ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   23 МАЯ (10 МАЯ по ст.ст.) 2017 года



Прот. Борисъ Молчановъ († 1963 г.)
«Бодрствуйте, ибо не вѣдаете, когда Христосъ пріидетъ».

Учительная апостасія.

Наше пристальное всматриваніе въ происходящія событія и сопоставленіе ихъ съ предреченными судами Божіими вмѣняются намъ въ обязанность Самимъ Господомъ. Отъ смоковницы же научитеся притчи, — поучалъ Спаситель учениковъ Своихъ, — егда уже ваія (вѣтви) ея будутъ млада, и листвіе прозябнетъ, вѣдите, яко близъ есть жатва: тако и вы, егда видите сія вся, вѣдите, яко близъ есть, при дверехъ (Матѳ. 24, 32-33). За невниманіе же къ знаменіямъ времени Господь строго обличалъ іудеевъ: Лицемѣри, лице небу и земли вѣсте искушати, времене же сего како не искушаете? Что же и о себѣ не судите праведное (Лук. 12, 56). На протяженіи всей исторіи христіанской Церкви дѣйствуетъ противоборствующая ей тайна беззаконія (2 Сол. 2, 7), старающаяся увлечь людей къ отпаденію отъ уготованнаго намъ Сыномъ Божіимъ спасенія. Хотя главнымъ виновникомъ ея является діаволъ, но онъ дѣйствуетъ черезъ сыновъ противленія (Ефес. 2, 2), которые и являются проводниками и исполнителями его злой воли на землѣ. Тайна беззаконія, надъ которой дѣятельно трудится «князь тьмы», проходитъ извѣстное развитіе по мѣрѣ ослабленія сопротивляемости ей вѣрующихъ, восходя отъ силы въ силу, и достигаетъ своего предѣльнаго роста въ ту послѣднюю, особенную эпоху, называемую апостасіей, которая устраняетъ всѣ препятствія для появленія антихриста и завершается имъ.

Греческое слово апостасія означаетъ отступленіе отъ Бога (1 Тим. 4, 1; Дѣян. 21, 21; 2 Пар. 29, 19; Іер. 2, 19). Но, употребляемое съ опредѣленнымъ членомъ, оно имѣетъ въ виду не всякое отступленіе вообще, а отступленіе особенное по своей силѣ и по своему широкому распространенію, отступленіе громкое, достигшее крайней степени своего развитія. Апостасія является послѣднимъ этапомъ развитія тайны беззаконія, непосредственно выдвигающимъ антихриста, имѣющимъ на себѣ его мрачную тѣнь. Полная апостасія дѣлаетъ приходъ антихриста неизбѣжнымъ. День Христовъ не придетъ, аще не пріидетъ отступленіе прежде, и открыется человѣкъ беззаконія, сынъ погибели (2 Сол. 2, 3).

Будетъ бо время, егда здраваго ученія не послушаютъ, но по своихъ похотехъ изберутъ себѣ учители, чешеми слухомъ (которые льстили бы слуху) (2 Тим. 4, 3). И мнози послѣдствуютъ ихъ нечистотамъ, ихже ради путь истинный похулится. И въ преумноженіи льстивыхъ словесъ васъ уловятъ (2 Петр. 2, 2-3). Не имать Духъ Мой пребывати въ человѣцехъ сихъ вовѣкъ, зане суть плоть (Быт. 6, 3).

Сущностью учительной апостасіи является извращеніе здраваго ученія и постепенное отвлеченіе всей учительной и воспитательной дѣятельности отъ истиннаго христіанства, наполненіе сознанія человѣческаго всякою ложью, а сердецъ — исключительнымъ стремленіемъ къ полученію однихъ чувственныхъ удовольствій. По выраженію святыхъ отцовъ: «Одна мысль ложная способна низвести во адъ». Сколь же чреватой великими потрясеніями можетъ оказаться замѣна единственно здравой и спасительной морали всякими произвольными ученіями, провозглашающими цвѣтущее здравіе тамъ, гдѣ болѣзнь и поврежденіе, гдѣ глубокое нравственное паденіе.

