ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   26 АПРѢЛЯ (13 АПРѢЛЯ по ст.ст.) 2017 года




Изъ матеріаловъ Особой комиссіи по разслѣдованію злодѣяній, учиненныхъ большевиками.  Дѣло  № 56.

 

4 апрѣля 1919 г. Главнокомандующій Вооруженными Силами Юга Россіи генералъ-лейтенантъ А. И. Деникинъ подписалъ Положеніе о созданіи Особой слѣдственной комиссіи по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ. Согласно Положенію, Комиссія была создана «для выявленія передъ лицомъ всего культурнаго міра разрушительной дѣятельности организованнаго большевизма» и руководствовалась послѣднимъ Уставомъ уголовнаго судопроизводства Россійской имперіи (1914). Она имѣла право вызывать и допрашивать потерпѣвшихъ и свидѣтелей, производить осмотры, обыски, выемки, освидѣтельствованія и другія слѣдственныя дѣйствія. Протоколы Комиссіи имѣли силу слѣдственныхъ актовъ.

Ввиду пораженія Бѣлаго движенія на Югѣ Россіи комиссія не смогла завершить свою работу, но даже и предварительные итоги ея трудовъ оказались совершенно неинтересны «всему культурному міру» по той простой причинѣ, что сей «культурный міръ» интересовался, да и въ настоящее время интересуется почти исключительно проблемами «вѣчно гонимаго» іудейскаго племени, которое не только не страдало отъ богоборческой совѣтской власти, но и десятилѣтіями было ея главной опорой.  Поэтому «культурный міръ» равнодушно взиралъ на уничтоженіе русской культуры, глумленіе надъ Православной Церковью и убійство милліоновъ русскихъ людей, предпочитая вмѣсто этого муссировать темы о «бѣлогвардейскихъ погромахъ», «антисемитизмѣ» и «фашизмѣ».

Но дѣйствительно культурный человѣкъ, т.е. человѣкъ христіанской вѣры и цивилизаціи, не можетъ пройти равнодушно мимо матеріаловъ Особой комиссіи, подлинность которыхъ въ отличіе отъ всевозможныхъ лживыхъ «свидѣтельствъ» о «холокостѣ» подтверждена документами и судебно-медицинскими экспертизами. Такое равнодушное отношеніе къ фактамъ преступнаго надругательства надъ христіанской Россіей означало бы лишь то, что мы имѣемъ дѣло съ шаббесъ-гоемъ  или типично совѣтскимъ человѣкомъ, исправить которыхъ не сможетъ, пожалуй, даже могила. Что же касается результатовъ работы Комиссіи, то мы твердо убѣждены, что почти всѣ они будутъ пріобщены къ матеріаламъ новой Особой Комиссіи по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ и ихъ послѣдователей, которая внѣ всякаго сомнѣнія будетъ создана будущимъ Русскимъ Національнымъ Правительствомъ и довершитъ дѣло, незаконченное ея предшественниками.

 

Редакція.

 

 

Особая комиссія
по разсл
ѣдованію злодѣяній большевиковъ,
состоящая при Главнокомандующемъ
Вооруженными Силами на Юг
ѣ Россіи

 

Дѣло № 56.

 

Свѣдѣнія о злодѣяніяхъ большевиковъ въ гор. Евпаторіи

 

