ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   27 IЮНЯ (14 IЮНЯ по ст.ст.) 2017 года




Страна должна знать своихъ «героевъ»

Страна должна знать своихъ «героевъ». Бела Кунъ.

 

  Итакъ, снова «Страна должна знать своихъ героевъ!». Очередной «герой» нашихъ очерковъ Бела Кунъ.

 

Бела кун.jpgБела Кунъ (1886-1939) — венгерскій коммунистъ, родился въ Трансильванiи, въ семьѣ сельскаго писаря-еврея и кальвинистки. Принадлежность къ національному и религіозному меньшинству съ дѣтства сформировала у него комплексъ неполноцѣнности, обратной стороной котораго явилась невѣроятная, патологическая жестокость, которой въ зрѣлые годы отличался Бела Кунъ.

Среднее образованіе Бела Кунъ получилъ въ кальвинистской гимназіи, гдѣ  впервые познакомился съ революціонными идеями и въ 1902 году записался въ  соціалъ-демократическую партію Венгріи.  Послѣ окончанія гимназіи поступилъ на юридическій факультетъ Коложварскaго университета, но, какъ и всѣ профессіональные революціонеры, учился тамъ недолго и въ 1904 университетъ бросилъ и началъ работать въ качествѣ партійнаго журналиста. За свои провокаціонныя статьи въ газетахъ неоднократно привлекался къ суду, а въ 1907 году за организацію массовыхъ безпорядковъ, которые привели къ человѣческимъ жертвамъ, былъ приговоренъ къ шести мѣсяцамъ тюремнаго заключенія, которые судъ замѣнилъ общественными работами. Это былъ единственный періодъ въ жизни «пролетарскаго вождя» Белы Куна, когда онъ хоть что-то дѣлалъ своими руками.

Послѣ отбытія наказанія партійная карьера Белы Куна пошла въ гору, и въ 1913 онъ  уже руководитъ крайне лѣвымъ крыломъ венгерскихъ соціалъ-демократовъ и избирается делегатомъ на съѣздъ партіи.

Съ началомъ Первой Міровой войны Бела Кунъ былъ мобилизованъ въ Австро-венгерскую армію и отправленъ на фронтъ противъ Россіи. Въ 1916 году  во время Брусиловскаго наступленія  онъ попалъ въ плѣнъ и былъ направленъ въ Томскъ, гдѣ сошелся съ ссыльными революціонерами, выучилъ русскій языкъ и окончательно оформился какъ убѣждённый коммунистъ ленинскаго типа.

Февральская революція открыла широкій просторъ для дѣятельности авантюристовъ и проходимцевъ, подобныхъ Бел ѣ Куну. Сразу послѣ революціи Кунъ вступилъ въ РСДРП(б) и сталъ весьма отвѣтственнымъ лицомъ въ партіи, завѣдовавшимъ въ Томскѣ и губерніи большевицкой печатью. Но по-настоящему развернуть свои «таланты» Кунъ сумѣлъ лишь послѣ Октябрьскаго переворота.

Въ мартѣ 1918 года Ленинъ заключилъ съ Центральными державами «похабный» Брестскій миръ, въ соотвѣтствіи съ которымъ подлежали освобожденію изъ плѣна всѣ военнослужащіе Германской и Австро-венгерской армій. Многіе изъ этихъ плѣнныхъ вовсе не желали возвращаться на родину, т.к. это означало для нихъ повторную мобилизацію и отправку на фронтъ. Изъ такихъ военноплѣнныхъ-невозвращенцевъ Бела Кунъ и началъ формировать первые въ Красной арміи отряды «интернаціоналистовъ», прославившiеся въ Гражданской войнѣ своей запредѣльной жестокостью и фанатичной преданностью большевистской партіи. Одновременно изъ венгерскихъ военноплѣнныхъ  Кунъ сколачивалъ Венгерское отдѣленіе РКП(б),  позднѣе преобразованное имъ въ Компартію Венгріи по ленинскому образцу «партіи новаго типа».

 

Интернационалисты.jpg

«Интернацiоналисты» Белы Куна

 

Весной 1918 года Бела Кунъ прибылъ въ Петроградъ, гдѣ организовалъ массовый выпускъ пропагандистской литературы на венгерскомъ языкѣ, а затѣмъ былъ направленъ въ Москву, гдѣ впервые произошла его встрѣча съ Ленинымъ. Въ этотъ періодъ Кунъ былъ настроенъ радикальнѣе самого Ленина и требовалъ немедленнаго объявленія политики «краснаго террора», упрекая въ «нерѣшительности» даже такихъ заядлыхъ террористовъ какъ Дзержинскій и Зиновьевъ.

