ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   17 ДЕКАБРЯ (4 ДЕКАБРЯ по ст.ст.) 2017 года
Великомуч. Варвары. Преп. Iоанна Дамаскина.




В 1920-1921 гг


Красный террор в Крыму в 1920-21 гг


По материалам статьи Марии Карабановой «В конной атаке, в Крымской степи»





В ноябре 2010 г. исполнилось 90 лет с даты эвакуации из Крыма Русской армии генерала П.Н. Врангеля. Прежде считалось, что это событие ознаменовало собой завершение Гражданской войны на Юге России. После отплытия от крымских берегов последних кораблей белого флота С падением последнего оплота организованного сопротивления большевизму, победители продолжили войну, теперь уже – с поверженным и безоружным врагом. Начался страшный террор большевиков в Крыму. Точная численность погибших в ходе этой «акции устрашения» едва ли когда-нибудь будет известна. По примерным оценкам гекатомбы красного террора в Крыму (начиная от убитых раненых белых офицеров в госпиталях) вместе с Русским населением, и всеми, умершими от голода) составили более 300 тысяч человек.
Именно в Крыму, где в Херсонесе крестился св. равноапостольный князь Владимир Красное Солнышко, большевики произвели страшную расправу над мирным населением. Это символично, как наказание за апостасию, выразившуюся в предательстве Государя, помазанника Божия.

Приход победителей 


Расправы происходили по всему Крыму. Особенно широкий размах развернутые репрессии приобрели в Феодосии, Ялте, Севастополе и Керчи, а также в Симферополе, откуда в связи с удаленностью от моря, выезд во время эвакуации оказался практически невозможным. Как и другие города полуострова, после вступления красных войск крымскую столицу захлестнули насилия, погромы и грабежи. История сохранила свидетельство очевидца об этих событиях:



«Войдя в город, солдаты набрасывались на жителей, раздевали их и тут же, на улице, напяливали на себя отнятую одежду, швыряя свою изодранную солдатскую несчастному раздетому. Бывали случаи, что один и тот же гражданин по четыре раза подвергался подобному переодеванию, потому что следующий за первым солдат оказывался еще оборваннее и соблазнялся более целой одеждой своего предшественника и т.д. Кто только мог, из жителей, попрятались по подвалам и укромным местам, боясь попадаться на глаза озверелым красноармейцам…» 

На следующий день, продолжает очевидец, «начался грабеж винных магазинов... Вина, разлитого в бутылки, не хватило, стали откупоривать бочки и пить прямо из них. Будучи уже пьяными, солдаты не могли пользоваться насосом и поэтому просто разбивали бочки. Вино лилось всюду, заливало подвалы и выливалось на улицы. В одном подвале в вине утонуло двое красноармейцев, а по Феодосийской улице от дома виноторговца Христофорова тек довольно широкий ручей смеси красного и белого вина, и проходящие по улице красноармейцы черпали из него иногда даже шапками и пили вино вместе с грязью. Командиры сами выпускали вино из бочек, чтобы скорее прекратить пьянство и восстановить какой-нибудь порядок в армии. Пьянство продолжалось целую неделю, а вместе с ним и всевозможные, часто самые невероятные насилия над жителями»

Война с безоружными 

Носившие поначалу стихийный характер, насилия победителей вскоре приобрели организованные и более жестокие формы. 

После ликвидации Южного фронта в крымской столице оставалось большое количество офицеров и солдат Русской армии, имевших непролетарское происхождение представителей гражданского населения. Поверив обещаниям об амнистии, данным накануне красным командованием, эти люди надеялись, что их не станут преследовать, и позволят честно трудиться на благо Отчизны. Увы, этим ожиданиям не суждено было сбыться. Высокая концентрация на территории полуострова «контрреволюционного элемента» никак не устраивала кремлевских правителей. Выступая 6 декабря 1920 г. на совещании московского партийного актива, Ленин заявил: «Сейчас в Крыму 300 тыс. буржуазии. Это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим». Слова вождя были правильно поняты местными военными и партийными органами. На полуострове был установлен режим чрезвычайного положения. Люди были лишены возможности уехать из Крыма, поскольку каждый пропуск подписывал лично председатель Крымревкома Бела Кун.
Известно его высказывание: «…Крым это – бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит, а так как Крым отстал на три года в своем революционном движении, то мы быстро подвинем его к общему революционному уровню России…» 