Вечеромъ 14 января 1918 года на взморьѣ вблизи Евпаторіи показались два военныхъ судна — гидрокрейсеръ «Румынія» и транспортъ «Труворъ». На нихъ подошли къ берегамъ Евпаторіи матросы Черноморскаго флота и рабочіе севастопольскаго порта. Утромъ 15 января «Румынія» открыла по Евпаторіи стрѣльбу, которая продолжалась минутъ сорокъ. Около 9 часовъ утра высадился десантъ приблизительно до 1 500 человѣкъ матросовъ и рабочихъ. Къ прибывшимъ тотчасъ присоединились мѣстныя банды, и власть перешла въ руки захватчиковъ. Первые три дня вооруженные матросы съ утра и до поздняго вечера по указанію мѣстныхъ большевиковъ производили аресты и обыски, причемъ подъ видомъ отобранія оружія отбирали все то, что попадало имъ въ руки. Арестовывали офицеровъ, лицъ зажиточнаго класса и тѣхъ, на кого указывали какъ на контрреволюціонеровъ. Арестованныхъ отводили на пристань въ помѣщеніе Русскаго общества пароходства и торговли, гдѣ въ тѣ дни непрерывно засѣдалъ временный военно-революціонный комитетъ, образовавшійся частью изъ прибывшихъ матросовъ, а частью пополненный большевиками и представителями крайнихъ лѣвыхъ теченій г. Евпаторіи. Обычно безъ опроса арестованныхъ перевозили съ пристани подъ усиленнымъ конвоемъ на транспортъ «Труворъ», гдѣ и размѣщали по трюмамъ. За три-четыре дня было арестовано свыше 800 человѣкъ. Обхожденіе съ арестованными было наглое, грубое, надъ ними издѣвались и первый день имъ ничего не давали ѣсть. Бывали случаи, когда при задержаніи наносили раны и избивали до потери сознанія. Такъ, при задержаніи капитана Литовскаго полка Адама Людвиговича Новицкаго ему были нанесены тяжкіе побои и причинены острорѣжущимъ орудіемъ двѣ глубокія раны въ полость живота, послѣ чего онъ былъ въ числѣ другихъ утопленъ въ морѣ.

Трудно и почти невозможно было избѣжать ареста, такъ какъ всюду шныряли автомобили съ вооруженными «до зубовъ» матросами. Матросы эти съ вымазанными сажей лицами или въ маскахъ разыскивали и арестовывали по указаніямъ мѣстныхъ жителей скрывавшихся офицеровъ и всѣхъ заподозрѣнныхъ въ контрреволюціи.

Изъ мѣстныхъ евпаторійскихъ большевиковъ въ судьбѣ многихъ арестованныхъ большую роль сыграла преступная семья Нѣмичей, которая цѣликомъ вошла въ составъ судебной комиссіи, засѣдавшей на «Труворѣ» въ первые дни арестовъ. Комиссія эта была выдѣлена революціоннымъ комитетомъ и разбирала дѣла арестованныхъ. Въ нее помимо другихъ вошли:

Антонина Немичъ, ея сожитель Ѳеоктистъ Андрiади, Iуланiя Матвеева (урожд[енная] Нѣмичъ), ея мужъ Василій Матвѣевъ (солдатъ школы стрѣльбы по воздушному флоту и бывшій начальникъ штаба красныхъ), Варвара Гребенникова (урожд[енная] Нѣмичъ). На офицеровъ комиссія опредѣленно смотрѣла какъ на контрреволюціонеровъ. Командиръ «Румыніи» матросъ Федосеенко, бывшій предсѣдатель этой комиссіи, часто говорилъ: «Всѣ съ чина подпоручика до полковника — будутъ уничтожены».

Николай Демышевъ — бывшій предсѣдатель Евпаторійскаго исполнительнаго комитета — о роли Матвеевыхъ въ этой комиссіи выражался такъ: Iуланiя Матвеева при опросѣ арестованныхъ на «Труворѣ» опредѣляла «степень контрреволюціонности», а самъ Матвѣевъ — степень «буржуазности». Сперва всѣхъ предназначенныхъ къ убійству перевозили на катерахъ съ «Трувора» на «Румынію», которая стояла на рейдѣ неподалеку отъ пристани. Казни производились сначала только на «Румыніи», а затѣмъ и на «Труворѣ» и происходили по вечерамъ и ночью на глазахъ нѣкоторыхъ арестованныхъ. Казни происходили такъ: лицъ, приговоренныхъ къ разстрѣлу, выводили на верхнюю палубу и тамъ, послѣ издѣвательствъ, пристрѣливали, а затѣмъ бросали за бортъ въ воду. Бросали массами и живыхъ, но въ этомъ случаѣ жертвѣ отводили назадъ руки и связывали ихъ веревками у локтей и кистей. Помимо этого связывали и ноги въ нѣсколькихъ мѣстахъ, а иногда оттягивали голову за шею веревками назадъ и привязывали къ уже перевязаннымъ рукамъ и ногамъ (подобный случай былъ съ утопленнымъ на «Румыніи» капитаномъ гвардіи Николаемъ Владиміровичемъ Татищевымъ). Къ ногамъ привязывали «колосники».