Въ развернувшейся вскорѣ Гражданской войнѣ созданные Куномъ отряды «интернаціоналистовъ» показали себя какъ надежнѣйшія большевицкія формированія. Дѣйствуя во главѣ этихъ отрядовъ, Бела Кунъ принялъ активное участіе въ разгромѣ левоэсеровскаго мятежа въ Москвѣ, гдѣ онъ лично захватилъ телеграфъ и штабъ возставшихъ, а также  въ подавленіи многочисленныхъ антибольшевистскихъ возстаній по всей Россіи. Позднѣе  онъ вмѣстѣ со своими «интернаціоналистами» участвовалъ въ боевыхъ операціяхъ на востокѣ противъ чехословацкаго корпуса и Народной арміи. Вездѣ дѣйствія Белы Куна и его подчиненныхъ отличались невѣроятной, изувѣрской жестокостью, которую Кунъ считалъ первоосновой всякаго успѣха.

Послѣ пораженія Австро-Венгріи въ Первой Міровой войнѣ  и ея развала какъ государства Ленинъ срочно отозвалъ Белу Куна съ фронта и направилъ его въ Венгрію, поставивъ ему задачу подготовить и организовать въ странѣ «пролетарскую революцію». 17 ноября Кунъ былъ уже въ Будапештѣ и ровно черезъ  недѣлю 24 ноября объявилъ о созданіи Венгерской коммунистической партіи, а себя назначилъ предсѣдателемъ ея Центральнаго комитета. Всѣ ключевые посты въ этомъ ЦК заняли евреи — ставленники Куна, частично привезенные имъ изъ Москвы, а частично завербованные на мѣстѣ.

Подготовка революціи велась Белой Куномъ строго по ленинскимъ рецептамъ. Со страницъ своего партійнаго органа «Красная газета» онъ повелъ жесткую агитацію, какъ противъ правительства, такъ и противъ «соціалъ-предателей», «соглашателей», призывая рабочихъ «не бояться гражданской войны». Одновременно Кунъ приступилъ къ активной организаціи митинговъ и забастовокъ и тайному формированію вооруженныхъ отрядовъ боевиковъ. Колеблющимся членамъ своей партіи, сомнѣвавшимся въ необходимости возстанія, Кунъ отвѣчалъ: «У васъ сердце въ штанахъ. Вы не по-большевистски оцѣниваете ситуацію».

 

1305481297_bela-kun-1919.jpg

Бела Кунъ выступаетъ на одномъ изъ митинговъ въ Будапештѣ

 

22 февраля 1919 года коммунисты подъ руководствомъ Куна организовали массовую демонстрацію, закончившуюся  перестрѣлкой съ полиціей, въ результатѣ которой было множество убитыхъ и раненыхъ. За организацію этого выступленія Бела Кунъ былъ арестованъ и осуждёнъ по обвиненію въ государственной измѣнѣ, однако правительство проявило мягкотѣлость и не подвергло репрессіямъ другихъ виднѣйшихъ коммунистовъ, что позволило Куну руководить подготовкой переворота прямо изъ тюрьмы. 

21 марта 1919 оставшiеся на свободѣ сторонники Куна, воспользовавшись очереднымъ правительственнымъ кризисомъ, временно объединились съ соціалъ-демократами и объявили о созданіи Революціоннаго правительства, которое провозгласило Венгрію совѣтской республикой. Бела Кунъ былъ немедленно освобожденъ изъ тюрьмы и занялъ въ новомъ правительствѣ постъ комиссара иностранныхъ дѣлъ, однако, фактически онъ захватилъ въ свои руки все руководство государствомъ. На запросъ Ленина о политическомъ положеніи въ Венгріи Кунъ отвѣчалъ: «Моё личное вліяніе въ Революціонномъ правительствѣ настолько велико, что диктатура пролетаріата будетъ рѣшительно установлена». Кунъ сдержалъ свое обѣщаніе «вождю мірового пролетаріата» — всего черезъ нѣсколько дней изъ правительства были выведены всѣ соціалисты, и оно стало чисто коммунистическимъ, а по національному составу — и чисто еврейскимъ.