Полуостров «подвинули» путем массовых расстрелов. 17 ноября 1920 г. приказом Крымревкома №4 была объявлена регистрация всех иностранных подданных; лиц, прибывших на территорию полуострова с июня 1919 г.; офицеров, чиновников военного времени, солдат, работников гражданских учреждений. Перечисленным в приказе категориям лиц предписывалось в 3-дневный срок явиться для регистрации. Не зарегистрировавшиеся в указанный срок рассматривались как шпионы и подлежали преданию суду Ревтрибунала «по всем строгостям военного времени».

Согласно свидетельству очевидца, «регистрация продолжалась несколько дней. Всех записывали, опрашивая о времени службы, о части, в которой служили и т.п., и группами отправляли в казармы, где и содержали под стражей в продолжение недели». Первое время режим содержания в казармах был достаточно мягок: с офицерами обращались корректно, беспрепятственно пускали к ним на свидание родственниц, женщин и детей. Позволялось без ограничения приносить одежду, провизию, книги. Но, спустя короткое время все изменилось: группу арестованных численностью около 200 человек перевели из казарм в городскую тюрьму. Свидания с ними были прекращены. По прошествии трех дней врангелевцев вывели из тюрьмы и по Алуштинскому шоссе доставили в усадьбу Крымтаева (ныне – район Симферопольского водохранилища – Д.С.), где всех перебили. 

Маховик репрессий стремительно начал раскручиваться и вскоре заработал на полную мощность. Согласно сохранившимся документам, только за один день, 22 ноября 1920 г. в Симферополе чрезвычайные «тройки» особых отделов при Реввоенсовете Южного фронта и 6-й армии вынесли постановления о расстреле 27, 117, 154 и 857 человек. Сутки спустя, 24 ноября, – к смерти приговорили еще 269 человек. Массовые казни продолжились и в последующие месяцы. Так, 7 декабря 1920 г. была расстреляна еще одна партия пленных – 82 человека. 19 декабря 1920 г. трагическую участь предшественников разделили 159 человек.

Мгновенно террор перекинулся и на гражданское население. Хватали для расстрелов матерей, жен и детей, пробиравшихся к местам экзекуций, в надежде отыскать для погребения тела своих близких. Партию таких приговоренных казнили в районе еврейского кладбища.

Следственные дела тех лет невелики по объему. Как правило, они состоят из анкеты, которую арестованный заполнил при регистрации, и приговора. Иные документы встречаются редко. Сама процедура ведения следствия была максимально упрощена. В подавляющем большинстве случаев подозреваемых не допрашивали. Приговоры выносились в отсутствие обвиняемых, на основании имеющихся материалов. 

Кроме расстрелов, революционные власти активно практиковали и другие виды репрессий – высылку из Крыма, заключение в концентрационный лагерь. Один из таких лагерей, рассчитанный на 800 человек, располагался в Симферополе по ул. Пушкинской, 20. С 1 января по 1 июля 1921 г. через него прошло 1929 человек арестованных и 429 человек привлеченных к труду из числа «буржуазных» элементов. Условия содержания в лагере были ужасны: узники ходили в лохмотьях, голодали, подвергались систематическим издевательствам и побоям со стороны тюремной охраны. Отсутствие бани и медицинского обслуживания (лагерный лазарет имел всего 15 койко-мест) создало опасность возникновения эпидемии. Все перечисленное стало причиной массовой смертности и частых побегов. 


Свидетельства

В Москве живут потомки Ялтинского благочинного протоиерея о. Александра Терновского (в 1921 г. был заключен в Ялтинское ЧК, был выпущен и вскоре скончался). Это дети его внучки Надежды Афанасьевны Литвинович. Покойная дочь протоиерея о. Александра Терновского и ее дочери были очевидцами страшного террора и голода. У потомков чудом выживших дочери и внучек хранится икона – подарок Царя мученика протоирею о. Александру.
Сохранившиеся воспоминания и дневники о пережитых ужасах и страшных днях террора большевиков сходны с изложенным в книге Ивана Шмелева «Солнце мертвых».


