ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   17 ДЕКАБРЯ (4 ДЕКАБРЯ по ст.ст.) 2017 года
Великомуч. Варвары. Преп. Iоанна Дамаскина.




Долой фальсификаторовъ исторіи! Часть III. «Памятка нѣмецкому солдату».


Основанное на безпредѣльномъ и циничномъ насиліи существованіе «Совѣтской Родины» не могло быть долговременнымъ и прочнымъ, если бы это насиліе не было прикрыто соотвѣтствующимъ количествомъ столь же безграничной и циничной лжи. Ложь и насиліе — вотъ тѣ два кита, на которыхъ стоялъ богомерзкій СССР, пускавшій поперемѣнно въ ходъ то наглую ложь, чтобы оправдать свое насиліе, то жестокое насиліе, чтобы насадить и утвердить безстыдную ложь.

Рекордсменомъ по лжи и насилію за всю исторію СССР является, безусловно, эпоха такъ называемой «великой отечественной войны» и всё, что съ нею связано. Если внимательно присмотрѣться, то практически любой миѳъ совѣтской пропаганды такъ или иначе, прямо или косвенно былъ направленъ на укрѣпленіи лжи о «великой отечественной войнѣ», а каждое преступное дѣяніе совѣтскаго государства тѣмъ или инымъ образомъ связано съ подготовкой, веденіемъ и итогами этой кровавой и грязной войны.

Количество всевозможныхъ пропагандистскихъ миѳовъ и лживыхъ баекъ о войнѣ особенно возросло на заключительныхъ стадіяхъ существованія Совка, когда аппаратъ его насилія одряхлѣлъ, и недостатокъ террора приходилось компенсировать обильной и густой ложью. Это традиція была продолжена въ наслѣдницѣ Совка эРэФiи, гдѣ массивъ сказаній о «великой отечественной войнѣ» сталъ возрастать въ геометрической прогрессіи, поскольку «Великая Побѣда» въ «великой отечественной войнѣ» является тѣмъ столпомъ, на которомъ держится вся лже-патріотическая идеологія РФ. Безъ постояннаго подновленія идола «Великой Побѣды» старой и новой ложью вся эта хилая идеологическая конструкція грозитъ рухнуть, а вмѣстѣ съ ней придетъ конецъ и всему русофобскому псевдогосударству подъ названіемъ «Россійская Федерація». Поэтому на данномъ направленіи «идеологическаго фронта» продолжаетъ неутомимо трудиться армія профессіональныхъ фальсификаторовъ исторіи, подкармливаемыхъ Кремлемъ и Лубянкой, а также масса ихъ добровольныхъ помощниковъ въ лицѣ всевозможныхъ мухиныхъ, кремлевыхъ, паршевыхъ и тому подобной нео-совѣтской дряни.

Большинство басенъ (вродѣ нѣкоего высказыванія якобы Черчилля о мудромъ совѣтскомъ грузинѣ, принявшемъ страну съ сохой, а оставившемъ ее съ ядерной бомбой), пущенныхъ въ пропагандистскій оборотъ этими людьми, не имѣютъ подъ собой никакой документальной основы и разсчитаны въ основномъ на дебиловъ, кругозоръ которыхъ никогда не выходилъ за предѣлы программы «Время» и передовицъ «Правды».

Лишь немногіе миѳы, связанные съ «великой освободительной борьбой Совѣтскаго народа» подъ руководствомъ «Генералиссимуса Сталина и всей Коммунистической Партіи» противъ «озвѣрѣлыхъ полчищъ нѣмецко-фашистскихъ захватчиковъ», содержатъ кромѣ агитаціоннаго мусора и лживой патетики хоть какую-то фактологическую основу.

Однако даже такіе «высококачественные» миѳы, основанные будто бы на «фактахъ», разсыпаются при детальномъ разсмотрѣніи этихъ «фактовъ», оказывающихся всего лишь болѣе или менѣе грубо состряпанными фальшивками.

Одной изъ такихъ совѣтскихъ фальшивокъ является такъ называемая «Памятка нѣмецкому солдату», которую каждый военнослужащій Вермахта будто держалъ подъ обложкой своей солдатской книжки и руководствовался ею во время «похода на Востокъ». По замыслу изготовителей фальшивки сія «Памятка» должна была продемонстрировать изумленному міру абсолютную безчеловѣчность нѣмцевъ и ихъ животную ненависть къ русскимъ.