Слѣдуя модели захвата власти, опробованной Ленинымъ въ Россіи, Бела Кунъ на базѣ имѣвшихся въ его распоряженіи вооруженныхъ рабочихъ отрядовъ организовалъ Красную гвардію, во главѣ которой поставилъ знаменитаго впослѣдствіи сталиниста и еврея-садиста Матiаса Ракоши. Кромѣ того, былъ созданъ хорошо вооруженный винтовками, гранатами и пулемётами отрядъ численностью около 200 человѣкъ,  называвшихъ себя «ленинцами». Этотъ отрядъ, возглавлявшійся другимъ садистомъ Йожефомъ Черни, занимался борьбой съ «контрреволюціонными настроеніями» и игралъ въ Венгріи ту же роль, что и ЧК въ Россіи. Въ задачу «ленинцевъ» и подобныхъ имъ группъ входила помимо прочаго и «борьба съ клерикализмомъ», т.е. терроръ противъ церкви и ея служителей. Правая рука Куна еврей Тиборъ Самуэли занялъ постъ наркома по военнымъ дѣламъ и приступилъ къ подготовкѣ «экспорта революціи» въ сосѣднія страны съ помощью венгерской Красной арміи.

 

Ленинцы.png

«Ленинцы» составляли опору террористической диктатуры Белы Куна

 

Въ своей внутренней политикѣ Бела Кунъ также дѣйствовалъ по совѣтскимъ лекаламъ. Была объявлена націонализація всей промышленности, а на селѣ Бела Кунъ націонализировалъ землю, ввелъ продразверстку и приступилъ къ созданію колхозовъ. Не забыли и о ленинской «культурной революціи»,  осуществленіе которой Бела Кунъ поручилъ ещё одному еврею — «наркому культуры» Георгу Лукачу, извѣстному своей теоріей «культурнаго марксизма». Лукачъ проводилъ политику полнаго уничтоженія христіанской культуры и искорененія національныхъ традицій. Главнымъ его достиженіемъ на «культурномъ» поприщѣ стало введеніе въ венгерскихъ школахъ программы  «полового воспитанія», задачей котораго было  обучить дѣтей «свободной любви» и привить имъ отвращеніе къ семьѣ какъ «буржуазному предразсудку».

Всѣ эти революціонныя мѣропріятія встрѣтили рѣзкое непріятіе въ населеніи, особенно въ сельской мѣстности, гдѣ разорительная продразверстка довела народъ до голоданія, а разгромы церквей и убійства священниковъ «ленинцами» вызвали серію крестьянскихъ возстаній.  Противъ всѣхъ недовольныхъ у Куна было только одно средство — репрессіи, которыя становились всё болѣе и болѣе масштабными, пока, наконецъ, страну не захлестнула волна самаго безпощаднаго террора.

Этотъ кровавый терроръ, который привелъ въ ужасъ Европу, а также неоднократныя попытки «экспорта революціи» въ сопредѣльныя страны побудили Румынію и Чехословакію начать боевыя дѣйствія противъ режима Белы Куна. Въ маѣ 1919 года румынскія, а затѣмъ и чехословацкія войска вторглись въ «венгерскую совѣтскую республику», чтобы ликвидировать этотъ очагъ большевизма. Одновременно на югѣ страны контръ-адмиралъ Миклошъ Хорти организовалъ и возглавилъ антибольшевистскую Національную армію, которая повела борьбу съ Красной арміей. Фронтъ быстро приближался къ Будапешту, а въ тылу «республики» повсемѣстно вспыхивали антисовѣтскія возстанія.

Отчаявшись получить военную помощь отъ Ленина, власть котораго въ этотъ моментъ сама висѣла на волоскѣ, Бела Кунъ рѣшилъ прибѣгнуть къ своему послѣднему средству и оффицiально объявилъ о началѣ «массоваго краснаго террора». Однако новыя сотни и тысячи разстрѣловъ «контрреволюціонеровъ» не спасли положенія. 1 августа 1919 г. румынскія войска и Національная армія вошли въ Будапештъ и свергли кровавую диктатуру венгерскаго еврея.

 

Приветсвие Хорти.jpg

Жительницы освобожденнаго Будапешта привѣтствуютъ контръ-адмирала Хорти

 

Бела Кунъ вмѣстѣ со своими ближайшими приспѣшниками бѣжалъ въ Австрію, а оттуда на аэропланѣ прилетѣлъ въ Москву доложить Ленину о разгромѣ своей авантюры. «Вождь мірового пролетаріата» встрѣтилъ Куна крайне непріязненно, обрушившись на него съ грубой бранью какъ на виновника провала «міровой революціи». Послѣ бурнаго объясненія съ Ленинымъ у Куна случился сердечный припадокъ, и онъ длительное  время отлеживался въ госпиталѣ. Въ концѣ концовъ, Ленинъ простилъ Куна и возстановилъ его въ РКП(б), но долго не находилъ ему примѣненія, т.к. выяснилось, что кромѣ организаціи и проведенія «безпощаднаго массоваго террора» Бела Кунъ ни къ какой другой работѣ неспособенъ. Возможность примѣнить «таланты» Куна появилась у Ленина лишь осенью 1920 года послѣ пораженія и эвакуаціи изъ Крыма Русской арміи ген. Врангеля.