На нѣкоторыхъ трупахъ, выбрасываемыхъ моремъ, при судебно-медицинскомъ осмотрѣ было обнаружено, что въ томъ мѣстѣ на шеѣ, гдѣ была веревка, сохранилась странгуляцiонная борозда, что указывало на удушеніе. Были трупы съ рваными ранами, съ прострѣленными черепами (у графа Владиміра Николаевича Мамуна), съ отрубленными руками (у бывшаго сыщика Евпаторійской полиціи Абдувелли Нурмагомъ Оглу), съ оторванными головами (у вольноопредѣляющагося Михаила Іосифовича Мельцера).

Казни происходили и на транспортѣ «Труворъ», причемъ со словъ очевидца, картина этихъ звѣрствъ была такова: передъ казнью по распоряженію судебной комиссіи къ открытому люку подходили матросы и по фамиліи вызывали на палубу жертву. Вызваннаго подъ конвоемъ проводили черезъ всю палубу мимо цѣлаго ряда вооруженныхъ красноармейцевъ и вели на такъ называемое «лобное мѣсто» (мѣсто казни). Тутъ жертву окружали со всѣхъ сторонъ вооруженные матросы, снимали съ жертвы верхнее платье, связывали веревками руки и ноги и въ одномъ нижнемъ бѣльѣ укладывали на палубу, а затѣмъ отрѣзывали уши, носъ, губы, половой членъ, а иногда и руки, и въ такомъ видѣ жертву бросали въ воду. Послѣ этого палубу смывали водой и такимъ образомъ удаляли слѣды крови. Казни продолжались цѣлую ночь, и на каждую казнь уходило 15-20 минутъ. Во время казней съ палубы въ трюмъ доносились неистовые крики, и для того, чтобы ихъ заглушить, транспортъ «Труворъ» пускалъ въ ходъ машины и какъ бы уходилъ отъ береговъ Евпаторіи въ морѣ.

За три дня, 15, 16 и 17 января, на транспортѣ «Труворъ» и на гидрокрейсерѣ «Румынія» было убито и утоплено не менѣе 300 человѣкъ. Въ числѣ другихъ были утоплены: подполковникъ Константинъ Павловичъ Сеславинъ, помѣщикъ Порфирій Порфирiевичъ Бендеберъ, графъ Николай Владиміровичъ Татищевъ, штабсъ-ротмистръ Ѳедоръ Ѳедоровичъ Савенковъ, штабсъ-капитанъ Петръ Ипполитовичъ Комарницкiй, полковникъ Арнольдъ Валеріановичъ Севримовичъ, подполковникъ Евгеній Алексѣевичъ Ясинскiй, жена инженера Мамай (по первому мужу Крицкая), подполковникъ Николай Викторовичъ Цвиленевъ, титулярный совѣтникъ Александръ Владиміровичъ […]лицкiй, штабсъ-капитанъ Николай Романовичъ Лихошерстовъ, подпоручикъ Александръ Владиміровичъ Гукъ, подпоручикъ Константинъ Викторовичъ Хмельницкій, графъ Владиміръ Николаевичъ Мамуна (онъ погибъ геройски, изобличая большевиковъ), полковникъ Александръ Николаевичъ Вытранъ и много-много другихъ.

