ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   13 ДЕКАБРЯ (30 НОЯБРЯ по ст.ст.) 2017 года
Св. Ап. Андрея Первозваннаго.




Отвѣтъ писателю Владиміру Черкасову-Георгіевскому

 

Статья нашего постояннаго автора А. Кузнецова, посвященная кончинѣ сергіанскаго клирика Павла Адельгейма, вызвала негативную реакцію со стороны главнаго редактора популярнаго сайта «Мечъ и Трость» писателя Владиміра Черкасова-Георгіевскаго. Хотя его откликъ производитъ достаточно сумбурное впечатлѣніе, а мѣстами содержитъ и личные выпады, наша редакція посчитала правильнымъ дать на него отвѣтъ, такъ какъ позиція московскаго писателя хорошо иллюстрируетъ тотъ упадокъ духа и идейную растерянность, которые охватили значительную часть современныхъ ИПХ.

Прежде всего, обратимъ вниманіе на то, въ какой странной компаніи оказывается В.Г. Черкасовъ-Георгіевскій послѣ провозглашенія Павла Адельгейма  «исповѣдникомъ» и «мученикомъ». Вотъ списокъ лицъ, публично выразившихъ свое восхищеніе «исповѣднической» жизнью и «мученической» смертью сергіанина Адельгейма и вознесшихъ о немъ поминальныя молитвы:

 

— самосвятъ и самозванецъ «архіепископъ» Готфскiй Амвросій фонъ Сиверсъ-Смирновъ;

— возглавитель РПЦЗ(А) лже-митрополитъ Агаѳангелъ (Пашковскiй);

— «покаявшійся» содомитъ-архіепископъ Софронiй (Мусiенко) изъ церковной  группировки Агаѳангела (Пашковскaго);

— уличенный въ блудодѣяніи іеромонахъ Игнатій (Крутковъ) изъ этой же группировки;

— «патрiархiйно-зарубежные» ижевскіе священники изъ этой же группировки;

— іерей Валерій Леоничевъ изъ этой же группировки;

— знаменитый провокаторъ, подставной «антисемитъ» и «антисовѣтчикъ» Михаилъ Назаровъ изъ этой же группировки;

— сподвижникъ Назарова по Союзу Совѣтск Русскаго народа Дмитрій Саввинъ, судя по всему, также изъ группировки Агаѳангела (Пашковскaго), и, наконецъ,

— интернетъ-хулиганъ Константинъ Рябчихинъ изъ перешедшаго въ Черногорскую церковь прихода о. Тихона (Козушина).

 

Другихъ почитателей «мученика» Адельгейма намъ пока выявить не удалось, за исключеніемъ небольшой группы сергіанъ женскаго пола и представителей либерально-масонскаго христіанства съ Portal-Credo.

Какъ видимъ, списокъ достаточно характерный. Большинство въ немъ принадлежитъ къ тому церковному сообществу, которое самъ же Владиміръ Георгіевичъ въ одной изъ своихъ статей справедливо обозначилъ какъ «сектанты и сумасшедшіе». Для нагляднаго представленія о томъ, среди какихъ типовъ оказался нынѣ главред «Меча и Трости», приведемъ фотографію клирика РПЦЗ(А)-МП Сергія Кондакова и его слова по поводу убійства Адельгейма.

 

Кондаков.jpg

«… Церковь пріобрѣла новаго священномученика, который будетъ молиться за насъ, грѣшныхъ, со всѣми святыми Новомучениками и Исповѣдниками Россійскими…» (Кондаковъ).

 

Всякіе комментаріи по поводу этого заслуженнаго орденоносца эРэФiи и его кощунственныхъ словъ о «мученикѣ», который раньше молился за всякихъ Гундяевыхъ и Путиныхъ, а теперь «будетъ молиться за насъ, грѣшныхъ», кажутся излишними. Поэтому намъ казалось, что нахожденіе Владиміра Георгіевича среди этихъ малоуважаемыхъ и вовсе неуважаемыхъ людей является какимъ-то недоразумѣніемъ, и критика А. Кузнецова относилась къ московскому  писателю лишь въ послѣднюю очередь. Однако поскольку В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій  отреагировалъ достаточно бурно и при этомъ по-прежнему упорствуетъ въ своихъ заблужденіяхъ, то теперь приходится дать подробный отвѣтъ и ему лично.

