ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   1 МАЯ (18 АПРѢЛЯ по ст.ст.) 2017 года




Обстоятельства, сопровождающие эти громкие террористические акты, не оставляют сомнения в том, что здесь не обошлось без участ

 

  Одинъ изъ послѣднихъ призывовъ къ покаянію.

 

Пятилѣтнее правленіе президента Путина ознаменовалось безпрецедентнымъ количествомъ террористическихъ актовъ, совершенныхъ на территоріи подвластной ему «Россійской Федераціи» (РФ)[1].

Этотъ всплескъ терроризма выглядитъ тѣмъ болѣе угрожающимъ, что возвышеніе Путина началось какъ разъ на волнѣ борьбы съ терроризмомъ послѣ вторженія чеченскихъ отрядовъ въ Дагестанъ и взрывовъ жилыхъ домовъ въ сентябрѣ 1999 г, при которыхъ погибло 290 человѣкъ, а ещё около четырехсотъ получили раненія. Идя къ высшей власти, Путинъ обѣщалъ искоренить терроризмъ, «мочить террористовъ въ сортирѣ», «раздавить гадину» и, во всякомъ случаѣ, не допускать такихъ дѣлъ, какъ налетъ Басаева на г. Святой Крестъ (Будденовскъ), при которомъ было убито 130 человѣкъ, или рейдъ Радуева на Кизляръ и обратно, закончившійся гибелью не менѣе сотни человѣкъ, не считая военнослужащихъ.

 Однако за все время правленія Путина террористическіе акты продолжали совершаться одинъ за другимъ, такъ что общее число жертвъ за послѣднія пять лѣтъ превысило по оффицiальнымъ даннымъ 2000 человѣкъ. При этомъ интенсивность террора изъ года въ годъ нарастала, и если въ 2000 году его жертвами стали около 70 человѣкъ, то только за 9 мѣсяцевъ текущаго 2004 года погибло болѣе 800 человѣкъ. Вмѣсто обѣщанной побѣды надъ «бандитами» итогомъ пятилѣтней борьбы съ терроризмомъ стала катастрофа въ городѣ Бесланѣ, унесшая жизни болѣе 340 человѣкъ заложниковъ (въ основномъ дѣтей), не считая опять же сотрудниковъ «правоохранительныхъ органовъ», бойцовъ спецподраздѣленій ФСБ и ГРУ и самихъ террористовъ. Чекистскій спецназъ въ этомъ столкновеніи понесъ вообще небывалыя за свою кровавую исторію потери: 10 человѣкъ убитыми и около 30 ранеными.

Конечно, у всего происходящаго есть и чисто человѣческія объясненія.

Ясно, что Басаевъ, Масхадовъ и ихъ сторонники, проигравъ Путину полевую войну, перешли къ диверсіонной борьбѣ и войнѣ партизанской, что закономѣрно ведетъ къ росту числа террористическихъ актовъ.

Понятно, что имеющiеся въ странѣ «Россійская» армія, «внутреннія» войска МВД и «спецподраздѣленія» ФСБ, лишенные національной идеологіи, пропитанные тѣмъ же духомъ безчестія, что и аналогичныя совѣтскія структуры (прямыми наслѣдниками которыхъ они являются), пополняемые въ значительной части безнравственнымъ элементомъ и вмѣсто профессіональной подготовки занимающiеся разными «крышеваніями», могутъ вести на Кавказѣ только безчеловѣчную войну по типу Афганской, а это ведетъ къ появленію массы озлобленныхъ людей, готовыхъ мстить всѣмъ и за всё.

Возможно, что и само путинское ФСБ потворствуетъ этимъ громкимъ террористическимъ преступленіямъ, которыя позволяютъ чекисту Путину оправдывать построеніе гебистско-полицейскаго государства, представляющаго собой копію (пусть и жалкую) сталинскаго СССР. Обстоятельства, сопровождающія наиболѣе крупные террористическіе акты, не оставляютъ сомнѣнія въ томъ, что здѣсь не обошлось безъ участія ФСБ, этой наслѣдницы карательныхъ органовъ большевиковъ ЧК-ГБ, хотя степень этого участія намъ невѣдома.

