ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   23 МАЯ (10 МАЯ по ст.ст.) 2017 года




Нижеприводимый документъ, составленный Особой Комиссіей по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ, состоявшей при Главнокомандующихъ Вооруженными Силами на Югѣ Россіи генералахъ Деникинѣ и Врангелѣ, никогда не былъ опубликованъ. Получившій грифъ «конфиденціально» онъ такъ и не вышелъ за предѣлы дѣлопроизводства Комиссіи и послѣ ея расформированія перекочевалъ въ архивъ. Причина этого заключается въ томъ, что данный документъ посвященъ весьма «деликатной» темѣ участія еврейства въ большевистской революціи и уничтоженіи Россіи.

Особая Комиссія по разслѣдованію большевицкихъ злодѣяній намѣревалась представить результаты своихъ работъ «всему культурному міру» — такъ въ тѣ времена именовалась пресловутая «міровая общественность», присвоившая себя право судить, что плохо, а что хорошо, кто міровой злодѣй, а кто величайшій благодѣтель человѣчества, и нагло навязывающая свое мнѣніе какъ правительствамъ, такъ и цѣлымъ народамъ.  И тотъ фактъ, что приводимый нами документъ, который составленъ въ достаточно мягкихъ выраженіяхъ, такъ и не увидѣлъ свѣтъ, свидѣтельствуетъ лишь о томъ, что «весь культурный міръ» уже сто лѣтъ назадъ былъ прожидовленъ до такой степени, что не желалъ ни видѣть, ни слышать, ни читать что-либо обидное для «б-гоизбраннаго» народа.

Понадобилось явленіе такой исторической фигуры какъ Адольфъ Гитлеръ, чтобы представители европейской христіанской культуры вновь смогли раскрѣпощенно, въ полный голосъ и безъ оглядки на «міровую общественность» заговорить о разрушительной роли еврейства въ новѣйшей исторіи Россіи и Европы. И намъ, какъ представителямъ русскаго народа, должно быть въ опредѣленной мѣрѣ стыдно, что наши національные вожди, имѣя на рукахъ уже въ 1919 году документальныя доказательства преступной и гнусной дѣятельности еврейства, постѣснялись «міровой общественности» и удержали подъ спудомъ документъ, могущій открыть глаза на реальное положеніе дѣлъ многимъ и многимъ людямъ. Если бы этотъ, пусть и совершенно сырой по формѣ, матеріалъ увидѣлъ свѣтъ тогда же, когда онъ былъ составленъ, то вполнѣ вѣроятно, что и самъ ходъ европейской и русской исторіи ХХ столѣтія могъ быть совсѣмъ инымъ.

Исправить какое-либо упущеніе можно далеко не всегда, но памятуя о томъ, что лучше поздно, чѣмъ никогда, наша редакція воспроизводитъ въ полномъ объемѣ составленную Особой Комиссіей краткую сводку объ участіи евреевъ въ большевизмѣ, которое было столь активнымъ, что само это движеніе нерѣдко называютъ расширительнымъ именемъ жидо-большевизма. Эта Сводка въ осторожныхъ и по-протокольному сухихъ выраженіяхъ повѣствуетъ о томъ, что А. Гитлеръ въ своей книгѣ «Моя борьба» описалъ слѣдующими словами:

 

«Захвативъ политическую власть, евреи считаютъ, что теперь можно уже окончательно сбросить маску. Изъ «народнаго еврея» вылупляется кровавый еврей — еврей, ставшій тираномъ народовъ. Въ теченіе короткаго времени старается онъ совершенно искоренить интеллигенцію, носительницу національной идеи. Лишивъ народъ идейныхъ руководителей, онъ хочетъ окончательно превратить его въ рабовъ и закрѣпостить навѣки.

Самымъ страшнымъ примѣромъ въ этомъ отношеніи является Россія, гдѣ евреи въ своей фанатической дикости погубили 30 милліоновъ человѣкъ, безжалостно перерѣзавъ однихъ и подвергнувъ безчеловѣчнымъ мукамъ голода другихъ, — и все это только для того, чтобы обезпечить диктатуру надъ великимъ народомъ за небольшой кучкой еврейскихъ литераторовъ и биржевыхъ бандитовъ» (А. Гитлеръ. «Моя борьба», ч. I, гл. 11).

 

Редакція «Силы и Славы».

 

Конфиденціально

 

Объ участіи евреевъ въ большевистскомъ движеніи

 

КРАТКАЯ СВОДКА

Изъ матеріаловъ Особой Комиссіи по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ,

состоящей при Главнокомандующемъ Вооруженными Силами на Югѣ Россіи

 

Особая Комиссія, производя разслѣдованіе дѣятельности большевиковъ на мѣстахъ, никогда не ставила своей задачей спеціально изслѣдовать роль еврейства въ большевистскомъ движеніи и только, выясняя личности руководителей этого движенія, ей пришлось столкнуться со степенью участія въ немъ евреевъ. По даннымъ добытымъ разслѣдованіями Особой Комиссіи,  въ большинствѣ городовъ Юга Россіи, особенно въ Малороссiи, на Сѣверномъ Кавказѣ и нѣкоторыхъ городахъ Поволжья, руководство въ насажденіи тамъ большевизма и проведеніи внутренней политики на мѣстахъ, въ самые острые періоды его, принадлежала комиссарамъ-евреямъ.  Особенно же большое количество служащихъ евреевъ въ совѣтскихъ учрежденіяхъ падало на губерніи Малороссiи (Украины).

Этого обстоятельства не отвергали и сами большевики. Такъ въ № 181 (1919 г) Харьковскихъ Извѣстій — оффиціальномъ органѣ ихъ, помѣщена статья постояннаго и главнаго сотрудника этого газеты — Равича-Черкасскаго, озаглавленная «Бесѣда съ читателемъ», въ которой онъ пишетъ:

 

«Русскій человѣкъ въ кавычкахъ имѣетъ воспаленное зрѣніе.  Онъ ненавидитъ евреевъ, и каждый еврей вырастаетъ въ его глазахъ въ мозолящую его глаза величину.  Я не хочу скрыть отъ читателей, что въ совѣтскихъ учрежденіяхъ  кое-гдѣ замѣчается, что евреи-служащіе  по отношенію къ остальнымъ составляютъ большой процентъ, чѣмъ это составляетъ ихъ процентное отношеніе къ населенію.  Но нужно помнить, что въ царское время оставались большіе кадры свѣжей работоспособной, дѣловой еврейской интеллигенціи, силы и способности которой нигдѣ не примѣнялись.  Русскій интеллигентъ при самодержавіи превратился въ тупого чиновника, еврей въ поискахъ заработка пускался на разные пути, которые выработали въ немъ наряду съ прекраснѣйшей приспособленностью и многія отрицательныя стороны.  Вотъ почему съ приходомъ революціи евреи влились въ совѣтскія учрежденія и заняли тамъ мѣста.  Еврейская интеллигенція послѣ революціи увидѣла передъ собой возможность приложить свои знанія и способности и хлынула въ совѣтскія учрежденія. Тутъ и только тутъ лежитъ коренная причина нѣкотораго несоотвѣтствія количественнаго соотношенія силъ евреевъ и русскихъ въ городахъ черты осѣдлости на Украинѣ».