Слѣдуетъ сразу подчеркнуть, что мы вообще не собирались трогать покойнаго, если бы наши «истинно-православные», руководствуясь правиломъ de mortuis aut bene, aut nihil, также промолчали бы, а не занялись его восхваленіемъ. Но громогласные панегирики нераскаявшемуся сергіанину мы оставить безъ отвѣта, естественно, не могли, ибо они суть Ложь, а Ложь всегда встрѣчала и будетъ встрѣчать въ лицѣ нашей Редакціи достойный отпоръ.

По существу изложеннаго В. Г. Черкасовымъ-Георгіевскимъ нужно сказать слѣдующее.

Его статья отличается поразительной непослѣдовательностью и доходящей до абсурда противорѣчивостью, которые стали простомъ бичомъ нынѣшнихъ «осколковъ» РПЦЗ. Это хорошо можно видѣть, напримѣръ, по той рѣзкой реакціи, которую вызвало у писателя заявленіе А. Кузнецова о томъ, что еретикъ-сергіанинъ Павелъ Адельгеймъ  являлся слугой дьявола и умеръ подъ анаѳемой Церкви Христовой.

Свою позицію по отношенію къ сергіанской МП Черкасовъ-Георгіевскій вродѣ бы обозначаетъ четко: «Московская патріархія, организованная Сталинымъ и чекистами въ 1943 году, не можетъ имѣть Святыхъ Тайнъ, благодати Божьей. Это канонически подтверждено анаѳемой РПЦЗ(В) подъ омофоромъ Блаженнѣйшаго митрополита Виталія на сергіанство».

Анаѳема, и съ этимъ врядъ ли кто-то будетъ спорить, означаетъ полное отпаденіе отъ Бога и преданіе во власть сатаны.  Поэтому ересь сергіанства, подобно любой другой анаѳематствованной ереси, дѣлаетъ всѣхъ ея приверженцевъ вольными или невольными служителями дьявола. «Вселенская Церковь, — пишетъ святитель Игнатій Брянчаниновъ, — всегда признавала ересь смертнымъ грѣхомъ, всегда признавала, что человѣкъ, зараженный страшнымъ недугомъ ереси, мертвъ душею, чуждъ благодати и спасенія, находится въ общеніи съ діаволомъ и его погибелью» (Собр. соч., т. IV. Письмо 28).

 Сергіанство далѣе, какъ и всякая ересь, представляетъ собой духовную заразу, поражающую всѣхъ, входящихъ съ еретиками въ евхаристическое, молитвенное, а иногда и просто бытовое общеніе. Именно поэтому Святые Отцы всегда предупреждали о смертельной опасности духовнаго общенія съ еретиками, а церковные каноны жестко за это карали. Всякій, дерзнувшій на такое общеніе, самъ попадалъ подъ анаѳему, наложенную на еретиковъ и исповѣдуемое ими ученіе. Это можно видѣть на примѣрѣ анаѳемы на экуменизмъ, которой подвержены не только сами экуменисты, но и тѣ, кто молится и причащается вмѣстѣ съ ними. Все это вѣрно и въ отношеніи сергіанства. Посему Павелъ Адельгеймъ, принявшій рукоположеніе отъ еретиковъ-сергіанъ и до конца своихъ дней сохранявшій съ ними единство въ молитвѣ и лже-таинствахъ, духовно уравнялъ съ себя съ Ридигерами и Гундяевыми и поставилъ себя подъ анаѳему РПЦЗ(В) и Катакомбной Церкви на сергіанство.

Такимъ образомъ, отъ признанія сергіанства анаѳематствованной ересью, а МП — религіознымъ сообществомъ, исповѣдующимъ эту ересь, В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій обязанъ вслѣдъ за А. Кузнецовымъ придти къ признанію Адельгейма слугой дьявола (пусть и невольнымъ), а его кончины — постыдной, ибо она послѣдовала  безъ всякаго покаянія въ грѣхѣ сергіанства. Иными словами фраза Черкасова-Георгіевскаго объ «анаѳемѣ РПЦЗ(В) на сергіанство» равнозначна утвержденію Кузнецова о «еретикѣ-сергіанинѣ Адельгеймѣ, умершемъ подъ анаѳемой Церкви». Кузнецовъ лишь болѣе полно раскрылъ смыслъ указанной фразы. Противъ его доводовъ абсолютно нечего возразить, ибо таково ученіе Церкви, и кто не хочетъ отъ Нея отпасть и лишиться благодати и надежды на спасенія, тотъ обязанъ этому ученію слѣдовать.