            Всё указанное имѣетъ мѣсто, и отрицать человѣческія причины происходящаго нѣтъ нужды, но какъ люди, вѣрующіе во Христа, признающіе Божественный Промыселъ, таинственно управляющій нашимъ мiромъ, мы обязаны искать духовный и религіозный смыслъ происходящихъ событій. Оставаясь въ руслѣ христіанской традиціи, нетрудно понять, что бѣдствія и катастрофы, посылаемыя Богомъ на людей, служатъ въ наказаніе развращенному человѣчеству за его тяжкіе грѣхи и одновременно призывомъ къ покаянію въ этихъ грѣхахъ. Эти бѣдствія, какъ это не покажется страннымъ современному массовому человѣку, есть проявленіе божественной Любви и свидѣтельство ещё не окончательной испорченности людей, признаніе ихъ способными къ покаянію. «Ибо Господь, кого любитъ, того наказываетъ; бьетъ же всякаго сына, котораго принимаетъ… Ибо есть ли какой сынъ, котораго бы не наказывалъ отецъ? Если же остаетесь безъ … наказанія, то вы незаконныя дѣти, а не сыны» (Евр. 12:6-8).

            Съ этой точки зрѣнія поучительно посмотрѣть на реакцію россiянскихъ властей и общества, а въ особенности притязающей на роль духовнаго руководителя этого общества --  Московской «патріархіи» -- на захватъ заложниковъ въ Бесланѣ. Тутъ есть всё: растерянность, ненависть, страхъ, паника и истерика, злобные крики и призывы къ возмездію и даже массовое умопомѣшательство, но нѣтъ самаго главнаго -- покаянія. За какіе грѣхи посланы эти наказанія? въ чемъ нужно покаяться? -- такими вопросами населеніе РФ не задается. Впрочемъ, если бы было по-другому, то это уже была бы не РФ.

            Слышны, правда, отдѣльные призывы къ единенію передъ лицомъ общей угрозы, но это единеніе представляетъ собой то жалкое единеніе, которое Достоевскій мѣтко называлъ «единеніемъ ради спасенія животишекъ». Ибо идеаломъ нынѣшняго растлѣннаго общества является тихая и безмятежная земная жизнь, лишиться которой -- самая большая трагедія. Потому-то такой страхъ и вызываютъ террористы, что они ни во что ставятъ не только чужую жизнь, но и свою собственную, а такимъ людямъ общество, болѣе всего трепещущее о «спасеніи животишекъ», ничего не можетъ противопоставить. Въ религіозномъ обществѣ, гдѣ земная жизнь отнюдь не является высшей цѣнностью, смерть и угроза смертью не вызываютъ такого страха: вѣрующій въ Бога человѣкъ помнитъ, что не слѣдуетъ бояться «убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убить»  ѳ. 10:28). При христіанскомъ взглядѣ на мiръ, даже убійство дѣтей окрашено въ иные тона, чѣмъ при безбожномъ отношеніи къ мiру. Душа умершаго невиннаго младенца попадаетъ въ Царство Небесное, и если Господь взялъ къ себѣ человѣка въ младенческомъ возрастѣ, то въ этомъ слѣдуетъ видѣть проявленіе милости Божіей, которая состоитъ въ сокращеніи жизни въ пораженномъ грѣхомъ и переполненномъ соблазнами мiре, въ избавленіи души отъ возможныхъ будущихъ грѣховъ и въ дарованіи жизни вѣчной.

Безбожное общество, отрицающее божественный мiропорядокъ,  не въ состояніи понять, что борьба съ любымъ бѣдствіемъ должна начинаться съ поиска грѣха, который вызвалъ это бѣдствіе. Поэтому за потоками ругательствъ и страшныхъ угрозъ въ адресъ террористовъ, которыхъ потерявшая самообладаніе «россійская» пресса называетъ «нелюдьми», «нечеловеками», двуногими «существами», «тварями», за ея подобострастными восхваленіями «героическихъ» дѣйствій чекистскаго спецназа не видно ни малѣйшаго желанія отыскать первопричины террора.

А вѣдь достаточно задать простой вопросъ о томъ, когда вообще на русской землѣ возникли проклинаемые всѣми террористы, и появилось это зловѣщее слово «заложники», чтобы нынѣшнія событія предстали совсѣмъ въ иномъ свѣтѣ.