 

Въ распоряженіи Особой Комиссіи имѣются законченныя разслѣдованія о дѣятельности большевиковъ на Сѣверномъ Кавказѣ, въ Крыму, по нѣкоторымъ городамъ Юга Россіи, въ крупнѣйшихъ губерніяхъ Малороссiи — Харьковской и Екатеринославской и по г. Царицыну на Волгѣ, причемъ въ производствахъ этихъ имѣются слѣдственныя данныя объ участіи лицъ еврейской національности въ дѣятельности большевиковъ въ этихъ мѣстностяхъ.

 

I. Сѣверный Кавказъ.

 

Въ Сѣверо-Кавказской Совѣтской Республикѣ, какъ большевики именовали занятыя ими области Сѣвернаго Кавказа, у руководящей власти были слѣдующія лица: Предсѣдатель Окружного Совѣта — Анджiевскiй, Предсѣдатель ЦИК Совѣтовъ (Цика) — Рубинъ, товарищемъ Предсѣдателя — Дунаевскiй, членами Цика — Крайній (Шендерманъ), бывшій въ тоже время Предсѣдателемъ Краевого Комитета партіи большевиковъ, и Рожанскiй (одинъ изъ убійцъ помощника Донского атамана Богаевскaго), завѣдующій Чрезвычайной Комиссіей при Революціонномъ Совѣтѣ, предсѣдатель Чрезвычайной Комиссіи Сѣвернаго Кавказа по борьбѣ съ контрреволюціей, саботажемъ и спекуляціей — Атарбековъ, членомъ этой Комиссіи — Кравецъ, членомъ и секретаремъ этой же Комиссіи — Стельмаховичъ, комиссаромъ Ессентуковъ и Кисловодска — Ге (Канцель) — всѣ евреи; по показаніямъ свидѣтелей Анджiевскiй — австрійскій еврей, а Атарбековъ — горскій.  Въ бытность у власти этихъ людей на группахъ Кавказскихъ Минеральныхъ водъ былъ проведенъ въ жизнь институтъ заложничества, причемъ въ періодъ времени съ августа по октябрь 1918 года  были взяты и заключены подъ стражу множество буржуазіи и офицерства, въ томъ числѣ выдающiеся представители интеллигенціи и военнаго командованія  великой міровой войны, какъ генералы Рузскiй и Радко-Дмитріевъ.

 О взятіи части заложниковъ въ числѣ 32 человѣкъ Чрезвычайной Комиссіей  по борьбѣ съ контрреволюціей 26 сентября (8 октября) 1918 г. былъ изданъ приказъ, въ которомъ послѣ переименованія взятыхъ заложниковъ было сказано, что всѣ они будутъ въ первую очередь разстрѣляны «при попыткѣ контрреволюціоннаго возстанія или покушенія на жизнь вождей пролетаріата». Приказъ этотъ подписанъ предсѣдателемъ Власовымъ, занимавшимъ эту должность до Атарбекова и секретаремъ Стельмаховичемъ.

13/26 октября 1918 года большевистскій главнокомандующій красными войсками Сѣвъ. Кавказа — Сорокинъ, одинъ изъ рѣдкихъ большевиковъ съ крайними юдофобскими взглядами, ненавидѣвшій евреевъ и возмущавшійся тѣмъ, что они играли руководящую роль во всѣхъ совѣтскихъ учрежденіяхъ, пытался совершить переворотъ, съ каковой цѣлью, по его приказанію были арестованы и убиты Рубинъ, Крайній, Дунаевскiй, Рожанскiй и Власовъ. Однако задуманный Сорокинымъ переворотъ не удался, и онъ самъ былъ убитъ восторжествовавшей прежней партіей. Въ отвѣтъ на разстрѣлъ Рубина и других, явившагося актомъ междоусобной брани среди самихъ большевиковъ, по постановленію Чрезвычайной Комиссіи  по борьбѣ съ контрреволюціей въ ночь съ 19 на 20 октября (2 и 3 ноября новаго стиля) 1918 г. были звѣрски убиты 75 заложниковъ, въ числѣ которыхъ были генералы Рузскiй и Радко-Дмитріевъ.  Постановленіе это начинается словами: «вслѣдствіе покушенія на жизнь вождей пролетаріата въ г. Пятигорскѣ 21 октября 1918 года въ силу приказа №3 отъ 8 октъ.  с.г  въ отвѣтъ на дьявольское убійство лучшихъ товарищей, членовъ ЦИК и другихъ, по постановленію Чрезвычайной Комиссіи разстрѣляны нижеслѣдующіе заложники и лица, принадлежавшіе къ контрреволюціоннымъ организаціямъ: 1) Рузскiй — генералъ; 2) Урусовъ (князь); 3) Урусовъ Николай (князь); 4) Урусовъ Ѳедоръ (князь, генералъ); 5) Капнистъ (графъ, контръ-адмиралъ); 6) Медемъ (баронъ, сенаторъ) и далѣе перечислены ещё другѣ лица, всего 59 человѣкъ

Постановленіе это подписано: предсѣдателемъ Атарбековымъ, членамъ Стельмаховичемъ, Шипулинымъ и Осиповымъ и секретаремъ Абовьяномъ.

 По даннымъ же разслѣдованія Атарбековъ и Стельмаховичъ явились иниціаторами и главными руководителями этого убійства, причемъ по показанію свидѣтеля Т., ген. Рузскiй былъ убитъ собственноручно Атарбековымъ. Стельмаховичъ и Атарбековъ отличались невѣроятной жестокостью. По слова свидѣтеля Д. Атарбековъ считалъ разстрѣлъ актомъ слишкомъ большого великодушія. Къ разстрѣлу онъ подходилъ послѣ цѣлаго ряда пытокъ  надъ своими жертвами, вплоть до загона шпилекъ подъ ногти. Имя же Стельмаховича пользуется кошмарной извѣстностью своей жестокостью и пытками.  Относительно количества евреевъ, служившихъ въ совѣтскихъ учрежденіяхъ Пятигорска и другихъ мѣстностяхъ Минераловодской группы свидѣтель Ш. показываетъ:

 

«Еврейское засилье дѣйствительно наблюдалось и въ Исполнительномъ Комитетѣ и въ Чрезвычайкѣ, при этомъ обращало на себя вниманіе, что при наличіи большого числа евреевъ-банкировъ и обезпеченныхъ людей на группахъ, въ спискѣ арестованныхъ заложниковъ, разстрѣлянныхъ и амнистированныхъ, не было ни одного еврея».

 

Показаніе это подтверждено данными разслѣдованія (Дѣло № 1, т.1, листъ дѣла 29).

 Во Владикавказѣ  предсѣдателемъ Совѣта Народныхъ комиссаровъ былъ Буагидзе Ной (Моисей) по происхожденію горскій еврей, по профессіи сельскій учитель. Послѣ 1915 года до революціи организовавшій шайку разбойниковъ. (Дѣло № 1, т.2)

 

II. Таганрогъ.

 

Въ г. Таганрогѣ предсѣдателемъ революціоннаго комитета, комиссаромъ города, завѣдующимъ реквизицiями и разселеніемъ бѣдноты по буржуазнымъ квартирамъ былъ Стерлинъ, еврей, рабочій Русско-Балтійскаго завода. По показаніямъ свидѣтеля Ѳ.Д. Стерлинъ былъ депутатомъ отъ Таганрога при мирныхъ переговорахъ въ Брестъ-Литовскѣ. По его единоличному распоряженію арестовывались и разстрѣливались мирные граждане безъ всякаго суда и слѣдствія. (Дѣло № 40).