Почитателей «мученика» Адельгейма изъ среды РПЦЗ(А) мы ещё какъ-то можемъ понять. РПЦЗ(А) является духовной наслѣдницей РПЦЗ(Л), а послѣдняя ещё въ 2003 году оффицiально признала благодатность лже-таинствъ Московской «патріархіи». Ну, а гдѣ есть благодать, тамъ должны быть и ея плоды въ видѣ различныхъ проявленій святости, въ частности мученичества. И вотъ — о, радость! — такой «мученикъ» въ МП нашелся, это Адельгеймъ. Такъ что люди изъ РПЦЗ(А) со своей стороны разсуждаютъ логично.

Но какъ намъ понять В. Г. Черкасова-Георгіевскаго, считающаго, что въ МП благодати нѣтъ, а ея плоды въ лицѣ «мучениковъ» и «исповѣдниковъ» есть? Съ нашей точки зрѣнія у Владиміра Георгіевича есть только два достойныхъ выхода изъ того духовнаго тупика, въ который онъ самъ себя завелъ: либо отречься отъ анаѳемы 2004 года и всего курса витальевской РПЦЗ, либо признать свою неправоту и прекратить восхваленіе Адельгейма. Здѣсь должна быть послѣдовательность во взглядахъ и разсужденіяхъ, ибо людей съ двоящимися мыслями, въ концѣ концовъ, просто перестаютъ уважать.

Не соотвѣтствуетъ истинѣ и утвержденіе В. Г. Черкасова-Георгіевскаго о близости взглядовъ А. Кузнецова къ донатистскимъ. Во времена донатистскихъ споровъ рѣчь шла о людяхъ, крещенныхъ въ Церкви и рукоположенныхъ въ Церкви, но затѣмъ отъ Нея отпавшихъ въ періодъ гоненій. Донатисты утверждали принципіальную невозможность покаянія такихъ людей и требовали повторнаго крещенія для всякаго, желающаго вернуться въ Церковь. Совершенно очевидно, что случай Адельгейма не имѣетъ ничего общаго съ донатистскими временами, ибо Адельгеймъ былъ рукоположенъ не въ Церкви, а въ еретическомъ сообществѣ и вообще не выражалъ ни малѣйшаго желанія покаяться въ ереси сергіанства и возвратиться въ Церковь. Поэтому непримиримость А. Кузнецова имѣетъ свои корни не въ донатизмѣ, а въ ученіи Новомучениковъ и Исповѣдниковъ Россійскихъ, которые не признавали сергіанскихъ «крещеній» и «рукоположенiй», но при этомъ не отказывались принимать черезъ покаяніе тѣхъ сергіанъ, которые были крещены или рукоположены въ Церкви.

Непримиримое отношеніе къ МП и ея служителямъ впервые назвалъ «донатистскимъ» и «буквалистскимъ» извѣстный церковный раскольникъ Діонисій (Алфёровъ), аморальные поступки и еретическіе взгляды котораго лишній разъ представлять не надо. «Любвеобильный» Алфёровъ былъ однимъ изъ первыхъ, кто исходя изъ своихъ еретическихъ воззрѣній на Церковь и спасеніе, объявилъ «мученикомъ за Христа» убитаго чеченскими бандитами красноармейца Евгенія Родiонова. Поэтому В. Г. Черкасову-Георгіевскому слѣдуетъ четко осознавать, по чьимъ стопамъ онъ собирается идти, «свѣтло поднимая на духовный щитъ» людей подобныхъ Адельгейму. Всё это — слегка обновленная алфёровщина, которой непремѣнно надо, чтобы среди сергіанъ были «мученики» и «исповѣдники», а иначе она спокойно жить не можетъ. Въ связи съ этимъ умѣстно задать В. Г. Черкасову-Георгіевскому вопросъ, который въ свое время задавался Алфёровымъ (и, естественно, былъ оставленъ ими безъ отвѣта): а зачѣмъ Вамъ, Владиміръ Георгіевичъ, нужно, чтобы въ МП были «мученики» и «исповѣдники»? Вамъ, что настоящихъ мучениковъ и исповѣдниковъ, съ которыхъ можно брать примѣръ, не хватаетъ? Зачѣмъ Вы называете Адельгейма «отцомъ Павломъ», если по Вашимъ же собственнымъ словамъ въ МП благодати и таинствъ нѣтъ, и соотвѣтственно нѣтъ тамъ ни епископства, ни священства, ни «владыкъ», ни «отцовъ»? Въ какомъ смыслѣ Адельгеймъ Вамъ отецъ?