Потокъ всевозможныхъ ложныхъ ученій долженъ покрыть всю землю, подобно всемірному потопу. Должны быть широко распространяемы такія ученія, которыя будутъ внушать человѣку горделивое и лестное сознаніе возможности неограниченнаго развитія своихъ силъ, возможности устроенія соціальной жизни безъ Бога, безъ подвига самоотреченія. Христіанская мораль возможна лишь на основѣ смиреннаго сознанія своей личной и общечеловѣческой грѣховности, сознанія глубокаго поврежденія всѣхъ нашихъ природныхъ силъ грѣхомъ и возможности нашего исцѣленія только при содѣйствіи Божественной благодати, дарованной намъ Искупителемъ. Христіанская мораль внушаетъ страхъ Божій и требуетъ подвига. Для новой безрелигіозной морали Христосъ становится ненужнымъ. Зачѣмъ Спаситель тѣмъ, которые не признаютъ своего неисцѣльнаго никакими человѣческими усиліями духовнаго поврежденія и не чувствуютъ нужды въ божественномъ содѣйствіи. Всѣ ложныя ученія будутъ только льстить самолюбію и гордости человѣка и совершенно заглушать страхъ Божій, а вмѣстѣ съ нимъ и вѣру въ воздаяніе въ будущей загробной жизни.

Когда фарисеи отступили отъ Господа, тогда Господь сказалъ ученикамъ Своимъ, что признакомъ близости кончины міра и Втораго пришествія Его будетъ необыкновенное вещественное развитіе. Люди, яко же бысть во дни Ноевы, тако будетъ и во дни Сына Человѣческаго (днями Сына Человѣческаго названо то время, которое будетъ предшествовать пришествію Его) — ядяху, піяху, женяхуся, посягаху, до него же дне вниде Ное въ ковчегъ; и пріиде потомъ и погуби вся. Такожде и якоже бысть во дни Лотовы: ядяху, піяху, куповаху, продаяху, саждаху, здаху (Лук. 17, 26-28). Такой широкій разливъ практическаго матеріализма столь удобенъ для діавола и его брани противъ Бога, что діаволъ особенно постарается «употребить его въ послѣдніе дни міра для полнаго отвлеченія всего міра отъ Бога. Употребитъ діаволъ этотъ родъ брани и употребитъ съ рѣшительнымъ успѣхомъ» (свят. Игнатій Брянчаниновъ).

По объясненію святыхъ отцовъ, діаволъ, присужденный судомъ Божіимъ пресмыкаться по землѣ (на персехъ своихъ и чревѣ ходити будеши и землю снѣси вся дни живота твоего (Быт. 3, 14), употребляетъ всѣ усилія, чтобы и человѣкъ постоянно пресмыкался по землѣ, чтобы онъ исключительно предавался заботамъ объ устроеніи своего земнаго положенія и погружался въ исканія однихъ удобствъ и наслажденій, вовсе забывая о Богѣ и объ ожидающей его вѣчности. «Діаволъ, — говоритъ святитель Іоаннъ Златоустъ, — нападаетъ снизу и... побѣждаетъ насъ по той именно причинѣ, что мы не стараемся сами подняться туда, гдѣ бы онъ не могъ насъ ранить. Ибо онъ не можетъ подняться высоко, но пресмыкается по землѣ, и потому змѣй есть его образъ. Что значитъ нападать снизу? Значитъ, одолѣвать посредствомъ земнаго, посредствомъ наслажденій, богатства и всего житейскаго. Посему если діаволъ видитъ кого парящимъ къ небу, то, во-первыхъ, не въ состояніи напасть на него, а во-вторыхъ, если и отважится напасть, тотчасъ самъ падаетъ; потому что, будь безопасенъ, у него нѣтъ ногъ... Не имѣй ничего общаго съ землей, тогда не нуженъ будетъ и трудъ. Діаволъ не умѣетъ сражаться открыто, но какъ змѣй скрывается въ терніяхъ, такъ онъ всего чаще притаивается въ прелестяхъ богатства». Такой святоотеческій совѣтъ совсѣмъ не означаетъ осужденія всякому земному попеченію, всякому труду, имѣющему своею цѣлью обезпеченіе своего существованія. Грѣхъ и опасность не въ трудѣ, а въ исключительной и всецѣлой погруженности человѣка въ однѣ матеріальныя заботы при полномъ устраненіи интересовъ и запросовъ духа. Не означаетъ онъ также и того, что якобы одни только богатые могутъ подвергаться искушеніямъ всецѣлаго пристрастія къ матеріальнымъ благамъ. Эти стремленія не въ меньшей степени могутъ быть свойственны и самымъ бѣднымъ. При полной нищетѣ человѣка можетъ охватить непреодолимое влеченіе къ богатству, которое можетъ развиться у него въ болѣзненную страсть, не желающую знать никакихъ препятствій для своего удовлетворенія и готовую на всевозможныя преступленія. Конечно, въ такой душѣ при такой исключительной ея устремленности къ матеріальнымъ благамъ Богъ жить не можетъ. Нужно помнить, что Богъ не столько отрицаемъ, сколько вытѣсняемъ изъ сердца человѣка пристрастіемъ къ матеріальнымъ попеченіямъ. Всякій человѣкъ, занявшійся всецѣло устройствомъ своего временнаго положенія по плоти и для плоти, непонятнымъ и непримѣтнымъ образомъ для себя развиваетъ свое падшее естество; свою невещественную душу содѣлываетъ какъ бы вещественною... становится весь грѣхъ, весь — плоть, гдѣ уже нѣтъ мѣста пребыванію Божію.