Терроръ въ Россіи начался во второй половинѣ XIX вѣка и велся революціонными боевиками противъ особы Государя Императора, представителей царской администраціи, а также военныхъ и гражданскихъ властей. Терроръ этотъ не имѣлъ подъ собой никакихъ разумныхъ основаній кромѣ нечеловѣческой злобы всѣхъ этихъ «соціалистовъ», «нигилистовъ», «максималистовъ» и прочаго отребья къ существующей въ Россіи христіанской государственности; постепенно разрастаясь, онъ достигъ своихъ вершинъ въ революцію 1905-07 годовъ, когда имѣли мѣсто случаи, по своей жестокости не уступающіе современнымъ преступленіямъ, о которыхъ негодуютъ пресса и участники собранныхъ въ принудительномъ порядкѣ митинговъ протеста.

Но настоящая вакханалія террора развернулась въ Россіи послѣ ея захвата большевиками. Созданная черезъ мѣсяцъ съ небольшимъ послѣ большевицкаго переворота Чрезвычайная Комиссія (ЧК), прародительница путинской ФСБ, являлась органомъ государственнаго террора, безпощадно истреблявшимъ всѣхъ русскихъ людей, такъ или иначе непригодныхъ для нарождающагося тоталитарнаго государства большевиковъ.

Взятіе заложниковъ, которое сейчасъ вызываетъ такіе негодованіе и страхъ, и само это слово «заложники», впервые появились именно тогда. Въ телеграммѣ Ленина Ливонскому исполкому отъ 20 августа 1918 г. оно уже встрѣчается: «Привѣтствую энергичное подавленіе кулаковъ и бѣлогвардейцевъ (?!) въ уѣздѣ. Необходимо ... конфисковать весь хлѣбъ и все имущество у возставшихъ кулаковъ, повѣсить зачинщиковъ ... арестовать заложниковъ изъ богачей и держать ихъ, пока не будутъ собраны и ссыпаны въ ихъ волости всѣ излишки хлѣба ... Предсовнаркома Ленинъ». Оффицiально же институтъ заложничества былъ узаконенъ 4 сентября 1918 г., когда вышелъ печально знаменитый Приказъ большевицкаго народнаго комиссара внутреннихъ дѣлъ «О заложникахъ», въ которомъ говорилось, что «несмотря на постоянныя слова о массовомъ террорѣ противъ эсеровъ, бѣлогвардейцевъ и буржуазіи, этого террора на дѣлѣ нѣтъ. Съ такимъ положеніемъ должно быть рѣшительно покончено. Расхлябанности и миндальничанiю долженъ быть немедленно положенъ конецъ. Всѣ извѣстные мѣстнымъ Совѣтамъ правые эсеры должны быть немедленно арестованы. Изъ буржуазіи и офицерства должны быть взяты значительныя количества заложниковъ. При малѣйшихъ попыткахъ сопротивленія или малѣйшемъ движеніи въ бѣлогвардейской средѣ долженъ примѣняться безоговорочно массовый разстрѣлъ».

Система заложничества, создателями которой были Ленинъ и возглавитель ЧК Дзержинскій, явилась однимъ изъ самыхъ страшныхъ злодѣяній большевиковъ въ періодъ Гражданской войны и уничтоженія старой Россіи. Извѣстный историкъ С.П. Мельгуновъ въ своей книгѣ «Красный терроръ въ Россіи» пишетъ о тѣхъ временахъ такъ (стр. 29): «Брали сотнями заложницъ -- крестьянскихъ женъ вмѣстѣ съ дѣтьми во время крестьянскихъ возстаній въ Тамбовской губерніи: онѣ сидѣли въ разныхъ тюрьмахъ, въ томъ числѣ въ Москвѣ и въ Петербургѣ, чуть ли не въ теченіе двухъ лѣтъ. Приказъ оперштаба тамбовской ЧК 1 сентября 1920 года объявлялъ: "Провести къ семьямъ возставшихъ безпощадный красный терроръ ... арестовывать въ такихъ семьяхъ всѣхъ съ 18-лѣтняго возраста, не считаясь съ поломъ, и, если бандиты будутъ выступленія продолжать, разстрѣливать ихъ ... ". Какъ проводился въ жизнь этотъ приказъ, свидѣтельствуютъ оффицiальные сообщенія, печатавшiяся въ тамбовскихъ «Извѣстіяхъ»: "5 сентября сожжено 5 селъ; 7-го сентября разстрѣляно болѣе 250 крестьянъ ... Въ одномъ кожуховскомъ концентраціонномъ лагерѣ подъ Москвой (въ 1921-1922 гг.) содержалось 313 тамбовскихъ крестьянъ въ качествѣ заложниковъ, въ числѣ ихъ дѣти отъ 1 мѣсяца до 16 лѣтъ. Среди этихъ раздѣтыхъ (безъ теплыхъ вещей), полуголодныхъ заложниковъ осенью 1921 года свирѣпствовалъ сыпной тифъ...» и далѣе о судьбѣ взятыхъ въ заложники: «Разстрѣливали и дѣтей и родителей ... Разстрѣливали дѣтей въ присутствіи родителей и родителей въ присутствіи дѣтей ...»