 

III. Екатеринодаръ.

 

Въ г. Екатеринодарѣ комиссаромъ по внутреннимъ дѣламъ былъ еврей Бронштейнъ, по иниціативѣ котораго большевики  весной 1918 года издали тамъ декретъ, напечатанный въ «Извѣстіяхъ Совѣта» и расклеенный на столбахъ, согласно которому дѣвицы въ возрастѣ  отъ 16 до 35 лѣтъ подлежали соціализаціи, пріемъ желающимъ воспользоваться этимъ декретомъ надлежало обращаться въ подлежащія революціонныя учрежденія (Дѣло № 4).

 

IV. Царицынъ.

 

Большевистское движеніе началось въ Царицынѣ едва ли не ранѣе, чѣмъ во всей остальной Россіи, а именно въ самомъ началѣ революціи  въ мартѣ 1917 года.

Руководителемъ этого движенія сталъ мѣстный студентъ Мининъ С.К., женатый на еврейкѣ. Ближайшимъ сподвижникомъ его былъ еврей студентъ Ерманъ, появившійся въ Царицынѣ въ маѣ 1917 года. Агитація ихъ нашла себѣ благодарную почву вслѣдствіе многочисленности въ Царицынѣ рабочаго класса и большого скопленія запасныхъ частей, на которыя они и направили свою растлѣвающую дѣятельность, бросивъ имъ соблазнительные демагогическіе лозунги. До октябрьскаго переворота, по закону о выборахъ Временнаго Правительства, Мининъ былъ избранъ на должность городского головы, а Ерманъ  — предсѣдателемъ Думы.  Прошли они голосами солдатъ и рабочихъ, чуждыхъ городскимъ дѣдамъ, и грубо нарушивъ основные выборные законы. Послѣ октябрьскаго переворота Мининъ занялъ должность Предсѣдателя Совѣтовъ солдатскихъ и рабочихъ депутатовъ, Предсѣдателя Штаба обороны, а затѣмъ съ реформированіемъ Красной арміи и члена военнаго совѣта.  Вплоть до освобожденія Царицына 17 іюня 1919 года войсками Кавказской Арміи ВСЮР онъ оставался тамъ главою большевиковъ.

Ерманъ же послѣ октябрьскаго переворота сталъ первымъ Предсѣдателемъ Исполнительнаго Комитета Совѣта. По показаніямъ свидѣтелей онъ пользовался какъ большевикъ всероссійской извѣстностью.  Въ 1918 году онъ былъ убитъ своими же большевиками.

Замѣстителемъ его на должности Предсѣдателя Исполкома явился также еврей Рувимъ Левинъ, бывшій на этомъ посту въ самый острый  кровавый періодъ большевизма въ Царицынѣ. Левинъ въ 1917 году занималъ постъ завѣдующаго отдѣломъ юстиціи Царицынскaго Совѣта рабочихъ и красноармейскихъ депутатовъ.

Въ августѣ 1918 г. по распоряженію Минина былъ арестованъ рабочій Севостьяновъ, глава большого Царицынскaго Союза рабочихъ, называвшагося «Грузолесъ», послѣ того, какъ въ Совдепѣ онъ сказалъ Минину: «защиту интересовъ рабочихъ вы промѣняли на еврейку» (жена Минина).

Арестъ Севостьянова произвелъ на рабочихъ удручающее впечатлѣніе, тѣмъ болѣе, что несмотря на настойчивыя требованія ихъ, Мининъ категорически отказался освободить Севастьянова, помѣстивъ въ № 180 газеты «Борьба» отъ 22 августа 1918 г. статью, озаглавленную «Отвѣтъ Грузолесу», въ которой онъ приводитъ причины, по которымъ Севостьяновъ не можетъ быть освобожденъ. Пунктъ 4-ый этой статьи гласитъ: «причина третья: Севастьяновъ возбуждалъ рабочихъ противъ нашего страдальца героя Ермана, только потому, что онъ еврей (на делегатскомъ Собраніи)». Статья эта подписана «Предсѣдатель Царицынскaго Совѣта Депутатовъ Мининъ». «Подтверждаю. Предсѣдатель Царицынскaго Исполкома Совѣта Р. Левинъ». «Вѣрно: С. Мининъ».

Въ маѣ 1918 года Исполнительный Комитетъ Совѣта, предсѣдателемъ котораго въ то время состоялъ Левинъ, вынесъ постановленіе объ обложеніи мѣстныхъ торговцевъ и промышленниковъ контрибуціей въ 5 милліоновъ рублей, которая была названа «принудительнымъ займомъ».

Собираніе этой контрибуціи было поручено «восходящей тогда звѣздѣ большевиковъ» Лейбѣ Абарбарчуку, молодому еврею, предсѣдателю комитета по борьбѣ  съ безработицей, занявшему впослѣдствіи постъ предсѣдателя Центральнаго Совѣта Профессіональныхъ Союзовъ, который и принялся за порученное.

Этотъ же Абарбарчукъ принималъ участіе  въ кровавой дѣятельности Царицынской Чрезвычайки.

Въ сентябрѣ 1918 года онъ съ другими заправилами большевиковъ пріѣзжалъ на кладбищѣ для присутствія при разстрѣлѣ участниковъ заговора  инженера Алексѣева о сверженіи совѣтской власти.

Комендантомъ Чрезвычайной Комиссіи по борьбѣ съ контрреволюціей былъ еврей Троцкiй (Троцкинъ). Онъ же состоялъ комендантомъ баржи, самаго ужаснаго мѣста заключенія Чрезвычайки, бывшаго у большевиковъ спеціально для содержанія заложниковъ изъ числа лицъ торгово-промышленнаго класса, для интеллигенціи, духовенства и офицеровъ.

Помощникомъ Троцкaго въ этой должности былъ каторжникъ Мацикъ.

Объ условіяхъ содержанія тамъ свидѣтель Б. показываетъ:

 

«Обращеніе съ заложниками было самое невозможное. На рѣдкость кощунственная ругань коменданта Троцкaго, его помощника Мацика, иногда побои, часто пинки, постоянны угрозы разстрѣломъ, все это создавало очень тяжелую атмосферу. О произволѣ Коменданта можно судить, напримѣръ, уже по тому, что нерѣдко были случаи, когда Троцкiй цѣлыми недѣлями держалъ въ заключеніи тѣхъ арестованныхъ, въ отношеніи которыхъ уже состоялись постановленія Ч.К. объ ихъ освобожденіи. Никакія заявленія отъ арестованныхъ не принимались и вызывали лишь издѣвательства и ругань, никакихъ жалобъ произносить  было нельзя, узнать о причинахъ ареста было не у кого. Передъ Праздникомъ Покрова Пресвятой Богородицы православные обратились къ Троцкому съ просьбой разрѣшить имъ совершить въ этотъ праздникъ богослуженіе съ  участіемъ духовенства изъ числа арестованныхъ, но Троцкiй отказалъ имъ въ этой просьбѣ  съ рѣдкой кощунственной бранью и богохульствомъ.

Своимъ же единовѣрцамъ евреямъ въ ихъ праздникъ онъ разрѣшилъ  выйти на палубу и совершать богослуженіе въ каютѣ водоотлива, что они въ теченіе нѣсколькихъ дней и дѣлали съ утра до заката солнца».