Хотя генъ. Врангелю и удалось вывезти съ полуострова свыше 145 тыс. человѣкъ, однако въ Крыму ещё оставалось почти 70 тыс. офицеровъ, солдатъ и военныхъ чиновниковъ Русской арміи (въ томъ числѣ около 15 тысячъ раненыхъ и больныхъ) и болѣе 200 тысячъ гражданскихъ бѣженцевъ, не сумѣвшихъ или не пожелавшихъ по тѣмъ или инымъ причинамъ эвакуироваться.

Столь высокая концентрація на территоріи полуострова «представителей эксплуататорскихъ классовъ» не давала покоя большевицкому руководству, тѣмъ болѣе, что и мѣстное крымское населеніе также считалось «контрреволюціоннымъ», т.к. за три года Гражданской войны Крымъ былъ подъ властью большевиковъ въ общей сложности всего четыре мѣсяца. Поэтому Ленинъ и его присные  рѣшили провести зачистку Крыма самыми жестокими мѣрами и по возможности въ наиболѣе короткій срокъ. Для осуществленія этихъ мѣръ требовались соотвѣтствующіе спеціалисты, и тутъ Ленинъ вспомнилъ о Белѣ Кунѣ  и его способностяхъ массоваго убійцы.

Въ октябрѣ 1920 г. Бела Кунъ былъ назначенъ членомъ Реввоенсовета Южнаго фронта, сдѣлавшись правой рукой каторжника Фрунзе, а 3(16) ноября, на слѣдующій день послѣ эвакуаціи Крыма бѣлыми, всталъ во главѣ новообразованнаго крымскаго Ревкома, ожидая указаній изъ центра, кого, въ какой послѣдовательности и въ какомъ количествѣ уничтожать. Въ ожиданіи этихъ указаній Фрунзе и Кунъ дали полную волю звѣринымъ инстинктамъ красноармейцевъ, которые въ короткіе сроки перебили въ захваченныхъ бѣлыхъ лазаретахъ тысячи больныхъ и раненыхъ солдатъ и офицеровъ Русской арміи. Эта была первая, неорганизованная фаза террора. Вскорѣ поступили долгожданныя указанія изъ Москвы, и началась вторая фаза террора — организованная.

Въ ноябрѣ 1920 года, выступая на совѣщаніи московскаго партійнаго актива, Ленинъ далъ общую установку: «Сейчасъ въ Крыму 300 000 буржуазіи. Это источникъ будущей спекуляціи, шпіонства, всякой помощи капиталистамъ. Мы ихъ возьмемъ, распредѣлимъ, подчинимъ и переваримъ».

Слова бѣсноватаго «Ильича» о «перевариваніи» конкретизировали Предсѣдатель Реввоенсовета товарищъ Троцкiй и его замѣститель товарищъ Склянскiй. «Война продолжится, пока въ Красномъ Крыму останется хоть одинъ бѣлый офицеръ» — заявилъ Склянскiй. «Я тогда пріѣду въ Крымъ, когда на его территоріи не останется ни одного бѣлогвардейца» — добавилъ Троцкiй.

 

Кун и Фрунзе.jpg

Троцкiй (въ центрѣ), Кунъ (крайній слѣва) и Фрунзе (второй справа) разсматриваютъ карту Крыма.

 

Марксизмъ, какъ извѣстно, не догма, а руководство къ дѣйствію. Указанія вышестоящаго начальства Бела Кунъ понялъ совершенно правильно: надлежитъ уничтожать офицеровъ, «бѣлогвардейцевъ» и «буржуазію»; общее число жертвъ — 300 000. Въ крымскихъ газетахъ появилось слѣдующее заявленіе Куна: «Товарищъ Троцкiй сказалъ, что не пріѣдетъ въ Крымъ до тѣхъ поръ, пока хоть одинъ контрреволюціонеръ останется въ Крыму; Крымъ это – бутылка, изъ которой ни одинъ контрреволюціонеръ не выскочитъ, а такъ какъ Крымъ отсталъ на три года въ своемъ революціонномъ движеніи, то мы быстро подвинемъ его къ общему революціонному уровню Россіи…»

На полуостровѣ былъ введенъ режимъ чрезвычайнаго положенія. Всѣ дороги, ведущія изъ Крыма, были блокированы, и люди не могли покинуть полуостровъ, поскольку всѣ пропуска подписывалъ непосредственно Бела Кунъ.