Именно Ленину и другимъ большевицкимъ вождямъ принадлежитъ сомнительная «честь» быть первыми въ русской исторіи государственными террористами. Никто иной, какъ они сдѣлали массовыя убійства средствомъ устрашенія своихъ политическихъ противниковъ, и возвели «безпощадный массовый терроръ» (Ленинъ) въ систему управленія государствомъ.

Поэтому ничего кромѣ омерзенія не вызываетъ показное негодованіе «россійскихъ» властей, прессы и общества противъ современнаго терроризма, когда они ни единымъ словомъ не осудили революціонную террористическую вакханалію и съ одобреніемъ относятся къ цареубійцамъ вродѣ Кибальчича, революціоннымъ боевикамъ вродѣ Ухтомскаго или Бадаева (на совѣсти которыхъ десятки человѣческихъ жизней), разрушителямъ русской государственности вродѣ Свердлова и Тухачевскаго и создателямъ самой страшной въ исторіи системы государственнаго террора -- Ленину и Дзержинскому. Въ самомъ дѣлѣ, если трупъ организатора дѣтоѣдства и системы заложничества Ленина лежитъ на главной площади страны въ качествѣ національной святыни и является объектомъ поклоненія, то какое основаніе есть у россiянскихъ средствъ массовой информаціи и «общественности» возмущаться расправой надъ дѣтьми-заложниками въ Бесланѣ? Когда ни общество, ни власть не осуждаютъ Приказа «О заложникахъ» отъ 4 сентября 1918 г. и не считаютъ его составителей и исполнителей преступниками, то трагедія съ заложниками въ Бесланѣ 3 сентября 2004 г., (совпаденіе почти день въ день, и оно, конечно, не случайно) не является ли совершенно естественнымъ и логичнымъ слѣдствіемъ этого оправданія большевицкихъ убійцъ? Можетъ ли побѣдить терроризмъ страна, возглавляемая президентомъ -- членомъ террористической организаціи ЧК-ГБ? Прямая связь между грѣхомъ неосужденiя «краснаго террора» и прославленія террористовъ-большевиковъ съ одной стороны, и разгуломъ нынѣшняго террора «чеченскаго» съ другой,  слишкомъ очевидна, чтобы её не замѣчать.

Лукавыхъ журналистовъ и ихъ читателей ужасаетъ Басаевъ, но почему-то не ужасаютъ перовскiе и желябовы, поднимавшіе руку на Царя, или революціонные бомбисты, взрывавшіе выходившихъ изъ церквей губернаторовъ вмѣстѣ съ оказавшимися рядомъ женщинами и маленькими дѣтьми, ихъ не ужасаетъ идея возстановить въ Москвѣ на Лубянской площади памятникъ кровавому чекисту Дзержинскому, который «при малѣйшихъ попыткахъ сопротивленія» отдавалъ приказы разстрѣливать «по спискамъ» и «по алфавиту», они не назовутъ «двуногимъ существомъ» Ленина, писавшаго о томъ, что «пусть  9/10 русскаго народа погибнутъ, лишь бы 1/10 дожила до мiровой революціи» и требовавшаго отъ подручныхъ того же Дзержинскаго «разстрѣливать никого не спрашивая и не допуская идіотской волокиты». Они не возмущаются тѣмъ, что двумъ этимъ преступникамъ и другимъ террористамъ по всей странѣ поставлены сотни и тысячи памятниковъ и меморіальныхъ досокъ, что ихъ имена до сихъ поръ увѣковѣчены въ названіяхъ городовъ, улицъ, учебныхъ заведеній, пароходовъ, желѣзнодорожныхъ станцій, промышленныхъ предпріятій, колхозовъ и воинскихъ частей.  Они не стыдятся съ уваженіемъ и даже подобострастіемъ произносить слово «чекистъ», тогда какъ у нормальнаго русскаго человѣка это слово ничего кромѣ отвращенія вызвать не  можетъ.