 

Одинъ изъ слѣдователей Ч.К. былъ еврей Окренъ.  Про него свидѣтель Ч., бывшій арестованнымъ большевиками, показываетъ:

 

«… на третій день меня вызвали къ допросу. Слѣдователь еврей Окренъ, вынувъ изъ стола револьверъ, заявилъ мнѣ, что я долженъ сознаваться, иначе онъ меня убьетъ, причемъ не сказалъ мнѣ, въ чемъ мнѣ надо сознаваться и въ чемъ меня обвиняютъ.  Часа черезъ два постояннаго издѣвательства и запугиваній, что въ Чрезвычайкѣ называлось допросомъ, онъ написалъ протоколъ, который я подписать отказался, т.к. въ немъ всѣ мои отвѣты были искажены».

 

 Политическимъ Комиссаромъ Х Красной Арміи былъ Магидовъ. Про этотъ институтъ комиссаровъ одинъ свидѣтель, бывшій инспекторомъ пѣхоты при Х Красной Арміи показываетъ:

 

«жесточайшими мучителями являлись помимо всѣхъ агентовъ Ч.К. и Особаго отдѣла (при Х Красной Арміи) политическіе комиссары, которые всѣ почти были изъ евреевъ».

 

Въ сентябрѣ 1918 года приказомъ по Царицынскому Военному Комиссаріату была объявлена мобилизація: «духовенства женскаго пола и женщинъ буржуазнаго элемента».

Мобилизованныя монахини были отправлены на полевыя работы, гдѣ ими распоряжался еврей Доинъ.

Въ октябрѣ-ноябрѣ 1918 года большевики образовали въ Царицынѣ комиссію по оказанію помощи жертвамъ контрреволюціи, названную въ простонародьѣ «комиссіей по раздѣванію буржуазіи». Главнымъ комиссаромъ былъ еврей Лейба Повзнеръ. Руководящія правила для этой комиссіи были утверждены Центральнымъ Совѣтомъ Профессіональныхъ Союзовъ, предсѣдателемъ коего состоялъ Абарбарчукъ  и Исполкомомъ, предсѣдателемъ котораго былъ Левинъ.

О большевистскомъ движеніи въ Царицынѣ свидѣтель И. пишетъ:

 

«Большевики не скрывали, что ихъ мало. Говорятъ, что въ Царицынѣ всего ихъ насчитывалось на 200 000 жителей только около 400 человѣкъ, включая сюда и мелкихъ воришекъ примкнувшихъ ради легкой наживы.

Во главѣ этихъ авантюристовъ стояли люди, неизвѣстно откуда свалившiеся — Рувимъ Левинъ, Абарбарчукъ, Борманъ... Насадителями большевизма были Мининъ и Ерманъ, послѣдній считался чуть ли не міровымъ вождемъ...  Большевицкіе изувѣры столь же близки и дороги народу, сколь близки и дороги люди, населявшіе тюрьмы. Революція открыла двери тюремъ, группа негодяевъ призвала населеніе къ участію въ разгромѣ Россіи. Русскую Государственность гнусно растлили въ соучастіи съ разными международными отбросами, латышами, китайцами евреями и т.д.. Жертвы ихъ безчисленны, и русскій человѣкъ не забудетъ ихъ».

 

V. Екатеринославъ.

 

Несмотря на отсутствіе при разслѣдованіи спеціальнаго заданія, касающагося выясненія роли евреевъ въ государственномъ строительствѣ большевиковъ, и широкое употребленіе, съ легкой руки вождей пролетаріата, псевдонимовъ, данными разслѣдованія Особой Комиссіи въ г. Екатеринославѣ устанавливается участіе евреевъ едва ли не во всѣхъ органахъ  управленія. Ликвидація судебныхъ учрежденій, т.е. разгонъ личнаго состава и уничтоженіи части архивовъ и документовъ и замѣна ихъ «народными судьями» и Военно-Революціоннымъ Трибуналомъ, были произведены евреемъ студентомъ Крапивинскимъ. Во главѣ новаго суда въ качествѣ предсѣдателя Народныхъ судей былъ поставленъ коммунистами еврей Абрамъ Зубковъ, а Народными судьями кромѣ четырехъ міровыхъ судей были назначены: Зискиндъ, Добросискiй, Абелiовичъ, Кучеренко, Поляковъ, Мазiерсъ, Шперъ, Гартманъ и Картфель. По показаніямъ свидѣтеля К. эти  лица набирались изъ разныхъ слоевъ населенія, преимущественно еврейскаго, и начиная со своего предсѣдателя, полнаго невѣжды, какъ юриста, не только не обладали нужными знаніями, но даже часто были малограмотны, что, конечно, не препятствовало отправленію правосудія на основаніи революціонной совѣсти, которая была мѣриломъ пригодности того или другого лица.  Коллегія Юридическаго отдѣла и его консультанты, исключая завѣдующаго отдѣломъ, состояли изъ однихъ евреевъ. Ими же преимущественно занимались и должности слѣдователей, такъ, напримѣръ, слѣдователями при комендатурѣ, а впослѣдствіи при трибуналѣ были: Пудеръ, Ямпольскiй, Шмаргинеръ и Дымшицъ, производившіе разслѣдованіе очередного заговора противъ Совѣтской власти,  закончившееся рядомъ разстрѣловъ.

Губернская Чрезвычайная Комиссія, въ частности Особый отдѣлъ ея обслуживались главнымъ образомъ евреями, занимавшими самыя разнообразныя должности, начиная съ Товарища Предсѣдателя, которымъ нѣкоторое время былъ сынъ мѣстнаго спекулянта-милліонера Соломонъ Слiозбергъ (показанія свидѣтеля А.) и кончая стражей, по показаніямъ свидѣтеля Р. состоявшей изъ еврейчиковъ, подвергавшей арестованныхъ издѣвательствамъ и глумленiямъ.  Слѣдователемъ Особаго отдѣла былъ нѣкто Розенблюмъ, фамилія котораго упоминается въ цѣломъ рядѣ показаній, ревкомомъ — Летвиновъ, онъ же Лифшицъ (показанія свидѣтельницы А.), бухгалтеромъ — еврейка Коганъ и кассиромъ также еврей.  При Особомъ отдѣлѣ  состоялъ и особый батальонъ, изъ 200-250 человѣкъ, четыре пятыхъ всего состава котораго были евреи (показанія свидѣтеля К.). Во главѣ его  одно время стоялъ мѣстный еврей Магилевскiй, игравшій вмѣстѣ со своимъ братомъ видную роль и руководившій иногда и разстрѣлами. Такъ по показаніямъ свидѣтеля С. незадолго до занятія Екатеринослава Добровольческой Арміей его командой было разстрѣляно  30 человѣкъ, въ томъ числѣ одинъ офицеръ Добрармiи, пальто котораго явилось личнымъ трофеемъ Могилевскаго. Обычно же разстрѣлы производились Предсѣдателемъ Ч.К. — Валявкой, матросомъ Семеновымъ и палачомъ-добровольцемъ евреемъ Айзикомъ, похвалявшимся собственноручнымъ убійствомъ бывшаго полицмейстера Бѣлоконь и пристава Реута.

По показаніямъ того же свидѣтеля, даннымъ какъ на основаніи личныхъ наблюденій, такъ и со словъ адъютанта Особаго Батальона Шарабаша, въ числѣ тайныхъ агентовъ Ч.К. было много молодыхъ евреекъ. Молодые же евреи въ возрастѣ отъ 14 до 17 лѣтъ являлись руководителями и начальниками отрядовъ, посылаемыхъ Ч.К. съ цѣлью обыска и ареста (показанія свидѣтеля О.).