Столь же противорѣчиво и абсурдно звучитъ утвержденіе главнаго редактора «Меча и Трости» о томъ, что адельгеймовскiя обличенія патріархійнаго начальства, якобы «по накалу не сравнимы ни съ кѣмъ изъ современныхъ проповѣдниковъ ИПЦ». Не говоря уже о нашемъ сайтѣ «Сила и Слава» и дюжинѣ ему подобныхъ, собственный сайтъ Владиміра Георгіевича «Мечъ и Трость» даетъ намъ примѣръ такого яростнаго накала обличеній антихристовой МП, по сравненію съ которымъ «накалъ» Адельгейма  представляетъ собой что-то вродѣ мерцанія болотныхъ свѣтлячковъ. Какъ же послѣ этого можно, не впадая въ самооплевыванiе, утверждать, что изъ современныхъ ИПХ къ уровню нападокъ Адельгейма на «патріархію» никто и близко не подошелъ?

Не можетъ не вызвать удивленія у церковныхъ людей и заявленіе В. Г. Черкасова-Георгіевскаго, будто Адельгеймъ «однимъ тѣмъ понынѣ исповѣдникъ, что заступился за "Пусси Райотъ"», а равно само отношеніе Владиміра Георгіевича къ этой молодежной группировкѣ. Показательно, что какъ самъ В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій, такъ и всѣ прочіе защитники «Пусси Райотъ» никогда не приводятъ названіе этой команды въ русскомъ переводѣ, а всегда стыдливо предпочитаютъ пользоваться англійской транскрипціей, чтобы не разрушать созданный вокругъ «пусекъ» ореолъ «политическихъ заключенныхъ». У насъ же никакихъ обязательствъ передъ этими особами нѣтъ, и потому мы можемъ объяснить не знающимъ англійскій языкъ, что значитъ «Пусси Райотъ» (Pussy Riot) по-русски. «Pussy» переводится на русскій какъ «киска», что на скабрезномъ жаргонѣ обозначаетъ женскій половой органъ, а «Riot» переводится какъ «бунтъ», «мятежъ», «буйство», «разгулъ», «необузданность», «безчинство». То есть Pussy Riot — это буквально буйство влагалищъ, а смысловой переводъ этого выраженія (просимъ прощенія!) «Прошмандовки». Поэтому если Адельгеймъ заступился за «Прошмандовокъ», то уровень и характеръ его «исповѣдничества» это иллюстрируетъ какъ нельзя лучше. Вмѣсто «Прошмандовокъ» ему бы лучше было заступиться за своего «брата во Христѣ» Душенова, угодившаго на зону за жидобойство. Такое заступничество имѣло хотя бы тѣнь исповѣдничества.

Симпатія самого Владиміра Георгіевича къ «Прошмандовкамъ» (ещё разъ просимъ прощенія, но такъ онѣ назвали себя сами) выявляетъ какой-то серьезный дефектъ въ его христіанскомъ міровоззрѣніи. До своей антипутинской акціи въ ХХС эти безчинницы сотворили множество непотребствъ и хулиганскихъ выходокъ (вплоть до половыхъ сношеній въ публичныхъ мѣстахъ), которые съ христіанской точки зрѣнія однозначно являются безнравственными и постыдными. Эти выходки рано или поздно должны были переполнить чашу долготерпѣнія Божія и побудить Господа Бога наказать грѣшницъ. Сіе наказаніе могло послѣдовать въ видѣ тяжкой болѣзни или какихъ-то другихъ несчастій и скорбей, но въ данномъ случаѣ Господь Богъ распорядился такъ, чтобы оно послѣдовало въ лицѣ путинскаго «правосудія». Однажды Господь уже использовалъ такой способъ наказанія, когда руками сталинскаго «правосудія» каралъ сергіанскихъ и обновленческихъ поповъ. Такимъ образомъ, въ случаѣ съ «Прошмандовками» произошло то же, что и въ случаѣ съ Адельгеймомъ — люди просто приняли достойное по грѣхамъ своимъ, и чтобы увидѣть здѣсь «исповѣдничество» нужно имѣть нехристiанское, нецерковное сознаніе.