Страна, которая сохраняетъ мавзолей государственнаго террориста Ленина, памятники  цареубійцамъ, бомбистамъ, организаторамъ массоваго террора въ Россіи, его идейнымъ вдохновителямъ и простымъ исполнителямъ, которая ихъ именами называетъ улицы своихъ городовъ, отмѣчаетъ «День чекиста» и голосуетъ за президента, который не только вышелъ изъ нѣдръ террористической ЧК-ГБ, но и гордится своей службой въ этомъ кровавомъ вѣдомствѣ -- такая страна по закону высшей справедливости не можетъ не подвергаться нападеніямъ террористовъ и время отъ времени испытывать повторенія трагедій съ заложниками типа бесланской.

Однако, въ безпокаянной реакціи «россійскаго» общества на новые террористическіе акты удивительнаго всё же мало. Оставаясь безбожнымъ, оно по опредѣленію не можетъ дойти до простой мысли о томъ, что предпосылкой успѣшной борьбы съ террористами нынѣшними является покаяніе въ грѣхѣ оправданія террористовъ прошлаго. Гораздо интереснѣе отношеніе къ случившемуся такой структуры какъ Московская «патріархія», именующей себя христіанской, православной Церковью, а стало быть, обязанной умѣть объяснять всѣ происходящія событія съ христіанской точки зрѣнія и знать о связи грѣха, наказанія и покаянія.

Впрочемъ, реакція на событія «патріарха» Алексія (Ридигера) была предсказуема и особыхъ удивленiй вызвать не могла. Того и слѣдовало ожидать, что онъ послушно  повторитъ высказыванія Путина и другихъ властителей РФ о «безпрецедентной жестокости бандитовъ» и гибели «ни въ чемъ неповинныхъ людей» и ни словомъ не упомянетъ о томъ, что въ основѣ всего этого лежитъ какой-то нераскаянный грѣхъ. Десятилѣтіями онъ состоялъ на службѣ въ той же самой «конторѣ», что и Путинъ, и за это время въ совершенствѣ научился излагать чекистскія мысли псевдоцекровнымъ языкомъ. Равно можно было ждать и того, что возглавляемая Ридигеромъ «церковь» будетъ возносить «молитвы объ упокоеніи въ селеніяхъ праведныхъ» душъ убитыхъ заложниковъ, хотя бы они были невѣрами или магометанами.  Во всѣхъ подобныхъ случаяхъ тов. Ридигеръ-Дроздовъ всегда слѣдуетъ традиціи лже-патріарховъ Сергія (Страгородскаго), Алексія (Симанскaго) и Пимена (Извекова), которые тоже считали своимъ священнымъ долгомъ покрывать и религіознаго обосновывать любое, пусть и самое преступное дѣяніе совѣтской власти и любили молиться о благоденствіи коммунистовъ-сатанистовъ и объ упокоеніи ихъ душъ въ Царствіи Небесномъ.