Обыски сопровождались обычно жестокостями, такъ для полученія нужныхъ свѣдѣній отъ дѣтей, а также и для забавы ихъ ставили на колѣни, какъ зачастую при разстрѣлахъ и стрѣляли изъ револьверовъ, съ цѣлью напугать. Отъ испытаннаго нервнаго потрясенія одинъ изъ истязуемыхъ лишился разсудка  (показанія свидѣтеля С.).  Кромѣ того очевидно цѣлый рядъ разнообразныхъ должностей въ Ч.К. занимался евреями, такъ, напримѣръ,  въ показаніяхъ свидѣтелей то и дѣло встрѣчаются фразы: «вызывать и провѣрять въ тюрьму приходили два сотрудника Особаго отдѣла — одинъ еврей, другой латышъ» (показанія свидѣтеля Ж.) и «изъ Ч.К. приходилъ на квартиру агентъ Гольдштейнъ» (показанія свидѣтельницы Ж.), «изъ чиновъ Ч.К. знаю только Давида Корлонскaго (показанія свидѣтельницы К.), и т.д.  По показанію свидѣтеля Ш. отвозившаго трупы разстрѣлянныхъ на кладбищѣ,  изъ общаго числа  около полутора тысячъ человѣкъ, имъ было признано по трупамъ лишь 4-5 евреевъ, тѣла которыхъ разрѣшено было выдать родственникамъ. Выдача же остальныхъ труповъ категорически воспрещалась. Также и свидѣтельница Д. по роду службы видѣвшая трупы всѣхъ разстрѣлянныхъ, показываетъ, во-первыхъ, что всѣ трупы были сильно изуродованы — спины избиты шомполами, пальцы отрублены, кисти руки и ногъ перебиты и, во-вторыхъ, что среди разстрѣлянныхъ было лишь четыре еврея — два фальшивомонетчика, по словамъ ихъ родственниковъ, и одинъ провокаторъ.

Когда передъ приходомъ войскъ Добровольческой арміи арестованные и заложники были свезены на баржу съ цѣлью не то эвакуаціи, не то потопленія, то комиссія во главѣ съ предсѣдателемъ Ч.К. Валявкой освободила 100 человѣкъ опять-таки преимущественно евреевъ (показанія свидѣтеля Ф.).

Политическимъ воспитаніемъ арміи вѣдалъ Главный военный комиссаръ присяжный повѣренный Наумъ Лившицъ, юрисконсультомъ военнаго Комиссаріата былъ нѣкто Гескенъ, а однимъ изъ видныхъ сотрудниковъ Шварцъ.

Управляющимъ дѣлами народнаго хозяйства былъ еврей Хавскiй — рабочій трубнаго завода, по словамъ свидѣтеля К. исключительно плохо относившійся къ имѣвшимъ къ нему надобность и, наконецъ, дѣлами высшей школы въ качествѣ комиссара Университета вѣдалъ студентъ-медикъ  I  курса Карташевъ, онъ же Хейфецъ. Въ жизни средней школы большимъ вліяніемъ пользовались  коммунистическія ячейки, представители которыхъ занимали 2/3 учащихся въ педагогическомъ совѣтѣ. До образованія такихъ ячеекъ представители учащихся, напримѣръ 2-ой мужской гимназіи, играли благожелательную, пассивную роль, интересуясь лишь временемъ и способомъ полученія выпускныхъ свидѣтельствъ и программой занятій. Послѣ вхожденія 7 представителей коммунистической ячейки, въ которой было 6 евреевъ, изъ нихъ двое Давидъ Затуловскiй и Соломонъ Слiозбергъ активные партійные работники, отношенія значительно обострились, т.к. не было и не могло быть довѣрія между учащими и учащимися. Молодые вскормленники коммунизма въ первую очередь занялись обслѣдованіемъ матеріальнаго положенія учащихся, а затѣмъ пользовались правомъ голоса на засѣданіяхъ совѣта, чтобы сообщеніемъ всякаго рода неблагопріятныхъ свѣдѣній топить своихъ идейныхъ противниковъ, информируя представителей Народнаго Образованія объ отдѣльныхъ лицахъ гимназическаго персонала, коммунистическая ячейка въ лицѣ Затуловскaго и Слiозберга  угрожала Губисполкому и Ч.К. за принадлежность ихъ къ контрреволюціонерамъ (показанія свидѣтеля А.). Въ составѣ коммунистическихъ ячеекъ  и другихъ школъ также или преобладали или, оставаясь въ тѣни, играли видную роль евреи, такъ въ составъ комиссіи I-ой мужской гимназіи входили между прочимъ Бруштейнъ, Пинекъ, Фишманъ и Витманъ. Послѣ занятія зданія гимназіи пришедшимъ на постой батальономъ особаго назначенія ячейки слились съ политическимъ отдѣломъ батальона, занявъ помѣщенія гимназической церкви, алтарь котораго молодые коммунисты-интернаціоналисты хотѣли превратить въ сцену (показанія свидѣтеля Р.).  Вездѣ съ возникновеніемъ комячеекъ связывается и гоненіе на церковь. Помянутый случай далеко не единичный. Комячейка сыпнотифознаго госпиталя, занявшаго зданіе и больницу семинаріи, состоявшая по словамъ свидѣтеля П. изъ евреевъ, въ первую очередь хотѣла захватить въ свои руки церковь для культурно-просвѣтительскихъ надобностей, что не удалось только благодаря энергичному противодѣйствію  администраціи госпиталя, состоявшей изъ русскихъ людей. Характерно, что по показанію свидѣтеля Б., гоненію подвергались служители церкви всѣхъ христіанскихъ исповѣданій. Лишь іудейскіе раввины не только не были гонимы, но даже пользовались покровительствомъ совѣтской власти.

Не чужды были евреи и уголовному розыску. Свидѣтель Г., будучи ограбленъ на крупную сумму деньгами и вещами, заявилъ объ этомъ въ уголовно-розыскное отдѣленіе, откуда на другой день явились матросъ и еврей, одѣтый въ военную форму, развязно возражавшiй на жалобу потерпѣвшаго, что это одно изъ проявленій борьбы съ капиталомъ.