В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій готовъ восхвалять еретиковъ и обыкновенныхъ уличныхъ хулигановъ, лишь бы только они активно выступали противъ путинскaго режима и его неотъемлемой составляющей — МП. Все это должно привести его къ извѣстному лозунгу «хоть съ чёртомъ, но противъ большевиковъ», ложность котораго доказана самой жизнью. Вообще само его преклоненіе передъ чьими-то бойцовскими качествами безъ разсмотрѣнія того, чѣмъ руководствуется въ своихъ дѣйствіяхъ тотъ или иной «крутой» боецъ съ режимомъ, свидѣтельствуетъ о явной ущербности христіанскаго и національнаго сознанія московскаго писателя.

Владиміръ Георгіевичъ ошибается, утверждая, что «Кузнецовъ не захотѣлъ разсмотрѣть въ моей статьѣ главный ея вопросъ: почему до [такого] позора дошло наше несчастное «истинное православіе»?». На этотъ вопросъ Кузнецовъ отвѣтилъ (хотя и вскользь), увязавъ причины позорнаго паденія съ продолжающимся культомъ патріархійныхъ «мучениковъ» и «исповѣдниковъ». Но если здѣсь остались какія-то неясности, то на данный вопросъ можно дать отвѣтъ и развернутый.

Современное бѣдственное и даже позорное положеніе русскаго ИПХ является слѣдствіемъ того духовнаго недуга, которымъ страдала въ послѣднюю четверть вѣка своего существованія единая РПЦЗ. Оставшiеся послѣ развала РПЦЗ «осколки» унаслѣдовали этотъ недугъ, но излѣчить его такъ и не сумѣли, а нѣкоторые даже и не пытались.  

Недугъ этотъ заключался въ томъ, что по мѣрѣ либерализаціи русофобскаго режима РПЦЗ всё больше стала тяготѣть не къ Катакомбной Церкви, на которую равнялась десятилѣтіями, а къ совѣтской лже-церкви РПЦ-МП. Сатанинская сущность послѣдней, которая была такъ ясна іерархамъ РПЦЗ еще въ серединѣ пятидесятыхъ годовъ, со временемъ перестала живо ощущаться. Люди стали забывать, что РПЦЗ и МП раздѣляетъ не только ложь, но самое главное — кровь Новомучениковъ, перешагнувъ черезъ которую «патріархія» утвердила свое бытіе. Они перестали видѣть, что этой кровью страдальцевъ за Христа и правду Его у сергіанъ пропитано буквально всё — отъ желтыхъ страницъ гнуснаго «ЖМП» до антиминсовъ, на которыхъ они якобы совершаютъ свои «таинства». Въ РПЦЗ началось какое-то сюсюканье по поводу возможной благодатности «патріархіи», какое-то кокетство въ отношеніи ея «вѣрныхъ чадъ» и клириковъ, какъ якобы тоже вѣрующихъ во Христа. Сама «патріархія» стала называться уже не совѣтской лже-церковью, какъ это было раньше, а «падшей», «плѣненной» или «порабощенной» Церковью. Была выдумана антицерковная теорія о существованіи въ МП «плохихъ», «отступившихъ отъ истины» архіереевъ и «хорошихъ», «честныхъ», «искренно вѣрующихъ» клириковъ и мірянъ. Огненныхъ словъ будущаго митрополита Виталія, называвшаго въ началѣ 50-х годовъ сергіанскихъ клириковъ «священниками сатаны», а сергіанскіе храмы «капищами сатанинскими», въ началѣ 90-х годовъ въ РПЦЗ уже нельзя было услышать ни отъ кого. Духовныя очи постепенно слѣпли, и люди, включая даже высшихъ іерарховъ, стали замѣчать лишь православную оболочку МП, а ея антихристіанское, сатанинское нутро видѣть перестали.