Для ликвидаціи «контрреволюціонеровъ» Кунъ создалъ особую «тройку» съ неограниченными властью и полномочіями. Въ составъ этой «тройки» входили: самъ Бела Кунъ, его любовница Землячка-Залкиндъ, прославившаяся своей изувѣрской жестокостью во время расказачиванія, и прикомандированный Дзержинскимъ отъ ВЧК тов. Михельсонъ, но фактически всѣ дѣла вершили Кунъ и его «боевая подруга».

Этой «тройкѣ» подчинялся весь репрессивный аппаратъ полуострова, включавшій расквартированныя въ Крыму красноармейскія банды, Особые отдѣлы и созданную по иниціативѣ Белы Куна и Землячки Крымскую ЧК. Во главѣ послѣдней Кунъ поставилъ секретаря Президіума ВЧК кроваваго садиста и палача Реденса, накопившаго богатый опытъ массовыхъ убійствъ въ Одесской, Кіевской и Харьковской чрезвычайкахъ. Любопытно, что комендантомъ этой ЧК  и начальникомъ отряда по борьбѣ съ «бандитизмомъ» былъ назначенъ 26-лѣтній Иванъ Папанинъ — въ будущемъ извѣстный совѣтскій полярникъ и дважды Герой Совѣтскаго Союза. Къ бѣлымъ медвѣдямъ тов. Папанина потянуло послѣ того какъ онъ, надорвавшись на чекистской работѣ, угодилъ подобно многимъ палачамъ въ психіатрическую клинику, откуда вышелъ хотя и съ  орденомъ Краснаго знамени, врученнымъ за палаческіе труды, но уже неспособнымъ къ нахожденію въ нормальномъ человѣческомъ обществѣ.

 

Папанин -комендант крымской ЧК.JPG

Один из многочисленных советских «героев» сталинской эпохи Иван Папанин в бытность комендантом Крымской ЧК.

 

Послѣ этихъ подготовительныхъ мѣропріятій началось организованное и планомѣрное уничтоженіе бывшихъ военнослужащихъ Русской арміи ген. Врангеля и вообще всѣхъ причастныхъ къ Бѣлому движенію, которое по своему звѣрству и размаху не имѣетъ себѣ равныхъ вплоть до сегодняшняго дня. Даже знаменитая ликвидація польскихъ офицеровъ и чиновниковъ сталинскимъ НКВД въ 1940 г. совершенно блѣднѣетъ въ сравненіи съ бойней, устроенной Белой Куномъ въ Крыму.

Сначала убивали по такъ называемымъ «спискамъ». Былъ изданъ приказъ, предписывавшій всѣмъ бывшимъ военнослужащимъ Императорской и Бѣлой армій зарегистрироваться въ комендатурахъ съ указаніемъ фамиліи, званія и адреса. За уклоненіе отъ регистраціи полагался разстрѣлъ. Съ помощью этой уловки, подкрѣпленной угрозой разстрѣла, удалось выявить нѣсколько десятковъ тысячъ человѣкъ. Всѣхъ ихъ брали по домашнимъ адресамъ, указаннымъ при регистраціи, и сразу же убивали.

Бела Кунъ устроилъ въ Крыму настоящую вакханалію убійствъ, офицеры и военные чиновники уничтожались всѣми доступными средствами, въ томъ числѣ по приказу Куна офицеровъ связывали по нѣсколько человѣкъ и топили въ морѣ. Но основнымъ способомъ казни оставался разстрѣлъ изъ пулеметовъ, когда раздѣтыхъ и связанныхъ русскихъ офицеровъ выводили къ мѣсту казни, ставили спиной къ выкопанной ими же самими общей могилѣ и открывали по нимъ пулеметный огонь.