«Люди забудутъ Бога, забудутъ небо, забудутъ вѣчность и въ обольщеніи своемъ... все вниманіе устремятъ на землю, на доставленіе себѣ низменнаго благосостоянія» (свят. Игнатій Брянчаниновъ). На почвѣ ложной морали, заглушающей страхъ Божій, и на почвѣ всецѣлаго погруженія людей въ плотскую жизнь обильно вырастутъ чудовищный развратъ и всякіе пороки. Грѣховные примѣры и соблазны такъ умножатся, что увлекутъ въ грѣховную жизнь безчисленное множество людей. Картину моральнаго развращенія человѣчества въ эпоху апостасіи святой апостолъ Павелъ изображаетъ такъ: Сіе же вѣждь, яко въ послѣднія дни настанутъ времена люта. Будутъ бо человѣцы самолюбцы, сребролюбцы, величавы, горди, хулницы, родителемъ противящіися, неблагодарни, неправедни, нелюбовни, непримирителни, продерзиви, возносливи, прелагатае, клеветницы, невоздержницы, некротцы, неблаголюбцы, предателе, нагли, напыщени, сластолюбцы, паче нежели боголюбцы, имущіе образъ благочестія, силы же его отвергшіися. И сихъ отвращайся (2 Тим. 3, 1-5). Господствующимъ тономъ жизни станетъ небывалая повсемѣстная злоба. Евангельская любовь между людьми совершенно изсякнетъ. Взаимоотношенія людей будутъ лишены всякаго довѣрія и полны коварства. Другъ друга предадятъ, и возненавидятъ другъ друга (Матѳ. 24, 10). Злоба охватитъ людей съ небывалой силой и разольется повсюду — во всѣхъ слояхъ общества и даже въ самыхъ тѣсныхъ кругахъ семейныхъ. Предастъ же братъ брата на смерть, и отецъ чадо: и востанутъ чада на родители и убіютъ ихъ (Марк. 13, 12).

«Когда приблизится конецъ сего вѣка, — писалъ Лактанцій, — тогда необходимо измѣнится состояніе человѣческихъ дѣлъ и по причинѣ возрастающей неправды сдѣлается худшимъ, такъ что даже настоящія наши времена, въ которыя неправда и злоба возросла до величайшей степени, въ сравненіи съ тѣмъ временемъ неисцѣльнаго зла могутъ быть признаны счастливыми и почти золотымъ вѣкомъ. Потому что правда тогда сдѣлается столь рѣдкой, а несчастіе, жадность, страсти и распутство до того умножатся, что если и будутъ нѣкоторые добрые, то они сдѣлаются добычею злодѣевъ и будутъ ограблены беззаконниками. Одни только злые и будутъ богаты, а добрые подвергнутся всякимъ поношеніямъ и впадутъ въ нищету». Но, какъ бы люди ни утопали во злѣ, они никогда не пожелаютъ открыто объявить себя послѣдователями зла, они постоянно будутъ стремиться выказать себя съ внѣшней стороны добродѣтельными. И чѣмъ болѣе люди будутъ позволять себѣ беззаконіе, тѣмъ болѣе они будутъ заботиться оправдать себя ложными ученіями и покрыть себя благовидною личиною (Лук. 16, 15). Наряду со злобой разольются въ небывалыхъ размѣрахъ ложь и лицемѣріе. Такая лицемѣрная показная добродѣтельная внѣшность совершенно вытѣснитъ потребность истинной праведности.