Неожиданной была реакція не «патріарха», а іерарховъ МП, сумѣвшихъ создать себя репутацію «ревнителей» Православія и «борцовъ» за его чистоту, не устающихъ взывать о всеобщемъ покаяніи въ грѣхѣ Цареубійства и говорить о «нравственномъ возрожденіи» Отечества. Событія въ Бесланѣ показали, что вся эта ревность напускная и показная, а въ дѣйствительности всѣ они въ духовномъ отношеніи ничѣмъ не отличаются отъ своего первоіерарха тов. Ридигера. Такъ «архіепископъ» Владивостокскій и Приморскій Веніаминъ (Пушкарь), извѣстный въ частности тѣмъ, что на соборѣ МП 2000 г. единственный изъ всѣхъ голосовалъ противъ экуменической резолюціи, и создавшій на этомъ эпизодѣ (и рядѣ подобныхъ) репутацію «истинно-православнаго епископа», произнесъ во Владивостокскомъ Соборѣ слово въ связи съ террористическимъ актами въ Россіи, поражающее своей духовной безпомощностью и слѣпотой. Заявивъ, что «Россію постигаютъ великія бѣдствія», и, солгавъ, что «такого еще не было въ исторіи нашей Родины, чтобы вотъ такъ самое дорогое наше сокровище -- дѣти  были взяты въ заложники» (о Красномъ террорѣ «преосвященный» словно и не слыхалъ), онъ сдѣлалъ изъ этого выводъ, что «мы находимся на особомъ военномъ положеніи», «врагъ невидимъ», а потому необходимо «сплотиться передъ этимъ общимъ врагомъ, держаться вмѣстѣ», и «сплотить насъ должна вѣра Православная». Таковъ уровень пониманія происходящаго іерархомъ, безстыдно именующимъ себя православнымъ. Не о грѣхѣ, подвигшемъ Бога на гнѣвъ, онъ говоритъ, и не о необходимости покаянія въ этомъ грѣхѣ, а томъ, что «надо быть бдительнѣе и сплоченнѣе, чтобы всѣмъ вмѣстѣ -- народу и правительству -- противопоставить силу Божію этому дьявольскому, адскому злу. Если съ нами Богъ и мы съ Богомъ, то Россія устоитъ, Россія не дрогнетъ». То есть всё та же знакомая пѣсня на мотивъ Деклараціи о необходимости единства съ «нашимъ народомъ и нашимъ Правительствомъ», правда, вмѣсто сергіанской «Родины» нынѣ фигурируетъ нѣкая «Россія», но это дань политической конъюнктурѣ и больше ничего.

Что же касается пониманія происходящаго духовенствомъ и мірянами Московской «патріархіи», то тутъ картина ещё мрачнѣе. Состояніе клира и церковнаго народа МП послѣ бесланской трагедіи напоминаетъ массовое умоисступленіе, близкое къ помѣшательству. Погибшія дѣти считаются тамъ не просто «страстотерпцами», но «мучениками» и даже «великомучениками», и это притомъ, что на подавляющемъ большинствѣ дѣтей, какъ погибшихъ, такъ и спасшихся не было даже натѣльныхъ крестовъ! Несмотря на это, а также на то, что среди погибшихъ была половина мусульманъ, уже изготовлена икона «свв. Новомучениковъ бесланскихъ», появился на свѣтъ посвященный имъ акаѳистъ съ молитвой «Святыя Мученики бесланскiя, молите Бога о насъ», а нѣкій «протоіерей» Геннадій Бѣловоловъ изъ Санктъ-Петербурга сочинилъ стихи о бесланской трагедіи, на которые «православной пѣвицей» Татьяной Баскаковой написана и исполняется въ эѳирѣ «Православнаго радіо Санктъ-Петербурга»  пѣсня «Дѣтская Голгоѳа». Содержаніе этой бредовой пѣсни сводится къ тому, что Господь, дескать, явилъ міру Дѣтскую Голгоѳу, но попущенныя Имъ страданія младенцевъ и отроковъ не могутъ быть безсмысленными. «Бесланъ, Бесланъ, ты -- новый Виѳлеемъ, Твоихъ младенцевъ ироды распяли» -- поется въ пѣснѣ. Самъ протоіерей Бѣловодовъ заявляетъ корреспондентамъ, что его съ Баскаковой сочиненіе -- «малое приношеніе дѣтямъ, ставшимъ жертвою за всю Россію (!). Для христіанъ всѣ дѣти, умученныя новыми иродами, безусловно (!!), являются святыми мучениками  и нашими новыми молитвенными предстателями у Престола Господа нашего Іисуса Христа (!!!)».

Дальше, какъ говорится, катиться некуда. Всё это признаки не только полной утраты христіанскаго взгляда на міръ, но и настоящаго религіознаго сумасшествія. Въ такихъ условіяхъ совершенно безсмысленно ждать отъ церковной госструктуры, породившей Ридигера, Пушкаря, Бѣловолова и Баскакову, призыва къ покаянію. Московская «патріархія» не только не въ состояніи помочь безбожному обществу обрѣсти религіозный взглядъ на мiръ, но и ещё глубже загоняетъ его въ состояніе пошлаго безбожія и нравственнаго отупѣнія. Впрочемъ, для подобныхъ цѣлей она въ свое время и создавалась тов. Сталинымъ -- этимъ богоборцемъ и убійцей милліоновъ.