Однимъ изъ проявленій этого процесса духовной переоріентаціи РПЦЗ съ Катакомбной Церкви на сергіанскую лже-церковь стала постепенная потеря интереса къ подвижникамъ, исповѣдникамъ и мученикамъ ИПЦ и пробужденіе живѣйшаго интереса къ различныхъ патріархійнымъ оппозиціонерамъ. Въ 70-х и 80-х годахъ въ РПЦЗЪ практически никто не зналъ объ отцѣ Михаилѣ Рождественскомъ, отцѣ Никитѣ Леханѣ, іеромонахѣ Тихонѣ (Зоринѣ) и т.д., объ ихъ служеніи Христу и ихъ страданіяхъ за Христа, но зато на всѣхъ углахъ и на всѣ лады рекламировали Голубева, Талантова, Огородникова, Солженицына, Якунина, Дудко, Эдельштейна, Крахмальникову, Аксючица, Лапковскaго и, кстати, того же Адельгейма, который уже въ концѣ 80-х печатался въ «Православной Руси» какъ «свой» авторъ. Съ этой внутрисергiанской оппозиціей стали связывать всѣ надежды на возрожденіе Православія въ Россіи, а съ открытіемъ на территоріи СССР приходовъ РПЦЗ и вовсе сдѣлали ставку исключительно на нее, пригласивъ этихъ вольныхъ или невольныхъ служителей антихриста въ ряды Зарубежной Церкви какъ «братьевъ во Христѣ». Сергіанскихъ мірянъ принимали черезъ покаяніе, а сергіанскихъ клириковъ «въ сущемъ санѣ».

Послѣдствія этого, естественно, были катастрофическія. Духовно поврежденные многолѣтнимъ пребываніемъ въ сергіанской ереси люди, не омывшіе это поврежденіе въ крещенской купели, стали ферментомъ не созиданія, а разложенія. Наибольшій вредъ принесли принятые въ «сущемъ санѣ» сергіанскіе попы, которые за рѣдчайшими исключеніями сдѣлались не врачевателями, а губителями человѣческихъ душъ и вмѣсто истиннаго православія стали проповѣдовать полусергiанство, модернизированное зарубежной идеологіей. Всѣ эти люди не имѣли ни малѣйшаго представленія о Церкви, что Она такое, и чѣмъ Она живетъ, и сплошь и рядомъ считали свой духовный и религіозный опытъ, пріобрѣтенный въ «патріархіи», весьма цѣннымъ и полезнымъ. Будучи полностью незнакомы съ идеологіей Катакомбной Церкви и выбирая изъ идеологіи Зарубежной Церкви только то, что льстило ихъ слуху, они растлѣвали и тѣ немногія искреннія души, потянувшiяся въ приходы РПЦЗ за правдой Христовой и желавшія начать чистую жизнь во Христѣ безъ всякой примѣси сергіанства и совѣтчины. Новыхъ священниковъ (а затѣмъ и епископовъ) также въ основномъ рукополагали изъ людей, имѣвшихъ сергіанскій (и потому завѣдомо гнилой) опытъ духовной и приходской жизни.

Въ образованныхъ на такихъ принципахъ зарубежныхъ приходахъ прихожане и клирики продолжали по существу жить патріархійной жизнью, живо интересовались всѣмъ происходящимъ въ «патріархіи», обсуждали патріархійныя новости, водили дружбу со своими старыми сергіанскими знакомыми, слушали патріархійныхъ пѣвцовъ и пѣвичекъ, читали патріархійныя газеты и книги, смотрѣли снятые патріархійными режиссерами «православные» фильмы, ходили въ сергіанскіе «храмы» и «монастыри» приложиться къ иконамъ и лже-мощамъ. Богатѣйшее наслѣдіе Катакомбной Церкви и РПЦЗ, а также послѣдніе остававшiеся въ живыхъ носители ихъ духа по существу не интересовали никого, зато въ большомъ почетѣ были сергіанскіе «исповѣдники» и «мученики» отъ Душенова съ Родiоновымъ до Ипполита съ Дiомидомъ.

Немногочисленныя исключенія изъ этой толпы перекрасившихся сергіанъ не могли исправить общей картины, и переполненная такими людьми РПЦЗ неизбѣжно шла къ погибели. Этотъ процессъ былъ ускоренъ появленіемъ массы осергiанившихся зарубежниковъ и предательствомъ верхушки РПЦЗ, рѣшившей окончательно отбросить свое исповѣдническое прошлое, признать сергіанскую секту РПЦ-МП за Церковь и соединиться съ ней. Организаціонный крахъ РПЦЗ опередилъ ея духовный крахъ, и потому стадія окончательнаго разложенія наступила уже послѣ распада РПЦЗ на «осколки». Нынѣшнее позорное состояніе этихъ «осколковъ» является слѣдствіемъ ихъ органической неспособности изжить тотъ полусергiанский духъ, который привнесли въ РПЦЗ еще въ началѣ 90-х годовъ перебѣжчики изъ МП. Всѣ эти «осколки» по сути дѣла представляютъ собой организаціонно и іерархически отдѣлившуюся отъ РПЦ-МП патріархійную оппозицію, тогда какъ разнаго рода Адельгеймы представляютъ собой патріархійную оппозицію въ нѣдрахъ самой РПЦ-МП. Эти «осколки» частично разбавлены старыми зарубежниками, частично — настоящими ИПХ, но погоды, ни тѣ, ни другіе тамъ не дѣлаютъ. Болѣе того, во всѣхъ «осколкахъ» идетъ упорное и планомѣрное выдавливаніе какъ тѣхъ, такъ и другихъ. Ситуація усугубляется ещё и тѣмъ, что среди старыхъ зарубежниковъ полно людей, имѣющихъ по существу сергіанскіе взгляды и не пошедшихъ на соединеніе съ МП лишь потому, что тамъ слишкомъ жесткая партійная и финансовая дисциплина, а среди ИПХ есть люди подобные писателю Владиміру Черкасову-Георгіевскому, который готовъ восхвалять и молиться за сергіанина Адельгейма, но не желаетъ имѣть съ такимъ же какъ и онъ самъ ИПХ Кузнецовымъ «ни молитвеннаго, ни какого-то другого общенія».