Жизнь немногихъ благочестивыхъ и добродѣтельныхъ людей въ обстановкѣ апостасіи — среди торжества практическаго матеріализма, среди всеобщей злобы, коварства и лицемѣрія — содѣлается мученичествомъ, подобнымъ томленію Лота въ Содомѣ. Но вѣрующій человѣкъ долженъ помнить, что и самое малое усиліе сопротивленія разлагающему духу вѣка будетъ имѣть цѣну предъ Богомъ. На вѣсахъ Божіихъ будутъ взвѣшены немощь наша и средства наши, и обстоятельства, сопутствующія намъ, и самое время.

«Идутъ, идутъ страшнѣе волнъ всемірнаго потопа, истребившаго родъ человѣческій, идутъ волны лжи и тьмы, окружаютъ со всѣхъ сторонъ, готовы потопить вселенную, истребляютъ вѣру во Христа, разрушаютъ на землѣ Его Царство, повреждаютъ нравы, притупляютъ, унижаютъ совѣсть, устанавливаютъ владычество всезлобнаго міродержца». Такъ видѣлъ только первые начальные признаки надвигающейся апостасіи святитель Игнатій Брянчаниновъ. У всего человѣчества есть, несомнѣнно, предощущеніе грядущей катастрофы. Но, какъ во время потопа, всѣ продолжаютъ ѣсть, пить и веселиться, пока не придетъ бѣдствіе. Развитіе техники помогаетъ современнымъ людямъ ускорить темпъ жизни, чтобы заглушить внутреннюю тоску, которая гложетъ ихъ сердце. Человѣчество, томимое тяжелыми предчувствіями, не хочетъ остановиться и задуматься надъ своею судьбою. Оно стремится какъ бы убѣжать отъ самого себя, или, лучше сказать, отъ той бездны небытія, которая уже начинаетъ притягивать его къ себѣ.

Религіозная, или церковная, апостасія.

Духъ же явственнѣ глаголетъ, яко въ послѣдняя времена отступятъ нѣцыи отъ вѣры, внемлюще духовомъ лестчымъ и ученіемъ бѣсовскимъ (1 Тим. 4, 1).

Отступленіе отъ истинной вѣры можетъ проявляться въ слѣдующихъ формахъ: 1) въ извращеніи (искаженіи) истиннаго содержанія вѣроученія, въ измѣненіи ея догматовъ, т. е. въ ересяхъ; 2) въ лжевѣріи или въ отрицаніи всего христіанства, но съ сохраненіемъ вѣры въ Бога (какъ у магометанъ, іудеевъ, язычниковъ...); 3) въ невѣріи или въ полномъ равнодушіи ко всякой вѣрѣ, въ атеизмѣ, т. е. въ отрицаніи предметовъ вѣры: бытія Божія, безсмертія души; 4) въ богоборчествѣ, т. е. въ активной борьбѣ со всякой религіозной вѣрой и ожесточенномъ возстаніи противъ Бога и всего святого.