О содержаніи этой «Памятки» совковые и нео-совковые пропагандисты сообщаютъ намъ слѣдующее (см., напримѣръ, здѣсь http://warmem.chat.ru/fritz.htm или здѣсь http://www.psj.ru/saver_national/detail.php?ID=6020):


«У убитого немецкого лейтенанта Густава Цигеля и других немецких солдат была найдена "Памятка немецкого солдата", излагающая эту кровавую программу:

"Помни и выполняй:

1) ... Нет нервов, сердца, жалости — ты сделан из немецкого железа. После войны ты обретешь новую душу, ясное сердце — для детей твоих, для жены, для великой Германии, а сейчас действуй решительно, без колебаний...

2) ... У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. Убивай, этим самым спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься навек.

3) Ни одна мировая сила не устоит перед германским напором. Мы поставим на колени весь мир. Германец — абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки. Ты — германец: как подобает германцу, уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути, думай всегда о возвышенном — о фюрере, и ты победишь. Тебя не возьмет ни пуля, ни штык. Завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир".»


Примѣрно въ такомъ видѣ, съ загадочными многоточiями, этотъ документъ десятилѣтіями путешествуетъ по мемуарамъ, книгамъ и газетнымъ статьямъ, а теперь перекочевалъ и въ Интернетъ, гдѣ каждый нео-совковый «патріотъ» не устаетъ его цитировать. Нѣмецкій первоисточникъ, какъ это принято у подобной публики, никогда не указывается, и лишь наиболѣе «продвинутые» апологеты Совка иногда сообщаютъ, что убитый лейтенантъ Цигель былъ родомъ изъ города Франкфуртъ-на-Майнѣ. Впрочемъ, нежеланіе искать первоисточники у «совковъ» врожденное. Ещё со школы они твердо усвоили, что самое безопасное это вѣрить тому, что говоритъ пропаганда, а всякій сомнѣвающійся въ ея правдивости и желающій докопаться до истины можетъ поимѣть за это очень крупныя непріятности. Поэтому съ первоисточниками совки работаютъ неохотно.

Между тѣмъ, въ данномъ случаѣ первоисточникъ вполнѣ доступенъ всѣмъ совкамъ. Это знаменитый докладъ товарища Сталина  6 ноября 1941 г.  на торжественномъ засѣданіи Московскаго совдепа по поводу 24-ой годовщины большевистскаго переворота. Въ тотъ день тов. Сталинъ сказалъ слѣдующее:



Легко увидѣть, что процитированная Сталинымъ фраза почти цѣликомъ совпадаетъ съ пунктомъ №2 «Памятки», который приведенъ выше. Разница лишь въ томъ, что у Сталина послѣ «убивай всякаго русскаго» появилось новое слово «совѣтскаго», и ссылается тов. Сталинъ не на «Памятку», а на нѣкое «обращеніе нѣмецкаго командованія къ солдатамъ».

Надо сразу сказать, что съ этой ссылкой на «обращеніе нѣмецкаго командованія» составители сталинскаго доклада явно оплошали, т.к. такихъ обращеній было очень немного, и потому эта информація легко провѣряется и столь же легко изобличается какъ лживая.

Откуда же попалъ въ докладъ Сталина упомянутый абзацъ? Вѣроятно, сочинители сталинской рѣчи позаимствовали идею изъ «Красной Звѣзды», которая 29 октября опубликовала «Документы о кровожадности фашистскихъ мерзавцевъ»:



а на слѣдующій день вынесла цитаты изъ нихъ въ передовицу:




«Красная Звѣзда» въ тѣ славныя и героическія времена редактировалась евреемъ Давидомъ Ортенбергомъ — знаменитымъ сталинскимъ фальсификаторомъ, прославившимся сочиненіемъ миѳа о «28 герояхъ-панфиловцахъ». Легко предположить, что «Документы о кровожадности…» Ортенбергъ состряпалъ такимъ же образомъ, что и миѳъ о «герояхъ-панфиловцахъ», а сталинскіе референты, готовившіе рѣчь «отца народовъ», воспользовались готовой идеей, слегка отредактировавъ текстъ и замѣнивъ загадочную для нѣмецкаго (но, видимо, не для еврейскаго) уха фамилію Щигель на широко распространенную Цигель (Ziegel). Подъ этимъ именемъ рожденный въ больномъ воображеніи жида Ортенберга лейтенантъ изъ Франкфурта-на-Майнѣ и вошелъ въ исторію и даже попалъ въ школьные учебники. Всякій, кто учился въ совѣтской школѣ въ эпоху «развитого соціализма», этого лейтенанта и его «Памятку» хорошо помнитъ.