 

VI. Екатеринославская губернія

 

Роль евреевъ въ большевизмѣ по уѣздамъ является едва ли не болѣе выпукло, чѣмъ въ самомъ Екатеринославѣ. По словамъ свидѣтеля Х. русскій человѣкъ былъ поставленъ въ невозможно тяжелое положеніе затравленнаго захватчиками власти евреями и другими проходимцами. Въ Бахмутѣ, Павлоградѣ, Никополѣ, Александровскѣ и др. евреи не только играли руководящую роль, но и занимали большинство должностей какъ комиссаровъ, такъ и другихъ менѣе отвѣтственныхъ (показанія свидѣтеля А.). Вся масса еврейская открыто высказывала свои симпатіи къ большевикамъ, встрѣчая ихъ съ красными флагами и привѣтственными рѣчами, (Никополь, показанія свидѣтеля А.) и раздѣляя съ ними ненависть къ русскому укладу и русскимъ интеллигентнымъ людямъ.  Эта ненависть поддерживалась и цѣлымъ рядомъ  руководящихъ статей въ оффиціальномъ органѣ «Донецкая коммуна», написанныхъ Шумягскимъ, Певзнеромъ, Сокольнинскимъ, чьи фамиліи, по словамъ свидѣтеля Д., ясно говорятъ сами за себя и дѣлаютъ безъ долгихъ комментаріевъ понятной степени ненависти ихъ носителей къ Россіи. Кромѣ пріѣзжавшихъ съ большевиками гастролеровъ-евреевъ, комиссаровъ Сергунова, Шишковскаго и Якобсона, еврейство выдѣлило цѣлый рядъ мѣстныхъ лицъ, активно сочувствовавшихъ, какъ врачъ Канторовичъ и его жена (показанія свидѣтеля Э.) и принимавшихъ виднѣйшее участіе въ управленіи.  Мрачная картина еврейскаго большевистскаго владычества въ г. Бахмутѣ, нарисованная показаніямъ цѣлаго ряда лицъ,  наиболѣе полно выявлена слѣдующими показаніями свидѣтеля С.:

 

«Наряду съ коммунистами видную и руководящую роль въ г. Бахмутѣ играли уже не какъ партія, а какъ опредѣленная національность, евреи; большинство изъ нихъ были коммунисты и потому они сумѣли занять и большую часть отвѣтственныхъ должностей, какъ по военнымъ, такъ и по гражданскимъ вѣдомствамъ, и фамиліи разныхъ Бейлиновъ, Кацмановъ, Цицековъ, Гольфмановъ смѣняли одна другую, и всѣ названныя лица, въ разное время, были въ городѣ Бахмуте помощниками военныхъ комендантовъ. Совѣтскія учрежденія буквально были переполнены евреями, служившимъ тамъ; исключительно евреи производили реквизиціи библіотекъ, опись и реквизицію бѣлья, участвовали въ «домовыхъ комитетахъ» и пръ. Лично у меня присяжнаго повѣреннаго и частнаго повѣреннаго были реквизированы библіотеки евреемъ Зильберманомъ; другой еврей по фамиліи Эпштейнъ производилъ въ городѣ реквизицію бѣлья и руководилъ обысками, какъ напримѣръ, у доктора и другихъ;  политическими комиссарами — Политкомами были исключительно евреи, какъ напримѣръ политическій комиссаръ по 13-ой арміи товъ. Линденеръ, въ обязанности котораго входило слѣдить и поддерживать революціонное настроеніе среди красноармейцевъ, доносить о всѣхъ «контрреволюціонерахъ» и вообще обо всемъ, что дѣлалось въ войскахъ; I-ый участокъ Народнаго Суда былъ составленъ исключительно изъ евреевъ и былъ таковъ:  народный судья Шмурляковъ, народный слѣдователь Сынкинъ, народный обвинитель Браславскiй,  секретарь Немежанскiй, дѣлопроизводитель Вассерманъ, писецъ Донкевичъ, машинистка Эйдельнантъ, разсыльный Бѣлоцерковскій и курьеръ Гуревичъ. По словамъ «секретаря отдѣла Юстиціи», нѣкоторые изъ простыхъ крестьянъ, не стѣсняясь, заявляли «понасажали жидовъ, не желаемъ судиться въ жидовскомъ судѣ». Какъ мнѣ передавали, на одномъ изъ митинговъ, какой-то еврей предлагалъ обратить соборъ въ складъ, на что одинъ и бывшихъ на митингѣ крестьянъ заявилъ: «въ такомъ случаѣ мы устроимъ въ синагогѣ отхожее мѣсто».

Со словъ преподавателей учебныхъ заведеній  мнѣ извѣстно, что  когда ихъ было рѣшено уволить къ началу учебнаго года, то на ихъ мѣсто было подано свыше 200 прошеній исключительно евреями; вообще я  долженъ сказать, что новая власть въ Бахмутѣ, если не находится въ полномъ единеніи, то во всякомъ случаѣ пользуется сочувствіемъ громаднаго большинства еврейскаго населенія; мнѣ кажется, что въ дѣлѣ гоненія на Православную Церковь въ Бахмутѣ видную роль сыграли евреи, возбудивъ мѣстное населеніе противъ духовенства, какъ напримѣръ, товарищи Шумягскiй, Певзнеръ и другіе, писавшіе рядъ  политическихъ статей въ мѣстной газетѣ «Донецкая коммуна», всѣ нападки были исключительно направлены противъ православной религіи и духовенства, а интересы іудейской религіи ничѣмъ на затрагивались, что вѣроятно объясняется случаемъ, о которомъ мнѣ передавали, какъ къ помощнику военнаго коменданта Бейлину явился какой-то красноармеецъ и кричалъ на него, по поводу вывѣшеннаго въ городѣ плаката, изображавшаго въ непристойномъ видѣ духовныхъ лицъ, восклицая, «почему ты не изобразилъ рядомъ съ нимъ раввина, а только нашего попа». Всему населенію города было извѣстно, что еврейское населеніе получило къ празднику Пасхи муку для мацы, въ то время какъ русскіе лишены были этого права; все это озлобляло противъ евреевъ населеніе, видѣвшее предпочтеніе, какимъ пользовались евреи.  Въ послѣднее время часть русскаго населенія открыто высказывалась за погромъ, въ предупрежденіе чего появились приказы, напоминавшіе населенію о строгой отвѣтственности за разжиганіе «національной вражды» и о «равноправіи евреевъ», а въ одномъ приказѣ даже говорилось «что евреи шли впереди революціи и много добра принесли русскому народу, освободивъ его отъ угнетателей».

 

Въ г. Павлограде едва ли не всѣ должности комиссаровъ были замѣщены евреями, такъ комиссаромъ милиціи былъ еврей Шполянскiй, здравоохраненія Гуревичъ, тюрьмы — Израиль Рубинштейнъ, предсѣдателемъ исполкома еврей Козинскiй и товарищемъ его — Дисконтъ, жилищъ — еврей Ильчевскiй, почты — Рабиновичъ и продовольствія — еврей Шейнъ. Однако спеціализаціи этихъ должностей не наблюдалось, такъ напримѣръ Гуревичъ и Шполянскiй занимались также и реквизиціей вещей у обывателей (показанія свидѣтельницы М.).  Кромѣ того евреи сотрудничали и на менѣе отвѣтственныхъ или прибыльныхъ должностяхъ, занимаясь обысками и сборомъ бѣлья (показанія свидѣтеля Н.). Свидѣтель П. показалъ, что во всемъ Исполнительномъ Комитетѣ онъ видѣлъ лишь одного русскаго, всѣ же остальные были евреи. Отсюда понятно, съ какимъ чувствамъ русскимъ священникамъ приходилось испрашивать у Исполкома разрѣшеніе на совершеніе пасхальной заутрени или торжественнаго Богослуженія въ Вербное Воскресеньѣ (показанія свидѣтеля Н). Въ Городской Управѣ, видоизмѣненной при большевикахъ, изъ 156 служащихъ русскихъ было лишь 32 человѣка. Въ большевистскомъ  разнузданномъ духѣ  были настроены не только отдѣльные евреи, но и толпа, такъ свидѣтельница М. показала, что когда она подходила къ зданію ЧК для испрашиванія свиданія съ арестованнымъ мужемъ, впослѣдствіи убитымъ, большая толпа евреевъ и евреекъ встрѣтила ее криками, призывающими къ убійству арестованнаго: «онъ много нашихъ отправилъ на фронтъ и они погибли — его надо убить». Свидѣтель Д. показалъ, что еврейство настолько скомпрометировало себя при большевикахъ,  что нынѣ опасаясь мести, многіе собираются уѣзжать изъ города.