Самой распространенной формой отступленія, какъ полагаетъ святитель Ѳеофанъ Затворникъ, будетъ извращеніе истиннаго христіанства — ереси или такъ называемое ложное христіанство. «Евангеліе будетъ всѣмъ извѣстно, — пишетъ онъ, — но одна часть пребудетъ въ невѣріи ему, другая, наибольшая, будетъ еретичествовать, не Богопреданному ученію слѣдуя, а построевая себѣ свою вѣру своимъ измышленіемъ, хотя на основаніи слова Божія... И всѣ такіе будутъ присвоять себѣ имя христіанъ. Будетъ часть и содержащихъ истинную вѣру, какъ она передана святыми Апостолами и хранится въ Православной Церкви, но изъ этихъ немалая часть будетъ только по имени православными, въ сердцѣ же не будетъ имѣть того строя, какой требуется вѣрою, возлюбивъ нынѣшній вѣкъ... Хотя имя христіанское будетъ слышаться повсюду и повсюду будутъ видны храмы и чины церковные, но все это только видимость, внутри же отступленіе полное. На этой почвѣ (на почвѣ ложнаго и лицемѣрнаго христіанства) народится антихристъ и вырастетъ въ томъ же духѣ видимости, безъ существа дѣла. Потомъ, отдавшись сатанѣ, явно отступитъ отъ вѣры и... всѣхъ, не содержащихъ христіанства въ истинѣ, увлечетъ къ явному отступленію отъ Христа Господа, заставивъ себя самого почитать за бога». Здѣсь важно отмѣтить тотъ мало примѣчаемый законъ, въ силу котораго всякое ложное и лицемѣрное христіанство неизбѣжно приведетъ своихъ послѣдователей къ признанію антихриста или къ тому теченію, которое будетъ приготовлять его явленіе. Во всякомъ лжеученіи, какъ и въ фарисейскомъ отношеніи къ истинѣ, таится сѣмя вѣчной погибели. Напрасно многіе не придаютъ должнаго значенія догматамъ. По ученію Церкви, въ дѣлѣ спасенія нѣтъ ничего важнѣе исповѣданія Богооткровенной Истины. Само слово Божіе свидѣтельствуетъ, что Богу духомъ и истиною достоитъ кланятися и что только такихъ поклонниковъ Богъ ищетъ и пріемлетъ (Іоан. 4, 23-24). Истина совсѣмъ не такая малозначащая вещь, съ которой можно было бы обращаться какъ угодно. Въ Истинѣ реально присутствуетъ и Духъ Истины, Иже отъ Отца исходитъ. А во всякой лжи реально присутствуетъ и отецъ лжи, сирѣчь діаволъ. И потому человѣкъ, исповѣдующій истину, принимаетъ и Духа Истины, а исповѣдующій ложь непремѣнно усваиваетъ и духа лжи, духа отверженнаго.

Внѣ Единой Православной Церкви нѣтъ и не окажется ни средствъ для вѣрнаго познанія антихриста, ни благодатныхъ силъ для стойкаго противостоянія ему и всѣмъ его искушеніямъ. Этотъ законъ неизбѣжнаго обольщенія и вѣчной погибели всѣхъ, любве истины не пріявшихъ, во еже спастися имъ, — отмѣчаетъ святой апостолъ Павелъ. — И сего ради пошлетъ имъ Богъ дѣйство льсти, во еже вѣровати имъ лжи, да судъ пріимутъ вси не вѣровавшіи истинѣ, но благоволившіи въ неправдѣ... Тѣмже убо, братіе, стойте и держите преданія, имже научистеся или словомъ, или посланіемъ нашимъ (2 Сол. 2, 10-12. 15). Тотъ же самый законъ выраженъ и в символѣ святаго Аѳанасія: «Иже хощетъ спастися, прежде всѣхъ подобаетъ ему держати каѳолическую вѣру, ея же аще кто цѣлы и непорочны не соблюдетъ, кромѣ всякаго недоумѣнія, во вѣки погибнетъ» (Псалтырь съ возслѣдованіемъ). Объ истинной же Церкви въ это время (въ эпоху апостасіи) можно будетъ сказать словами пророка: Бысть пуста весьма (Іез. 38, 8). Стойкость и самоотверженность въ борьбѣ за Истину станетъ чрезвычайно рѣдкимъ явленіемъ. Любовь къ міру и къ его благамъ будетъ превозмогать надъ любовью къ Истинѣ. Церковные іерархи со своимъ клиромъ и своею паствою, порвавшіе связь съ Христовой Истиной, но продолжающіе лицемѣрно выказывать себя членами истинной Церкви, составятъ общество, именуемое въ Писаніи церковь лукавнующихъ.