Давидъ Ортенбергъ въ періодъ фабрикаціи «патріотическихъ» миѳовъ о «великой отечественной войнѣ» за своимъ рабочимъ столомъ


Нынѣшніе наслѣдники Ортенберга изъ «Красной звѣзды» предлагаютъ намъ слѣдующее волнующее повѣствованіе о томъ, какъ цитата изъ «Памятки» перекочевала въ докладъ тов. Сталина (http://old.redstar.ru/2005/05/07_05/4_04.html)


«Доклад И.В. Сталина на торжественном собрании 7 ноября 1941 года занял в праздничном номере «Красной звезды» три полосы. Вычитывая его с утроенной бдительностью, краснозвездовцы из дежурной смены не могли не заметить: председатель Государственного Комитета Обороны использовал один из трофейных документов, опубликованных чуть ранее «Красной звездой». Это была «Памятка германского солдата», найденная у убитого лейтенанта Густава Цигеля из Франкфурта-на-Майне. <…>

Было лестно, что в доклад лег факт, приведенный военной газетой. Но никто в день выхода номера не предполагал, сколь суровое испытание ждет редакцию.

Зарубежные корреспонденты, аккредитованные в Москве, усомнились, что «Памятка германского солдата» существует в действительности, и потребовали предъявить оригинал. Начальник Главного политуправления, он же руководитель Совинформбюро А. Щербаков поинтересовался, есть ли он в редакции. Подлинника памятки в редакции не было: корреспондент газеты передал ее текст из политотдела 4-й армии Волховского фронта по телеграфу. Как на беду в 7-м отделении политотдела, руководствуясь инструкциями, «Памятку» тут же сожгли. По просьбе «Красной звезды», честь которой была поставлена на карту, документ начали искать не только на Волховском, но и на Ленинградском фронте. К счастью, на третьи сутки нашли. Причем в нескольких экземплярах. Нетрудно предположить, чем все могло кончиться при ином итоге поисков».


Чѣмъ все могло закончиться для Ортенберга и компаніи «при иномъ итогѣ поисковъ» догадаться дѣйствительно не трудно. Могли отослать изъ теплаго московскаго кабинета военнымъ корреспондентомъ на фронтъ сочинять репортажи о «массовомъ героизмѣ совѣтскихъ воиновъ», а то и ещё хуже — на зону, тискать тамъ статейки въ лагерную газетку о заготовкѣ лѣса. Поэтому документъ, естественно, «нашли». Даже въ нѣсколькихъ экземплярахъ. Не иначе какъ въ другихъ арміяхъ Волховскаго фронта и на Ленинградскомъ фронтѣ произошла потери бдительности, и тамъ не выполнили вышеупомянутыя загадочныя «инструкціи», предписывающія немедленно уничтожать захваченные у противника документы. А можетъ просто, сожженная «Памятка» воскресла какъ фениксъ изъ пепла и прилетѣла въ Москву предстать передъ очами изумленныхъ «зарубежныхъ корреспондентовъ».

Всё это, конечно, выглядитъ совершенной фантастикой, но въ совковыхъ миѳахъ еще и не такое встрѣчается.

Самъ же первооткрыватель чудовищнаго документа «фашистскихъ мерзавцевъ» тов. Ортенбергъ даётъ въ своихъ воспоминаніяхъ ещё болѣе красочное описаніе исторіи съ пропажей и чудеснымъ обрѣтеніемъ «Памятки»:


«Когда Сталин коснулся в своем докладе людоедской политики и практики нацистских палачей, я уловил нечто очень мне знакомое. И тут же вспомнил одну из недавних наших публикаций: «Документы о кровожадности фашистских мерзавцев…». Эти документы прислал в редакцию наш спецкор из 4-й армии, воевавшей на Волхове, Михаил Цунц. <…>

Не буду скрывать, что всех работников «Красной звезды» обрадовало, что материалы, добытые нашим корреспондентом, включены в столь важный документ партии. Но день или два спустя вдруг звонит мне А. С. Щербаков и строго спрашивает:

Откуда вы взяли документ Цигеля?

Я ответил.

Документ у вас?

Нет. Мы получили его текст по бодо. Есть только телеграфная лента. Оригинал должен быть у корреспондента.