Такъ что причина позорнаго вырожденія истиннаго православія въ «альтернативное» проста: люди больше возлюбили всякихъ разныхъ Квачковыхъ и Адельгеймовъ, а не тѣхъ, кто въ свое время бралъ Квачковыхъ въ штыки, а  Адельгеймовъ обличалъ какъ двуличныхъ людей, погрязшихъ въ постоянныхъ компромиссахъ съ Ложью. Духъ исповѣдничества въ «осколкахъ» никогда не возродится, пока ихъ представители будутъ «свѣтло поднимать на духовный щитъ» не героевъ Духа изъ ИПЦ, а «героически» борющихся съ системой совковъ и сергіанъ. Пока люди будутъ побираться объѣдками съ патріархійнаго стола, они, конечно, никогда не удостоятся приглашенія раздѣлить духовную трапезу съ Новомучениками и Исповѣдниками Россійскими и повторить ихъ подвигъ.

Намъ остается отвѣтить лишь на второстепенныя возраженія В. Г. Черкасова-Георгіевскаго.

Владиміръ Георгіевичъ выражаетъ явное разочарованіе въ своемъ церковномъ пути, вопрошая А. Кузнецова: «Къ чему привелъ насъ съ тобой, Антонъ, культъ ИПХ? Мы его доисповѣдывали до того, что оба оказались въ пустотѣ — не стоимъ ни въ какой общинѣ, нѣтъ у насъ ни священника, ни Причастія».

На это слѣдуетъ отвѣтить, что какъ минимумъ одного истиннаго священника В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій знаетъ. Это отецъ Александръ Камладзе изъ Грузіи, просто до него Владиміру Георгіевичу не такъ-то просто добраться, но это уже вопросъ техническій. Въ московской общинѣ ИПХ В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій не состоитъ исключительно по своему собственному желанію (точнѣе нежеланію), а вовсе не изъ-за вѣроисповѣдныхъ расхожденій съ Кузнецовымъ и другими членами общины, ибо таковыхъ расхожденій нѣтъ. Ощущеніе пустоты можетъ возникнуть только по причинѣ оставленія молитвы, которая всякаго прилежнаго молитвенника сразу вводитъ въ многомилліонный сонмъ Русскихъ ИПХ, въ общеніе съ Царемъ-Мученикомъ Николаемъ, митрополитомъ Іосифомъ, архіепископомъ Димитріемъ, епископами Викторомъ, Дамаскинымъ и Сергіемъ, священниками Ѳеодоромъ Андреевымъ и Владиміромъ Криволуцкимъ, мірянами Петромъ Николаевичемъ Красновымъ и Андреемъ Андреевичемъ Власовымъ.

Къ нынѣшнему положенію малочисленной группы стоящихъ въ истинѣ людей насъ, Владиміръ Георгіевичъ, привелъ отнюдь не «культъ ИПХ», а нѣчто совсѣмъ иное. Мы искали Царствія Божьяго и Правды Его, будучи въ полной увѣренности, что все остальное намъ приложится. Если гдѣ вмѣсто Правды мы сталкивались съ Ложью и притомъ наглой, то мы оттуда уходили, зная, что гдѣ ложь, тамъ и отецъ Лжи — дьяволъ, а гдѣ дьяволъ, тамъ нѣтъ и не можетъ быть Христа, безъ Котораго наша жизнь не имѣетъ ровнымъ счетомъ никакого смысла. Мы шли (и идемъ) за Христомъ, а идеалы и завѣты ИПХ являются лишь нашими оріентирами на этомъ пути. И мы твердо вѣримъ, что обязательно будемъ съ Нимъ и рано или поздно причастимся Его Плоти и Крови, ибо неложно обѣтованіе: «Не оставлю васъ сиротами, приду къ вамъ» (Iн.14:18).