Передъ казнями на «Румыніи» также засѣдала комиссія изъ матросовъ, пополненная представителями евпаторійскихъ большевиковъ. Присутствовали среди другихъ Антонина Нѣмичъ, Варвара Гребенникова, Николай Демышевъ и другіе. Антонина Нѣмичъ ободряла матросовъ и сама присутствовала при казняхъ. Матросъ Куликовъ говорилъ на одномъ изъ митинговъ, что собственноручно бросилъ въ морѣ за бортъ 60 человѣкъ. Въ 20-х числахъ января съ уходомъ въ Севастополь «Румыніи» и «Трувора» въ Евпаторіи сорганизовалась власть исполнительнаго комитета въ составѣ предсѣдателя, солдата Николая Демышева — виднаго лидера большевиковъ, его товарища Христофора Кебабчiанца, начальника штаба Матвеева, начальника Красной арміи Семена Нѣмича и предсѣдателя слѣдственной комиссіи матроса Виктора Грубе. Въ ночь на 24 января изъ евпаторійской тюрьмы, куда для дальнѣйшаго содержанія съ пароходовъ были переведены арестованные, были вывезены на автомобиляхъ и разстрѣляны 9 человѣкъ и среди нихъ: графъ Николай Владиміровичъ Клейнмихель, гимназистъ Евгеній Капшевичъ, офицеры Борисъ и Алексѣй Самко, Александръ Бржозовскiй и дръ. Установлено, что лица эти были убиты матросомъ Федосеенко при участіи Грубе, Бреславца, Черенкова и другихъ. Съ однимъ изъ разстрѣлянныхъ — Бржозовскимъ — произошелъ такой случай: когда тѣло его подтягивали къ приготовленной могилѣ, онъ, будучи только раненъ, приподнялся и просилъ не добивать, но Федосеенко лично его пристрѣлилъ. Глумленiямъ надъ этими жертвами не было предѣла, отъ нихъ отобрали все цѣнное, передъ увозомъ перевели въ одну камеру, объявили, что сейчасъ всѣхъ уничтожатъ, дали имъ возможность написать предсмертныя записки, но по назначенію не передали. Тѣла всѣхъ убитыхъ въ эту ночь были брошены съ пристани въ морѣ, причемъ къ ногамъ были привязаны тяжести, чтобы тѣла не всплывали.

Послѣ устройства варѳоломеевскихъ ночей въ различныхъ городахъ Крыма открыто стали поговаривать о томъ, что «власть что-то готовитъ», что существуютъ какіе-то списки. Въ ночь на 1 марта изъ города исчезло человѣкъ 30-40. Какъ выяснилось впослѣдствіи, вечеромъ 28 февраля въ штабѣ состоялось тайное совѣщаніе, на коемъ былъ выработанъ списокъ лицъ, предназначенныхъ къ убійству. На этомъ совѣщаніи, помимо другихъ, присутствовали Демышевъ, Кебабчіанцъ, Грубе, Семенъ Нѣмичъ, комендантъ города севастопольскій рабочій Владиміръ Насиловскій и др. На совѣщаніи было 15-17 человѣкъ. Пострадали въ эту ночь, главнымъ образомъ, лица зажиточнаго класса и человѣкъ 7-8 офицеровъ и среди нихъ баронъ Гертъ. Намѣченныхъ къ убійству арестовывали красноармейцы, коимъ Семенъ Нѣмичъ выдавалъ записки съ указаніемъ фамилій. Арестованные сперва доставлялись въ тюрьму, гдѣ отъ нихъ отбирали все цѣнное, а затѣмъ ночью на грузовыхъ автомобиляхъ увозились за 5 верстъ отъ города, гдѣ и разстрѣливались на берегу моря. Въ убійствахъ въ эту ночь принимали участіе и матросы съ посыльнаго судна. Установлено, что передъ увозомъ жертвъ на разстрѣлъ матросы связывали жертвы веревками и увозили группами по 8-10 человѣкъ. Черезъ нѣсколько дней послѣ этихъ убійствъ штабомъ было объявлено, что на городъ совершили нападеніе анархисты и, арестовавъ гражданъ, увезли ихъ въ неизвѣстномъ направленіи.