«Должен быть...» Эта формулировка не удовлетворяла секретаря ЦК. Он объяснил, что аккредитованные в Советском Союзе иностранные корреспонденты поставили под сомнение подлинность документа, приведенного в докладе Сталина. <…>

Мы сразу же стали разыскивать Цунца. С 4-й армией связаться не удалось. Послали запрос в Ленинград, нет ли Цунца в войсках Ленинградского фронта. Там его не оказалось. А мне по два-три раза в день звонит заместитель начальника Совинформбюро С. А. Лозовский, которого одолевали иностранные корреспонденты: им было обещано показать подлинник документа.

Цунца мы наконец разыскали, но, увы, документа у него не оказалось; он передал «Памятку» в 7-е отделение политотдела армии, а там в суматохе отступления ее потеряли. Где же выход?

Цунц понимал, что «Памятка», попавшая в его руки, не могла быть единственной, ее наверняка распространяли если не во всех, то во многих частях противника, сосредоточенных на Волхове. Были спешно просмотрены груды трофейных документов в полках, дивизиях и разведотделе армии. И нашли, да не одну, а несколько таких «Памяток». Цунц тут же вылетел с ними в Москву, и они были предъявлены иностранным журналистам».

(Ортенбергъ Д. И. Іюнь — декабрь сорокъ перваго: Разсказъ-хроника. — М.: «Совѣтскій писатель», 1984)


Замѣтимъ попутно, что въ отличіе отъ современныхъ халтурщиковъ изъ «Красной Звѣзды» профессіональный мошенникъ Ортенбергъ предлагаетъ болѣе правдоподобную версію событій: у него «Памятку» не сжигаютъ въ соотвѣтствіи съ какими-то бредовыми «инструкціями», а теряютъ въ «суматохѣ отступленія». Однако вся эта правдоподобность быстро улетучивается, когда мы попытаемся представить бѣднаго Мишу Цунца и его помощниковъ со знаніемъ нѣмецкаго «въ рамкахъ школьной программы», роющихся въ «грудахъ трофейныхъ документовъ» и мучительно разбирающихъ по складамъ, что же тамъ написано…




Подручный Ортенберга еврей Михаилъ Цунцъ (справа) — ещё одинъ «ветеранъ великой отечественной войны», ковавшій «Побѣду» своими лживыми корреспонденціями въ редакцію «Красной Звѣзды».


Но въ любомъ варiантѣ, и по «Красной Звѣздѣ», и по Ортенбергу, въ итогѣ получается хэппи-эндъ: неопровержимыя доказательства «людоѣдской политики и практики нацистскихъ палачей» были обнаружены и представлены возмущенной міровой общественности.

Не знаемъ, что тамъ предъявили «иностраннымъ журналистамъ» два непревзойденныхъ лжеца Щербаковъ и Лозовскiй, равно не знаемъ и того, насколько хорошо эти журналисты знали нѣмецкій языкъ, чтобы разобраться въ томъ, что имъ тамъ предъявляютъ. А можетъ никакихъ журналистовъ и вовсе не было.

Ясно, во всякомъ случаѣ, одно — на протяженіи послѣдующихъ семи десятковъ лѣтъ никто намъ больше ничего предъявить не въ состояніи: ни нѣмецкаго оригинала «Памятки», ни хотя бы полнаго текста ея русскаго перевода. Она не всплыла даже на Нюрнбергскомъ процессѣ, гдѣ, казалось бы, ей самое мѣсто, тѣмъ болѣе, что на этомъ судебномъ спектаклѣ въ качествѣ «доказательствъ» охотно принимали любыя поддѣлки. Но въ документах Нюрнбергскаго процесса «Памятка» не числится. Нѣтъ ее и въ нѣмецкихъ архивахъ. Чудеснымъ образомъ заново обрѣтенная Мишей Цунцемъ «Памятка» опять безвозвратно сгинула во мракѣ исторіи. Вмѣсто оригинала изъ года въ годъ, изъ изданія въ изданіе, изъ книги въ книгу, изъ статьи въ статью кочуютъ всё тѣ же три пункта съ непонятными многоточiями.

Возникаетъ, естественно, вопросъ: а былъ ли вообще такой лейтенантъ Щигель-Цигель изъ Франкфурта-на-Майнѣ, и существовала ли въ дѣйствительности «Памятка германскаго солдата»? Насчетъ кровожаднаго лейтенанта поручиться нельзя, а вотъ «Памятка» дѣйствительно существовала и дѣйствительно вкладывалась въ каждую солдатскую книжку. Вотъ только содержаніе ея было прямо противоположнымъ тому бреду, который жиденята изъ «Красной Звѣзды» и ихъ современные послѣдыши подсовываютъ намъ уже 70 съ лишнимъ лѣтъ.