Безъ причастія остались не мы съ Вами, а всякіе Балабановы, Пивоваровы, Пашковскiе и Лапковскiе, ибо изгнавъ своей ложью Христа-Истину, они лишились и неразрывнаго со Христомъ Святаго Духа, безъ котораго всѣ ихъ «литургіи» суть пустыя и безсмысленныя манипуляціи.

На вопросъ В. Г. Черкасова-Георгіевскаго, что цѣннѣе передъ Богомъ — формальная принадлежность къ ИПХ или громкія заявленія сергіанскихъ оппозиціонеровъ? — отвѣтить также несложно. И то и другое омерзительно. И дѣятельность разныхъ Балабановыхъ, и дѣятельность всякихъ Адельгеймомъ одинаково являются злочестiемъ въ очахъ Божіихъ.

Формальная принадлежность къ ИПХ это, конечно, плохо. Но противопоставлять ей слѣдуетъ не кривлянiя сергіанскихъ псевдоисповѣдниковъ, а принадлежность къ ИПХ реальную. Къ такой принадлежности мы стремимся всѣмъ сердцемъ и не можемъ считать «формальной» принадлежность къ ИПХ человѣка, написавшаго Вѣроисповѣданіе, объявленное въ РФ «экстремистскимъ», или же человѣка, не побоявшагося за публикацію этого Вѣроисповѣданія держать отвѣтъ передъ прокуратурой РФ.

Насъ также удивляетъ пробудившаяся у В. Г. Черкасова-Георгіевскаго симпатія къ о. Стефану Красовицкому и его творчеству, которое Владиміра Георгіевича «вдохновляетъ». Стихи любого поэта являются отраженіемъ его духовнаго міровоззрѣнія, а оно у о. Стефана масонское. Семь лѣтъ назадъ, передъ Свѣчнымъ Соборомъ РПЦЗ(В) личность и дѣла Красовицкaго отнюдь не вдохновляли В. Г. Черкасова-Георгіевскаго, ибо о. Стефанъ примкнулъ къ жидовствующей группировкѣ еп. Владиміра (Целищева) и о. Вениамина Жукова, занимавшейся постепеннымъ разложеніемъ РПЦЗ(В) полумасонскими и полусергiанскими идеями. Самъ же Владиміръ Георгіевичъ вмѣстѣ съ А. Кузнецовымъ поддерживалъ антисергіанскую, монархическую и русофильскую линію архiеп. Антонія (Орлова) и еп. Виктора (Пивоварова). Кузнецовъ даже написалъ противъ Красовицкаго спеціальную статью, а В. Г. Черкасовъ-Георгіевскій опубликовалъ ее на своемъ старомъ сайтѣ (нынѣ вырубленномъ ФСБ).

Причины такого мировоззрѣченскаго переворота В. Г. Черкасова-Георгіевскаго намъ неизвѣстны. Что же касается стиховъ, то насъ вдохновляли и вдохновляютъ стихи совсѣмъ другого поэта — Николая Боголюбова, которые въ отличіе теплохладной поэзіи Красовицкаго выражаютъ духъ Истиннаго, а не ожидовленнаго православія.

 

Выродками красными гонимый,

Жилъ Святитель во свиномъ загонѣ

Свѣтъ небесъ, священно-нелюдимый,

Проходилъ лучомъ по смертной зонѣ.

 

Выйди, княже, на своё крылечко,

Посмотри, что на землѣ творится…

Горизонтомъ, сжавшимся въ колечко,

Церковь провела свои границы.

 

Было плохо, будетъ ещё хуже.

Не отъ міра наше упованье!

Посмотри на землю свою, друже,

Какъ она смердитъ безъ покаянья!

 

Визги бѣсовъ заглушаютъ стоны…

Въ новыхъ маскахъ, да всё тѣ же гады.

Церковь, средь свиней и внѣ закона,

Кроткая Свидѣтельница Правды.

 

 

Редакція сайта «Сила и Слава».






 

 

 






Рейтинг@Mail.ru