Горький итог 



Массовые убийства в Крыму продолжались, по меньшей мере, до мая 1921 г. При этом наивысшего своего апогея расстрелы достигли в период с ноября 1920 г. по март 1921 г., затем их волна стала понемногу спадать. 

Крымские события 1920-1921 гг. стали завершающим кровавым аккордом Гражданской войны на Юге России. Но даже сейчас они не получили должного освещения. Все, что на сегодняшний день сделано в Крыму и за его пределами в этом вопросе – заслуга немногих энтузиастов из числа историков, журналистов религиозных общественных деятелей. 

Никакой моральной оценки этой ужасной трагедии официальными лицами до настоящего времени озвучено не было. Поиск останков жертв красного террора в Крыму и их торжественное перезахоронение до настоящего времени, ни в Симферополе, ни в других городах, также не производились. Даже если местными жителями и другими были совершенно случайно найдены отдельные останки в виде явно человеческих костей, уголовного дела по факту нахождения человеческих останков не было возбуждено. Предательская московская патриархия пыталась разыграть фарс с переодетыми красными мп казаками в манере заигрывать-котролировать (смотрелось со стороны смехотворно-жутко), но на деле средства на поклонный крест-памятник дала москвичка, потомок убитого в Крыму царского генерала. Преступления большевиков должны быть преданы суду в России. Принадлежность к идеологии коммунизма должна быть уголовно наказуема.








О Папанине-жутком чекисте. Прославился не только потоплением корабля, но и зверствами в Крыму


В 1920-1921 гг. будущий арктический деятель был комендантом Крымской ЧК. Он был назначен на эту должность в октябре 1920 г. и оставил ее в марте 1921 г. - то есть работал в тот самый период, когда в Крыму осуществлялась масштабная бойня сдавшихся в плен офицеров и солдат Русской армии, беженцев, а также "представителей свергнутых классов". Апогей террора приходится как раз на этот период - с ноября 20-го по март 21-го. Расстрелы шли одни за другим. В обязанности Папанина как коменданта (комендантов еще называли "комиссарами смерти") входило приведение в исполнение приговоров и руководство расстрелами. Именно за это будущий полярник получил Орден Красного знамени. Правда, систематическое участие в казнях привело и к другим, менее приятным последствиям  - И.Д.пришлось месяц-другой полечиться в клинике для душевнобольных.  (История, в общем типичная для  чекистов тех лет). 
Малоизвестным является факт, что в бытность свою комендатном Папанин не только приводил в исполнение приговоры, но еще и обучал этому ремеслу юных чекистов, которые под его опытным руководством учились "искоренять гидру контрреволюции".
Один этих чекистов, Александр Спиридонович Журбенко, бывший в период с  сентября по декабрь 1938 г. начальником УНКВД по Москве и Московской области, после окончания кампании террора 1937-1938 гг., будучи арестован, из камеры написал письмо Сталину, в котором, пытаясь разжалобить вождя, писал о том, как он в Крымской ЧК под руководством знаменитого теперь на весь мир бывшего коменданта И. Д. Папанина своей "ещё юношеской рукой непосредственно уничтожал врагов".
источник: Петров Н., Янсен М. <Сталинский питомец> - Николай Ежов. - М. РОССПЭН, 2008.
С. 183.

Примечателен и тот факт, что в  своих воспоминаниях, написанных и опубликованных в 70-е годы, Папанин, дабы подчеркнуть свою приверженность коммунистическим идеалам, пишет о том, что даже после ухода из "органов", работая в Наркомате почт и телеграфов (и, очевидно и в более поздний период), он  "фактически связи с ЧК не порывал"
Добавим - не только с ЧК (ОГПУ, НКВД), но и с карательной системой СССР в целом. Так, начиная с 1939 и заканчивая 1946  г. Папанин был начальником Главсевморпути, игравшего важнейшую роль в снабжении лагерей ГУЛАГа.
источник: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000
Такая вот неоднозначная  личность был И.Д. Папанин.  Кем его считать - пусть каждый решает для себя сам.  


Рейтинг@Mail.ru