Ниже приводится изображеніе нѣмецкой солдатской книжки съ вклеенной памяткой:



Та же памятка крупнымъ планомъ:



А это ея переводъ на русскій:


Десять Заповѣдей

по веденію войны нѣмецкимъ солдатомъ.


1. Нѣмецкій солдатъ воюетъ по-рыцарски за побѣду своего народа. Понятія нѣмецкаго солдата касательно чести и достоинства не допускаютъ проявленія звѣрства и жестокости.

2. Солдатъ обязанъ носить обмундированіе, ношеніе иного одѣянія допускается при условіи использованія различаемыхъ (издалека) отличительныхъ знаковъ. Веденіе боевыхъ дѣйствій въ гражданской одеждѣ безъ использованія отличительныхъ знаковъ запрещается.

3. Запрещается убивать противника, который сдается въ плѣнъ, данное правило также распространяется на сдающихся въ плѣнъ партизанъ или шпіоновъ. Послѣдніе получатъ справедливое наказаніе въ судебномъ порядкѣ.

4. Запрещаются издѣвательства и оскорбленія военноплѣнныхъ. Оружіе, документы, записки и чертежи подлежатъ изъятію. Предметы остального имущества, принадлежащаго военноплѣннымъ, неприкосновенны.

5. Запрещается веденіе безпричинной стрѣльбы. Выстрѣлы не должны сопровождаться фактами самоуправства.

6. Красный крестъ является неприкосновеннымъ. Къ раненому противнику необходимо относится гуманнымъ образомъ. Запрещается воспрепятствованіе дѣятельности санитарнаго персонала и полевыхъ священниковъ.

7. Гражданское населеніе неприкосновенно. Солдату запрещается заниматься грабежомъ или иными насильственными дѣйствіями. Историческіе памятники, а также сооруженія, служащія отправленію богослуженій, зданія, которыя используются для культурныхъ, научныхъ и иныхъ общественно-полезныхъ цѣлей, подлежатъ особой защитѣ и уваженію. Право давать рабочія и служебныя порученія гражданскому населенію, принадлежитъ представителямъ руководящаго состава. Послѣдніе издаютъ соотвѣтствующіе приказы. Выполненіе работъ и служебныхъ порученій должно происходить на возмездной, оплачиваемой основѣ.

8. Запрещается приступъ (переходъ или перелетъ) нейтральной территоріи. Запрещается обстрѣлъ, а также веденіе боевыхъ дѣйствій на нейтральной территоріи.

9. Нѣмецкій солдатъ, попавшій въ плѣнъ и находящійся на допросѣ, долженъ сообщить данныя касательно своего имени и званія. Ни при какихъ обстоятельствахъ онъ не долженъ сообщать информацію относительно своей принадлежности къ той или иной воинской части, а также данныя, связанныя съ военными, политическими или экономическими отношеніями, присущими нѣмецкой сторонѣ. Запрещается передача этихъ данныхъ даже въ томъ случаѣ, если таковыя будутъ истребоваться путемъ обѣщаній или угрозъ.

10. Нарушеніе настоящихъ наставленій, допускаемое при исполненіи служебныхъ обязанностей, карается наказаніемъ. Донесенію подлежатъ факты и свѣдѣнья, свидѣтельствующія о нарушеніяхъ, которыя допускаются со стороны противника въ части соблюденія правилъ, закрѣпленныхъ въ пунктахъ 1-8 данныхъ наставленій. Проведеніе мѣропріятій возмезднаго характера допускается исключительно въ случаѣ наличія прямого распоряженія, отданнаго высшимъ армейскимъ руководствомъ».