Массовые разстрѣлы происходили одновременно во всѣхъ городахъ Крыма. Вотъ какъ описываетъ это убійство одинъ изъ очевидцевъ:

«Мѣсяцами шла бойня. Смертоносное таканье пулемета слышалось каждую ночь до утра ... Первая же ночь разстрѣловъ въ Крыму дала тысячи жертвъ: въ Симферополѣ 1800 чел., Ѳеодосіи 420, Керчи 1300 и т. д. Неудобство оперировать такими укомплектованными батальонами сказалось сразу. Поэтому на будущее назначены были меньшія партіи и въ двѣ смѣны за ночь. Для Ѳеодосіи 60 человѣкъ, въ ночь — 120. Населеніе ближайшихъ къ мѣсту разстрѣла домовъ выселилось: не могло вынести ужаса пытки. Разстрѣливаемыхъ бросали въ старые Генуэзскіе колодцы. Когда же они были заполнены, выводили днемъ партію приговоренныхъ, якобы для отправленія въ копи, засвѣтло заставляли рыть общія могилы, запирали часа на два въ сарай, раздѣвали до крестика и съ наступленіемъ темноты разстрѣливали.

Складывали рядами. На разстрѣлянныхъ черезъ минуту ложился новый рядъ живыхъ «подъ равненіе» и такъ продолжалось, пока яма не наполнялась до краевъ. Еще утромъ приканчивали нѣкоторыхъ разможживаниемъ головы камнями. Сколько похоронено полуживыхъ!... Въ Керчи устраивали «десантъ на Кубань»: вывозили въ морѣ и топили… За «Еврейскимъ кладбищемъ» въ Симферополѣ можно было видѣть разстрѣлянныхъ женщинъ съ грудными младенцами. Въ Ялтѣ, Севастополѣ выносили на носилкахъ изъ лазарета и разстрѣливали».

 

Основныя убійства происходили въ Севастополѣ и Симферополѣ, гдѣ за первую недѣлю террора было убито соотвѣтственно 8000 и 6000 человѣкъ, а всего около 29 тысъ. человѣкъ. Въ Севастополѣ, кромѣ того, въ качества способа массовыхъ казней широко примѣнялось повѣшеніе. По свидѣтельству иностранцевъ, сумѣвшихъ вырваться изъ Крыма во время разгула краснаго террора, всѣ главныя улицы Севастополя были буквально увѣшаны качающимися въ воздухѣ трупами. Вѣшали вездѣ: на фонаряхъ, столбахъ, на деревьяхъ и даже на памятникахъ.

Однако эти звѣрскія убійства по «спискамъ» были только началомъ. Несмотря на угрозу разстрѣломъ, зарегистрировались далеко не всѣ, да и сама регистрація касалась только военнослужащихъ и не затрагивала людей, служившихъ при Врангелѣ въ гражданскихъ учрежденіяхъ. Поэтому по приказу Белы Куна началась слѣдующая фаза террора — облавы въ городахъ и «зачистка» сельской мѣстности съ арестами и разстрѣлами всѣхъ подозрительныхъ.

По улицамъ городовъ Крыма рыскали чекисты и особисты, арестовывая всѣхъ, кто подвернется имъ подъ руку. Какъ правило, для того чтобы угодить въ чрезвычайку, было достаточно имѣть интеллигентную внѣшность или быть прилично одѣтымъ. Случайные аресты оказались малоэффективными, и тогда чекисты перешли къ тактикѣ массовыхъ облавъ. Оцѣплялись цѣлые городскіе кварталы и всѣ задержанные сгонялись въ фильтраціонные пункты, гдѣ производилась сортировка, и откуда было только два выхода: на волю или на разстрѣлъ.

На этотъ стадіи террора основную массу жертвъ составляли уже не офицеры и солдаты Русской арміи, а гражданское населеніе. Убивали «за дворянское происхожденіе», «за работу въ бѣломъ кооперативѣ», «за сочувствіе къ Врангелю», «за принадлежность къ казачеству» и даже «за принадлежность къ польской національности». Уничтожали врачей, учителей, священниковъ, инженеровъ, земскихъ дѣятелей, журналистовъ, госслужащихъ, членовъ несоцiалистическихъ партій, сестеръ милосердія и санитарокъ, ухаживавшихъ въ госпиталяхъ за ранеными бѣлогвардейцами. Въ сельской мѣстности помимо разстрѣловъ брали также и заложниковъ, которыхъ затѣмъ убивали въ отместку за выступленія «бандитовъ», т.е. антисовѣтскихъ партизанъ. Фактически Бела Кунъ превратилъ Крымъ въ гигантскiй концентраціонный лагерь размѣромъ съ полуостровъ, въ прообразъ будущаго ГУЛАГа.

Расстрельная команда.jpg

Одна изъ разстрельныхъ командъ, осуществлявшихъ крымскій терроръ.