При раскопкѣ могилы и при осмотрѣ труповъ оказалось, что тѣла убитыхъ были зарыты въ пескѣ, въ одной общей ямѣ глубиной въ одинъ аршинъ. За небольшимъ исключеніемъ, тѣла были въ одномъ нижнемъ бѣльѣ и безъ ботинокъ. На тѣлахъ въ разныхъ мѣстахъ обнаружены колото-рѣзаныя раны. Были тѣла съ отрубленными головами (у татарина помѣщика Абиль Керимъ Капари), съ отрубленными пальцами (у помѣщика и общественнаго дѣятеля Арона Марковича Сарача), съ перерубленнымъ запястьемънотаріуса Ивана Алексѣевича Коптева), съ разбитымъ совершенно черепомъ и выбитыми зубами (у помѣщика и благотворителя Эдуарда Ивановича Брауна). Было установлено, что передъ разстрѣломъ жертвъ выстраивали неподалеку отъ вырытой ямы и стрѣляли въ нихъ залпами разрывными пулями, кололи штыками и рубили шашками. Зачастую разстрѣливаемый оказывался только раненымъ и падалъ, теряя сознаніе, но ихъ также сваливали въ одну общую яму съ убитыми и, несмотря на то, что они проявляли признаки жизни, засыпали землей. Былъ даже случай, когда при подтаскиванiи одного за ноги къ общей ямѣ онъ вскочилъ и побѣжалъ, но свалился заново саженяхъ въ двадцати, сраженный новой пулей.

Настоящій актъ разслѣдованія основанъ на данныхъ, добытыхъ Особой комиссіей съ соблюденіемъ правилъ, установленныхъ Уставомъ уголовнаго судопроизводства.

 

24 іюня 1919 года г. Екатеринодаръ.

 

Подлинный за подписями предсѣдателя Особой комиссіи мірового судьи  Г. Мейнгарда, товарищей предсѣдателя и членовъ Особой комиссіи.

 

Съ подлиннымъ вѣрно:
секретарь Особой комиссіи (подпись)

предсѣдатель Особой комиссіи по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ, состоящей при Главнокомандующемъ вооруженными силами на Югѣ Россіи (подпись)

члены Особой комиссіи (подписи)

 

11-1[1].jpg

 

Палачъ — Н.М. Демышевъ. Предсѣдатель исполкома Евпаторіи, одинъ изъ организаторовъ красной «Варѳоломеевской ночи». Казненъ бѣлыми послѣ освобожденія Евпаторіи.

 

 

11-2[1].jpg

 

ПалачъКебабчіанцъ, по кличкѣ «кровавый». Замѣститель предсѣдателя Евпаторійскаго исполкома, участникъ «Варѳоломеевской ночи». Казненъ бѣлыми.

 

 

11-3[1].jpg

 

Женщина-палачъ — Варвара Гребенникова (Нѣмичъ). Въ январѣ 1918 года приговаривала къ смерти офицеровъ и «буржуазію» на борту парохода «Румынія». Казнена бѣлыми.

 

 

12-2[1].jpg 12-3[1].jpg 12-1[1].jpg

Палачи. Участники «Варѳоломеевской ночи» въ Евпаторіи и разстрѣловъ на «Румыніи». Казнены бѣлыми

 

 

13-2[1].jpg 13-1[1].jpg 13-3[1].jpg

Женщины-палачи. Участницы «Варѳоломеевской ночи» въ Евпаторіи и разстрѣловъ на «Румыніи». Казнены бѣлыми.

 

Опознание трупов в Евпатории.jpg

Опознанiе труповъ


Рейтинг@Mail.ru