Послѣ внимательнаго ознакомленія съ документомъ становится яснымъ, почему совки и нео-совки такъ упорно стараются увильнуть отъ любыхъ просьбъ и требованій показать подлинникъ «Памятки». Вѣдь оригинальный текстъ не оставляетъ камня на камнѣ отъ всѣхъ ихъ лживыхъ построеній о «людоѣдахъ» и «палачахъ», стремившихся изничтожить русскій народъ и вообще истребить съ лица земли всё живое. Передъ нами наставленія, типичныя для любой европейской христіанской арміи, неукоснительно соблюдающей законы и обычаи войны. И общее число заповѣдей — десять — появилось въ этой «Памяткѣ» отнюдь не случайно, оно очевидно взято по аналогіи съ десятью библейскими Заповѣдями, которыя признаетъ любой христіанинъ, но упорно не признаетъ Совокъ. Поэтому во всевозможныхъ «Наставленіяхъ» и «Памяткахъ» Красной арміи и другихъ вооруженныхъ формированій Совка мы не найдемъ ничего подобнаго 10-ти Заповѣдямъ нѣмецкаго солдата. Всё, что есть у Совка, это наборъ мерзкихъ агитокъ наподобіе «уничтожай фашистскихъ гадовъ», «разстрѣливай трусовъ, дезертировъ и паникеровъ», «выявляй шпіоновъ и измѣнниковъ» или же «сдача въ плѣнъ равносильна предательству».

Конечно, совки и нео-совки, скажутъ намъ, что это, молъ, всё «фашистская пропаганда», а на самомъ дѣлѣ «гитлеровцы» творили ужасныя злодѣянія надъ «мирными совѣтскими гражданами» и т.д. и т.п.

На это мы отвѣтимъ совкамъ, что не надо судить по себѣ. Это въ Совкѣ было принято жить по двойнымъ, а то и по тройнымъ стандартамъ: съ трибуны одно, въ секретномъ приказѣ совсѣмъ другое, а въ реальной жизни и вообще третье; это у совковъ развилась удивительная способность имѣть мысли отличныя отъ словъ, а слова отличныя отъ дѣлъ и лгать съ полнымъ убѣжденіемъ, что говоришь правду.

Совку и въ голову не приходитъ, что у христіанскихъ народовъ, хоть русскаго, хоть нѣмецкаго, хоть любого другого, двойной и тройной жизнью жить не принято, у этихъ народовъ за рѣдчайшими исключеніями слова соотвѣтствуютъ мыслямъ, а дѣла соотвѣтствуютъ словамъ. И никогда нѣмецъ не посмѣетъ нарушить то, что написано у него въ инструкціи, это у нѣмцевъ въ крови, такъ что если подобныя Заповѣди находились подъ обложкой каждой солдатской книжки, то отсюда однозначно слѣдуетъ, что въ славящейся своей дисциплиной Германской арміи онѣ выполнялись неукоснительно.

Тупые и самодовольные совки, имѣющіе своимъ кумиромъ упыря Сталина, уклонившагося отъ службы въ Русской Арміи и никогда поэтому не понимавшаго, на чемъ держится армія, и что дѣлаетъ ее непобѣдимой, эти совки не въ состояніи уразумѣть и того, что Гитлеръ въ отличіе отъ дезертира Сталина былъ настоящимъ солдатомъ, онъ самъ воевалъ и понималъ, что высокая мораль и нравственность дѣлаетъ Армію сильной. Никогда бы Гитлеръ не допустилъ, чтобы въ его Вермахтѣ дѣлалось то, что съ перепоя измышляли въ своей больной башкѣ всевозможные ортенберги, эренбурги и цунцы. Нѣмецкая армія при націоналъ-соціалистахъ въ томъ числѣ и потому одерживала побѣды надъ многократно превосходящемъ ее противникомъ, что была сильна духомъ и воинской честью. Если бы она была бандой разбойниковъ, какой ее стараются представить совковые «патріоты», то она была бы бита въ первый же годъ и даже въ первый мѣсяцъ войны.

Всё вышеизложенное непривычно только для слуха совка, жида или сергіанина, русскій же православный человѣкъ отлично понимаетъ лживость истеричныхъ завываній о массовыхъ убійствахъ мирнаго населенія нѣмцами. Если бы подобное имѣло мѣсто хоть въ самой слабой степени, то никогда бы русскій человѣкъ не всталъ плечомъ къ плечу съ Германской арміей биться противъ Красной арміи-поработительницы за свободу своей Родины-Россіи во Второй Гражданской войнѣ 1941-45 годовъ.

Редакція «Силы и Славы».

Курская битва. Военнослужащій дивизіи СС «Райхъ» даетъ пить изъ фляги раненому красноармейцу, выполняя первую, третью, четвертую и шестую Заповѣди нѣмецкаго солдата


Долой фальсификаторовъ исторіи!


Часть I см. ЗДЕСЬ

Часть II см. ЗДЕСЬ



Рейтинг@Mail.ru