 

Наконецъ, и облавы перестали давать нужный эффектъ, въ нихъ всё чаще сталъ попадать «пролетарскій» элементъ. Тогда перешли къ третьей стадіи террора — «по анкетамъ». Людей поочередно вызывали въ Особый отдѣлъ, гдѣ заставляли заполнять подробныя анкеты съ множествомъ провокаціонныхъ вопросовъ, за отказъ отвѣчать на которые полагался разстрѣлъ. Послѣ заполненія и провѣрки анкеты нѣкоторые сразу же отправлялись въ тюрьмы, другіе оставались жить подъ страхомъ ареста. На этой стадіи террора репрессіямъ подвергались въ основномъ родственники людей, уничтоженныхъ чекистами ранѣе. Разстрѣлы въ этотъ періодъ были нечасты, участью большинства была отправка въ сѣверные концлагеря по этапу. Смертность среди этапируемыхъ, которыхъ гнали въ лагеря пѣшкомъ, безъ пищи, воды и теплой одежды, была, естественно, огромной. Въ случаѣ чьего-либо бѣгства съ этапа вся партія заключенныхъ разстрѣливалась.

Оставшееся же въ живыхъ населеніе Крыма начали вымаривать голодомъ, т.к. въ наглухо блокированный Крымъ хлѣбъ и другіе продукты завозились только для коммунистовъ, чекистовъ и красноармейцевъ. Голодъ и тифъ унесли ещё несчетное количество человѣческихъ  жизней.

 Число жертвъ террора, устроеннаго Бѣлой Куномъ въ Крыму, можно установить только приблизительно. Матеріалы Особой слѣдственной Комиссіи по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ говорятъ о 52-53 тысячахъ казненныхъ. Большевистская комиссія ВЦИК, инспектировавшая Крымскую ЧК, оффицiально опредѣлила число разстрѣлянныхъ въ 56 тыс. человѣкъ. Бывшій генералъ Даниловъ, служившій въ штабѣ 4-й Красной арміи въ періодъ съ ноября 1920 по апрѣль 1921 г., утверждалъ, что въ Крыму за это время было истреблено болѣе 80 тыс. человѣкъ. Жившій въ то время въ Крыму поэтъ Максимилiанъ Волошинъ полагалъ, что только за періодъ осень 1920 — зима 1921 г.г. было разстрѣляно 96 тыс. человѣкъ. Русскій писатель И.С. Шмелевъ въ своихъ свидѣтельскихъ показаніяхъ на Лозаннскомъ процессѣ называлъ еще большую цифру — 120 тысячъ. Историкъ и публицистъ С.П. Мельгуновъ въ работѣ «Красный терроръ въ Россіи», опираясь на свидѣтельства очевидцевъ, говоритъ даже о 150 тысячахъ замученныхъ, разстрѣлянныхъ и уморенныхъ голодомъ.

Скорѣе всего, даже послѣднее число является заниженнымъ. Извѣстно, напримѣръ, что  начальникъ «ударной группы» Особаго Отдѣла Южнаго Фронта тов. Евдокимовъ былъ представленъ своимъ начальникомъ краснымъ Главкомомъ каторжникомъ Фрунзе къ награжденію орденомъ боевого Краснаго Знамени за то, что въ теченіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ сумѣлъ со своей «ударной группой» уничтожить 12 тыс. «бѣлогвардейскаго элемента», въ томъ числѣ 30 губернаторовъ и вице-губернаторовъ, нѣсколько десятковъ генераловъ и болѣе 300 полковниковъ. А сколько было такихъ безумныхъ маньяковъ евдокимовыхъ и «ударныхъ группъ»?

Что же касается самого Белы Куна, то онъ за свои кровавые «подвиги» также былъ награжденъ орденомъ Краснаго Знамени, но «награда нашла героя» лишь въ 1927 году. Дѣло  въ томъ, что еще до окончанія крымскаго террора Бѣла Кунъ въ мартѣ 1921 года былъ отозванъ Ленинымъ въ Москву и направленъ на другую «отвѣтственную работу» — устраивать «пролетарскую революцію» въ Германіи. Награждать же за недоконченное дѣло у большевиковъ было не принято. Поэтому всѣ лавры побѣдителя достались Землячкѣ-Залкиндъ, получившей въ 1921 году за крымскія убійства орденъ боевого Краснаго Знамени.

Съ организаціей въ Германіи «пролетарской революціи»  Бела Кунъ позорно провалился, поднятое имъ возстаніе было въ короткій срокъ подавлено германскими добровольцами и правительственными войсками. Побитый Бела Кунъ вернулся въ Москву къ Ленину, который счелъ его какъ революціонера профессіонально непригоднымъ.  Кунъ былъ направленъ на руководящую партійную работу на Уралъ, а съ 1923 года какъ уполномоченный ЦК ВКП(б) руководилъ россійскимъ комсомоломъ. На этой должности  Кунъ также долго не удержался, т.к. она не была сопряжена съ массовымъ терроромъ, къ которому Бѣла Кунъ только и имѣлъ влеченіе и способности. 