Въ г. Луганскѣ повторяется тоже, и по показанію И.В. рѣзко различается отношеніе большевиковъ къ русскимъ и къ евреямъ, съ чѣмъ логически связана радостная встрѣча евреями большевиковъ. Эта разница была замѣтна даже при взысканіи контрибуціи, когда ходатайства евреевъ объ уменьшеніи и даже сложеніи контрибуціи удовлетворялись и самое взысканіе на было связано съ жестокостями (показанія свидѣтеля Н.).

На митингѣ пріѣзжій ораторъ еврей призывалъ, какъ это имѣло мѣсто въ Бахмутѣ, даже къ соціализаціи храмовъ и конфискаціи церковнаго имущества, однако аудиторія еще не была достаточно  къ этому подготовлена, и вопросъ съ обсужденія былъ снятъ.  Линія поведенія евреевъ Луганска была настолько ясна, что свидѣтель говоритъ: «объ еврействѣ не стоитъ и распространяться — это опредѣленные враги Добровольческой Арміи». Занимали евреи и здѣсь посты комиссаровъ, такъ комиссаромъ  земледѣлія былъ Хайзинъ, финансовъ — также еврей.

Въ г. Александровскѣ — комиссаромъ юстиціи былъ еврей Крейгель, который по словамъ свидѣтеля Т., проявлялъ особую заинтересованность и пристрастіе въ дѣлахъ своихъ единовѣрцевъ, что принимая во вниманіе жестокое преслѣдованіе за проявленіе антисемитизма (произнесеніе слова «жидъ» влекло преданіе суду военно-революціоннаго трибунала — показаніе свидѣтеля А.) тяжело отзывалось на привлекаемыхъ русскихъ также.  Однимъ изъ Народныхъ Судей былъ еврей Мосель. Во главѣ отдѣла, вѣдавшаго заложниками,  стоялъ еврей Ленскій, и когда власть большевиковъ стала шататься, то всѣ евреи-заложники были освобождены, и остались ожидать разстрѣла лишь 12 человѣкъ русскихъ (показанія свидѣтелей Г. и В.). Вообще по показаніямъ М. арестамъ евреи повергались рѣдко и во всякомъ случаѣ скоро освобождались.

Евреи настолько проникли во всѣ организаціи, что когда  была образована комиссія по распредѣленію контрибуціи, куда входили представители отъ коммунистовъ, банковскихъ и торгово-промышленныхъ служащихъ, то въ составѣ ея (11 человѣкъ) кромѣ свидѣтеля М. всѣ оказались евреями. Вся финансовая дѣятельность также была сосредоточена въ еврейскихъ рукахъ, такъ въ 1-ый періодъ большевизма комиссаромъ банковъ былъ еврей Давидъ Заславскiй, а во второй — коллегія изъ одного русскаго — Литовкина и двухъ евреевъ — Бинбаума и Футермана, причемъ Бинбаумъ по показаніямъ свидѣтеля П. въ роли комиссара Отдѣленія банка проявилъ выдающiяся наглость и невѣжество, какъ по отношенію къ самому дѣлу, такъ и въ отношеніи служащихъ и кліентовъ.  Однимъ изъ главныхъ заправилъ въ Совдепѣ былъ еврей Михайловичъ, отсюда и большинство  завѣдующихъ отдѣлами были евреи, такъ въ малую коллегію отдѣла Народнаго Образованія входило три еврея: заурядъ-врачъ Заславскiй, Штейнъ и Хейфецъ, отдѣломъ городскихъ предпріятій завѣдовалъ еврей Абрамовичъ и пр.

 Въ остальныхъ мѣстностяхъ губерніи (ст. Попасная, Яма, Юзовка и т.д.) наблюдается та же картина: во главѣ Юзовскaго района стоялъ еврей Цадикъ, издававшій воззванія, подстрекавшія къ избіенію священниковъ (секр. доп. Особой Комиссіи), большинство комиссаровъ-руководителей на ст. Яма тоже были евреи, вѣдавшіе не только дѣломъ продовольствія и распредѣленіемъ, но и разстрѣлами, какъ напримѣръ, товарищи Борисъ и Торисъ (показанія свидѣтеля Ш.). Характернымъ для цѣлаго ряда мѣстностей является слѣдующее показаніе свидѣтеля Я:

 

«Каждому даже случайному наблюдателю, безусловно, бросается въ глаза множество лицъ еврейскаго происхожденія среди комиссаровъ, и чѣмъ выше органъ управленія, чѣмъ важнѣе функціи, тѣмъ количество русскихъ, христіанскаго вѣроисповѣданія лицъ становится всѣ меньше и меньше, и, наконецъ, въ высшихъ органахъ распредѣленія, могущихъ дѣйствительно дать преимущество, напримѣръ, въ выдачѣ продуктовъ русскимъ или еврейскимъ обществамъ, комиссарами и служащими являются исключительно евреи, какъ еврей долженъ вѣдать и высшимъ политическимъ отдѣломъ Управленія.

Среди этихъ евреевъ-комиссаровъ нѣтъ ни одного сіониста, всѣ они талмудисты и съ неуклонной послѣдовательностью поводятъ въ жизнь русскаго государства основное ученіе Талмуда — захватить высшую власть надъ народомъ, закабалить его, подчинить своей волѣ жизненный нервъ — питаніе и распредѣленіе насущныхъ потребностей человѣка, возвыситься надъ нимъ, обезличить его, сдѣлать послушной скотиной. Надѣясь и желая захватить власть въ деревнѣ и на мѣстахъ, они стремятся къ захвату власти въ городахъ, гдѣ большинство отвѣтственныхъ постовъ занимали евреи, куда должны были доставлять рабочіе и крестьяне продукты своего труда, а евреи распредѣлять по своему усмотрѣнію».

 

VII. Харьковъ.

 

Въ приведенной въ началѣ сводки статьѣ Равича-Черкасскаго «Бесѣда съ читателемъ» большевики въ своемъ офицiозе, хотя и нѣсколько уклончиво, но все же въ достаточной мѣрѣ ясно и опредѣленно признали то большое участіе, которое принимали въ рядахъ совѣтской власти евреи. Поэтому Особая Комиссія не сочла нужнымъ и возможнымъ ввиду остроты этого вопроса и возможности приданія ему массами совершенно превратнаго значенія, изслѣдовать его во всей полнотѣ. Тѣмъ не менѣе, тѣмъ даннымъ, что имѣются въ матеріалахъ разслѣдованія по Харькову, хотя и нѣсколько отрывочнымъ, участіе евреевъ въ большевистскомъ движеніи и особенно въ рядахъ руководящей власти устанавливается во всѣхъ рѣшительно совѣтскихъ учрежденіяхъ и организаціяхъ. Точное же установленіе всѣхъ лицъ еврейской національности, хотя бы и только бывшихъ руководителей большевизма, представляетъ собой чрезвычайныя затрудненія ввиду широкаго пользованія ими псевдонимами. Приводимыя ниже выписки изъ акта разслѣдованія и свидѣтельскихъ показаній показываютъ благожелательное отношеніе совѣтской власти къ евреямъ вообще.

