынѣшняя небывалая война должна быть доведена до полнаго пораженія враговъ.

Эта небывалая война должна быть доведена до полной   побѣды.

Кто думаетъ теперь о мирѣ и желаетъ его — тотъ измѣнникъ своего Отечества, предатель его. Знаю, что каждый честный воинъ такъ понимаетъ и такъ мыслитъ.

Кто думаетъ теперь о мирѣ, кто желаетъ его — тотъ измѣнникъ Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воинъ такъ мыслитъ.

Исполняйте вашъ долгъ, какъ до сихъ поръ. Защищайте нашу великую Россію изъ всѣхъ силъ. Слушайте вашихъ начальниковъ. Всякое ослабленіе порядка (дисциплины) службы только на руку врагу.

Исполняйте же вашъ долгъ, защищайте доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь вашихъ начальниковъ, помните, что всякое ослабленіе порядка службы только на руку врагамъ.

 

Твёрдо вѣрю, что не угасла въ вашихъ сердцахъ безпредѣльная любовь къ нашей Родинѣ. Да благословитъ васъ Господь Богъ на дальнѣйшіе подвиги, и да ведётъ васъ отъ побѣды къ побѣдѣ Св. Великомуч. и Побѣдоносецъ Георгій.

 

Твердо вѣрю, что не угасла въ вашихъ сердцахъ безпредѣльная любовь къ нашей Великой Родинѣ. Да благословитъ васъ Господь Богъ и да ведетъ васъ къ побѣдѣ Святой Великомученикъ и  Побѣдоносецъ Георгiй.

 

Различія бросаются въ глаза сразу. Помимо чисто редакціонныхъ «улучшеній» (удаленіе и добавленіе отдѣльныхъ словъ) главными дополненіями въ «Приказѣ» являются новый абзацъ о передачѣ власти Временному правительству и Божьей помощи этому правительству, а также призывъ ему повиноваться, которые отсутствуютъ въ исходномъ текстѣ. Всё это привнесено въ текстъ мошенниками изъ Штаба. Причемъ орудовали въ данномъ случаѣ, скорѣе всего, тѣ же лица, которые сочиняли и проектъ «Манифеста», переданный затѣмъ въ Псковъ. На это указываетъ фраза «близокъ часъ, когда Россія … сломитъ послѣднее усиліе противника». Она фактически позаимствована изъ «Манифеста», гдѣ звучитъ такъ: «близокъ часъ, когда доблестная армія наша … сможетъ окончательно сломить врага». Въ исходномъ текстѣ Государя такой фразы нѣтъ.

Такимъ образомъ, вырисовывается слѣдующая картина. Завладѣвъ неоконченнымъ  черновикомъ Государя съ обращеніемъ къ войскамъ, ген. Алексѣевъ и его окруженіе рѣшили использовать его какъ заготовку для сочиненія прощальнаго «Приказа», призывающаго отъ имени Государя повиноваться Временному правительству какъ законной государственной власти. Вызвавъ умѣльцевъ изъ штабной канцеляріи, сочинявшихъ ранѣе «Манифестъ», заговорщики попросили ихъ изготовить  поддѣльный «Приказъ», что послѣдними и было исполнено.  Поддѣлка показалась Алексѣеву настолько удачной и соотвѣтствующей «политическому моменту», что онъ рѣшилъ, не спрашивая согласія «старшихъ товарищей» изъ Временнаго правительства, немедленно разослать «Приказъ» въ войска, однако масонъ Гучковъ осадилъ не въ мѣру разошедшихся младшихъ «братьевъ» и эту разсылку отмѣнилъ. Однако поддѣлка всё равно пошла гулять по бѣлому свѣту, проникла практически во всѣ историческія и даже художественныя произведенія и до сихъ поръ вводитъ въ заблужденіе многихъ людей, продолжающихъ искренне вѣрить, будто свергнутый съ Престола Государь Императоръ Николай II полностью призналъ государственный переворотъ и даже въ прощальномъ «Приказѣ» по Арміи спеціально просилъ войска подчиниться самозванцамъ.

Въ дѣйствительности ничего подобнаго не было никогда. Царь-Мученикъ Николай II никогда не отрекался отъ Престола, а былъ съ него свергнутъ, и никогда не призывалъ подчиняться самозваному Временному правительству ни устно, ни письменно, ни печатно. Всѣ документы такого рода, вышедшіе за подписью Государя, являются самыми обыкновенными фальшивками, изготовленными нечистыми на руку «борцами за свободу» и измѣнниками Родины.

 

А. Кузнецовъ,

г. Москва.

8/21 iюня 2012 года

 


Рейтинг@Mail.ru