Въ дальнѣйшемъ онъ занимался литературными переводами съ венгерскаго въ издательствѣ «Гослит» и такъ пересидѣлъ всѣ партійныя  разборки 20-х и начала 30-х годовъ. 

Когда началась Гражданская война въ Испаніи, и республиканскому правительству срочно понадобилось налаживать репрессивный аппаратъ, Сталинъ вспомнилъ о Белѣ Кунѣ и направилъ его какъ спеціалиста по «красному террору» въ помощь къ испанскимъ «товарищамъ». Кунъ былъ введенъ въ составъ высшаго коммунистическаго руководства Испаніи и координировалъ дѣятельность карательныхъ структуръ, успѣвъ и въ этой части Европы приложить руку къ уничтоженію десятковъ тысячъ невинныхъ людей.

Однако, несмотря на всѣ усилія Куна и подобныхъ ему международныхъ подонковъ и палачей, Гражданская война въ Испаніи сложилась не въ пользу коммунистовъ.   Въ предчувствіи неудачи Сталинъ съ 1938 года началъ постепенно отзывать своихъ «спеціалистовъ» назадъ въ Москву. Въ числѣ прочихъ былъ отозванъ и Бела Кунъ и вскорѣ по возвращеніи арестованъ НКВД по обвиненію въ троцкизмѣ. Безсмысленность этого обвиненія самоочевидна, такъ какъ Кунъ былъ фанатичнымъ и искреннимъ сталинистомъ. Скорѣе всего, Сталинъ посчиталъ, что третій по счету провалъ Белы Куна съ организаціей «міровой революціи» (Венгрія, Германія, Испанія) свидѣтельствуетъ о совершенной негодности Куна какъ профессіональнаго революціонера. Использовать же Куна въ качествѣ рядового палача Сталинъ также счелъ нецѣлесообразнымъ, т.к. къ этому моменту у него было таковыхъ палачей въ огромномъ изобиліи. Поскольку ни къ чему другому, кромѣ дѣлъ революціонныхъ и палаческихъ Бела Кунъ способенъ не былъ, то Сталинъ и рѣшилъ безъ лишнихъ церемоній избавиться отъ очередного ставшаго ненужнымъ исполнителя.

Точная дата смерти Белы Куна не установлена. Въ 1989 совѣтское правительство объявило, что Кунъ былъ убитъ въ лагерѣ 29 августа 1938. Другіе источники называютъ дату разстрѣла 30 ноября 1939. Извѣстно лишь, что приговоренъ онъ былъ къ смерти какъ врагъ народа. Данный приговоръ слѣдуетъ признать вопіющей несправедливостью сталинской юстиціи. Бела Кунъ является врагомъ не одного народа, а цѣлыхъ четырехъ народовъ — русскаго, венгерскаго, испанскаго и нѣмецкаго.

Остается сказать, что въ 1956 году «вѣрный ленинецъ» Хрущевъ реабилитировалъ Белу Куна и вновь причислилъ его къ лику «пламенныхъ революціонеровъ». Реабилитація выразилась въ изданіи хвалебной книжки о Кунѣ въ серіи «Жизнь замѣчательныхъ людей» и переименованіи въ честь его улицъ въ Томскѣ, Симферополѣ и Санктъ-Петербургѣ. Въ Москвѣ кромѣ того именемъ Куна назвали одну изъ площадей. Излишне говорить, что всѣ эти наименованія до сихъ поръ свято блюдутся  нынѣшними властями РФ и Крыма, подтверждающими этимъ самымъ свою богоборческую, палаческую и русофобскую сущность.

 

Карта-Москва.jpg

 

Слѣва — площадь Белы Куна на картѣ Москвы, въ центрѣ — улица Белы Куна на картѣ Санктъ-Петербурга, справа — уличный указатель на стѣнѣ одного изъ домовъ.

Показательно, что когда въ 2011 году въ Петербургѣ въ очередной разъ былъ поднятъ вопросъ о переименованіи улицы международнаго палача, то власти отказались отъ переименованія, сославшись на зицъ-президента РФ Медвѣдева-Менделя, который, оказывается, родился на этой улицѣ и «съ дѣтства привыкъ къ такому названію».

 

 


Рейтинг@Mail.ru