 

Церковь

 

«Религіозныя преслѣдованія въ городѣ и Харьковской губерніи большевики строго замкнули кругомъ гоненій только на православную Церковь, только на духовныхъ пастырей православнаго народа...  Іудейскія синагоги не пострадали, не тронуты были ихъ святыни, ни ихъ духовные служители, не было глумленія надъ обрядами неправославныхъ и нехристiанскихъ исповѣданій. Благожелательное отношеніе совѣтской власти къ неправославной церкви и синагогамъ сказывалось даже въ мелочахъ... Жизнь церкви была стѣснена до крайности. Крестить, вѣнчать и погребать безъ соотвѣтствующаго разрѣшенія товарищей Кана и Рутгайзера, завѣдовавшихъ соотвѣтствующимъ подотдѣломъ Харьковскаго Исполкома, было нельзя ...» (Выписка изъ акта разслѣдованія)

Постомъ (мартъ-апрѣль) 1919 года по докладу, подписанному комиссаромъ военно-учебныхъ заведеній Украины товарищемъ Абрамомъ, замѣстителемъ его товарищемъ Рафаиломъ, комиссаромъ курсовъ для красноармейскихъ юнкеровъ  Прейсомъ — всѣ три еврея, и завѣдующимъ организаціоннымъ отдѣломъ Управленія военно-учебныхъ заведеній Украины Колокольниковымъ — церковь Харьковской духовной семинаріи была передѣлана въ клубъ для красноармейскихъ  юнкеровъ съ распитіемъ крѣпкихъ напитковъ (показанія свидѣтеля Р).

На первый день Пасхи большевики, въ числѣ которыхъ были евреи и подъ предводительствомъ еврея, пришли въ Харьковскій Покровскій монастырь и потребовали отъ преосвященныхъ открыть мощи святителя Мелетiя для освидѣтельствованія. Преосвященные собрали братію и въ присутствіи ея энергично отказали большевикамъ, послѣ чего они ушли съ насмѣшками и гроба не вскрыли (показанія свидѣтеля игумена К.)

 

Печать

 

Всѣ небольшевистскiя газеты Харькова были закрыты, остались «Извѣстія» — органъ правительства, «Коммунистъ» и «Красная Звѣзда». Редакторомъ «Извѣстій» былъ Эпштейнъ, по псевдониму Яковлевъ, бывшій передъ тѣмъ предсѣдателемъ Харьковскаго военно-революціоннаго комитета, помощникомъ его «товарищъ Николай», въ дѣйствительности Безчетвертковъ и журналистами Вайнштейнъ (Эрле) и Равичъ-Черкасскій. Содержаніе статей въ большевистскихъ  газетахъ поражало своимъ погромнымъ характеромъ, кровожадностью и разжиганіемъ самыхъ низменныхъ человѣческихъ страстей. Изо дня въ день въ этихъ газетахъ печатались статьи съ призывами къ самосуду, насиліямъ и грабежамъ въ отношеніи интеллигенціи и «буржуевъ», а нерѣдко и въ отношеніи рабочихъ и крестьянъ, не согласныхъ въ чемъ-либо съ коммунистами (показанія свидѣтеля М.)

 

Школа

 

Представителемъ Отдѣла Образованія Исполкома былъ тов. Якобсонъ, завѣдующій финансовой частью при этомъ отдѣлѣ тов. Факторовичъ.

Большевики прилагали всѣ старанія, чтобы разрушить школы, какъ среднюю, такъ и высшую.  Даже въ своемъ офицiозѣ «Извѣстія» въ № 121, 123 и 124 они помѣстили статью нѣкоего Стрельбицкaго, озаглавленную «разрушьте школу», которая начиналась такъ:

 

«Мы, не дрогнувъ, разрушаемъ капиталистическій строй. Пусть же не дрогнетъ рука, разрушая его дѣтище, старую школу. Надо разрушить старую школу, чтобы на мѣстѣ ея создать свою, можетъ быть корявую вначалѣ.  Пора перестать играть въ починку. Нѣтъ другого способа, какъ разрушить старую школу: разрушьте программы, разрушьте методы, разрушьте, наконецъ, педагогическій персоналъ, и только тогда создавайте школу» (выписка изъ акта разслѣдованія).

 

Учащiеся евреи пользовались особымъ авторитетомъ въ глазахъ совѣтской власти, и въ большинствѣ гимназій члены Педагогическаго совѣта, а тѣмъ болѣе совѣта старѣйшинъ, если не всѣ, то въ большинствѣ были евреи. Бывали случаи, когда депутаціи учащихся христіанъ отказывали въ какомъ-либо ходатайствѣ (особенно въ продовольственномъ комитетѣ), посылалась вторая депутація во главѣ съ евреемъ, и она имѣла полный успѣхъ.  Тамъ, гдѣ дѣло шло о деньгахъ, обязательно большинство было евреевъ (показанія свидѣтеля М.)

 

Финансовое управленіе банка, казначейство

 

Все финансовое хозяйство сосредоточено было въ рукахъ евреевъ. Банки были націонализированы. Были образованы президіумы временныхъ правленій частныхъ банковъ, ликвидацiонно-техническія коллегіи по дѣламъ частныхъ банковъ. Всѣ эти вновь сформированныя учрежденія сплошь были заполнены евреями, перечисленіе фамилій которыхъ заняло бы слишкомъ много мѣста.  Предсѣдателемъ комиссіи  по конфискаціи цѣнностей, хранившихся въ сейфахъ банковъ, былъ Гафтъ.

Предсѣдателемъ комиссіи по взысканію контрибуціи, наложенной на Харьковскую буржуазію, въ размѣрѣ 40 милліоновъ рублей былъ Дукаревичъ, членами той же комиссіи Шлiозбергъ, Русселисъ и Жворблянскiй. При комиссарѣ  Народнаго Банка была образована инспекція въ составѣ 8 человѣкъ, изъ которыхъ одинъ только былъ русскій.

Комиссаромъ казначейства былъ еврей Даенъ. Комиссаромъ подотдѣла прямыхъ и косвенныхъ налоговъ Шлiозбергъ. Во главѣ контрольный палаты стояла коллегія изъ трехъ лицъ, предсѣдателемъ который былъ Натанъ Ароновичъ. При ней контроль не работалъ.

 

Почта

 

«Въ вокзальную почтовую контору большевиками было влито до ста такъ называемыхъ революціонныхъ работниковъ, которые никакимъ дѣломъ совершенно не занимались и только устраивали собранія и старались насадить большевизмъ. Такими работниками были почти исключительно евреи и латыши, никогда не служившіе въ такихъ учрежденіяхъ; просто набранныхъ съ улицы» (показанія свидѣтеля В., помощника начальника Харьковскаго вокзала).

 

Земство

 

Земство было упразднено. Всѣ земскія учрежденія — больницы, школы, почтовыя станціи, заводскія конюшни, племенные разсадники, склады земледѣльческихъ орудій, телефонная сѣть, всѣ пришло частью въ полный упадокъ, частью же было уничтожено, запущено и расхищено.

Всѣ дѣла земства были переданы въ губернскій совѣтъ народнаго хозяйства, президіумъ котораго состоялъ изъ пяти человѣкъ: предсѣдателя Наумова — винокура и членовъ Фельдмана, Аксельрода, Томаха и Чернышева, первые трое членовъ — евреи. (выписка изъ акта разслѣдованія)