Въ результатѣ событія въ Бесланѣ съ духовно-нравственной точки зрѣнія прошли для населенія РФ впустую. Буквально черезъ недѣлю послѣ трагедіи съ заложниками власти подмосковнаго города Дзержинскій (!), словно издѣваясь надъ идеей покаянія, установили на главной площади своего города металлическій памятникъ кровавому чекисту-террористу Дзержинскому, взамѣнъ разрушившагося въ прошломъ году отъ ветхости гипсоваго монумента «желѣзнаго Феликса». Открытіе памятника произошло въ день рожденія Дзержинскаго -- 11 сентября, который совпадаетъ съ церковнымъ праздникомъ Усѣкновенія Главы Іоанна Предтечи и … съ третьей годовщиной разрушенія въ результатѣ террористическаго акта нью-йоркскихъ башенъ-близнецовъ. Информаціонныя агентства сообщаютъ, что съ иниціативой возстановленія памятника выступилъ мѣстный «совѣтъ ветерановъ», которыхъ поддержалъ мэръ города Викторъ Доркинъ. Проектъ новаго памятника, за основу котораго былъ взятъ пресловутый монументъ Вучетича, стоявшій на Лубянкѣ, подготовилъ мѣстный скульпторъ Викторъ Япринцевъ. На средства муниципальнаго бюджета въ Минскѣ была заказана бронзовая статуя высотой 3,2 метра и вѣсомъ около 2 тоннъ. Установкѣ памятника, а также оборудованію и украшенію площади вокругъ него активно содѣйствовали представители мѣстнаго бизнеса, т.е. той самой «буржуазіи», которую кровожадный Дзержинскій десятками тысячъ бралъ въ заложники и десятками же тысячъ разстрѣливалъ.

Таковъ оказался фактическій отвѣтъ властей и населенія РФ на божественный призывъ къ покаянію. Какихъ же можно ждать послѣдствій этого безумства?

Скорѣе всего, повторенія террористическихъ актовъ, ещё болѣе жестокихъ и ещё болѣе кровавыхъ. Вызывающее попраніе правды Божіей, не можетъ не подвигать Творца этого міра на гнѣвъ. Къ слову сказать, такого исхода болѣе всего страшатся какъ власть, такъ и населеніе РФ, лишенные способности къ духовному измѣренію событій. Между тѣмъ, дѣйствительно ужаснымъ будетъ, если бесланская трагедія окажется послѣдней. При отсутствіи покаянія со стороны «россіянъ», это бы означало лишь то, что данный народъ признанъ Господомъ Богомъ къ покаянію неспособнымъ, а потому безсмысленно насылать на него врачующія наказанія, ибо это приведетъ не къ исправленію, а лишь къ новымъ богохульствамъ и возрастанію ненависти къ «несправедливому» Богу, карающему безъ вины.

Поэтому, оставаясь истинно-православными христіанами, свободными отъ всеобщаго психоза и религіознаго помѣшательства, мы не можемъ не скорбѣть, видя, до какого состоянія дошелъ пресловутый совѣтскій народъ, такъ и не пожелавшій вновь стать русскимъ народомъ, а превратившійся въ скотоподобныхъ «россіянъ». Это именно то состояніе, о которомъ въ книгѣ Откровенія произнесены страшныя слова: «И жегъ людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имѣющаго власть надъ сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу. Пятый Ангелъ вылилъ чашу свою на престолъ звѣря: и сдѣлалось царство его мрачно, и они кусали языки свои отъ страданія, и хулили Бога небеснаго отъ страданій своихъ и язвъ своихъ; и не раскаялись въ дѣлахъ своихъ». (Откр. 16:9-11)

 

Антонъ Кузнецовъ,

сентябрь 2004 г

 



[1] Въ настоящій моментъ ситуація не измѣнилась. Террористическіе акты продолжаютъ совершаться съ завиднымъ постоянствомъ. Въ 2008 году ихъ было 576, а въ 2009 году --786. За 2010 годъ оффиціальныя данные отсутствуютъ -- прим. ред.


Рейтинг@Mail.ru