Такъ какъ въ эпоху антихриста должно совершиться объединеніе всѣхъ религій или сліяніе ихъ въ одну религію поклоненія человѣко-богу, то и подготовка къ антихристу въ эпоху апостасіи должна состоять въ постепенномъ объединеніи всѣхъ христіанскихъ вѣроисповѣданій въ одну церковь лукавнующихъ при одновременныхъ стараніяхъ разрушить истинную Церковь Христову. Все это мы видимъ въ наше время. Теперь совершается самая ужасная поддѣлка Церкви отвлеченнымъ христіанствомъ. Большинство все значеніе Христа усматриваетъ въ Его ученіи, забывая о томъ, что Христосъ приходилъ на землю вовсе не для того только, чтобы сообщить людямъ нѣсколько новыхъ истинъ. Нѣтъ, Онъ приходилъ, чтобы создать совершенно новую жизнь человѣчества, т. е. Церковь. Это новое общество человѣческое, по мысли Самого Создателя его, существенно отличается отъ всякихъ другихъ соединеній людей въ разныя общества. Господь Іисусъ Христосъ далъ не только Свое ученіе, но и необходимыя силы благодатныя для исполненія Его ученія. Послѣднія сообщаются вѣрующимъ только въ Церкви черезъ Святыя Таинства и жительство по уставу Церкви. Благодать Божія, или Духа Святаго, и созидаетъ въ сердцѣ человѣка Царствіе Божіе. Поэтому только въ Церкви, а не въ отвлеченномъ христіанствѣ устанавливается и поддерживается единеніе человѣка съ Богомъ, а въ Богѣ и тѣсное единеніе другъ съ другомъ. Святой апостолъ Павелъ, говоря о единеніи людей, всегда говоритъ о Духѣ Святомъ какъ объ источникѣ этого единенія, хранимаго въ Церкви. Такимъ образомъ, въ Церкви живущій Духъ Святый даетъ каждому члену Церкви силы быть новою тварью. Безцерковное же христіанство — это не что иное, какъ приниженіе и искаженіе Христовой идеи Церкви, убивающее всякую подлинно христіанскую благодатную церковную жизнь... И это мы должны твердо помнить, чтобы не соблазниться современной пропагандой общаго христіанства взамѣнъ якобы раздѣлившейся Церкви. Нѣтъ христіанства, нѣтъ благодати, нѣтъ Истины, нѣтъ жизни, нѣтъ спасенія — ничего нѣтъ безъ Церкви, и все это есть только въ Единой Церкви.

*     *     *

Указавъ грозные признаки современной апостасіи, которая должна завершиться приходомъ антихриста, мы должны воздерживаться отъ всякихъ попытокъ опредѣленія какихъ-либо сроковъ его явленія. Подготовка къ его появленію можетъ развернуться и очень быстро, но можетъ и быть задержанной неожиданными событіями. Задержка рѣшительной развязки вызывается милосердіемъ Божіимъ ради покаянія и желанія спасенія хотя бы и небольшого остатка вѣрующихъ. Но когда истощаются въ сердцахъ людей спасительный страхъ Божій и способность покаянія, тогда быстро наступаютъ всѣ казни, предреченные судами Божіими.

Отъ западнаго міра трудно ожидать самостоятельнаго пробужденія покаяннаго подвига и стремленія къ возстановленію христіанской жизни; чрезмѣрное погруженіе въ одни матеріальные интересы приводитъ людей къ полному равнодушію къ вѣрѣ и погружаетъ ихъ въ духовную слѣпоту, не позволяющую имъ видѣть всѣ извилистые пути, ведущіе къ антихристу; благодать Божія отходитъ отъ суетящейся и служащей міру толпы, предоставляя ее паденію. Его можно ожидать только отъ того русскаго народа, который при самыхъ жестокихъ гоненіяхъ на Церковь Христову и на вѣру не отошелъ отъ Христа, не измѣнилъ Святому Православію. И недаромъ наши благочестивые предки, называвшіе Москву «третьимъ Римомъ», считали ее послѣднимъ и единственнымъ оплотомъ Церкви Христовой на землѣ, недаромъ и нашъ великій молитвенникъ и чудотворецъ отецъ Іоаннъ Кронштадтскій ни въ какомъ народѣ не видѣлъ возможности задержки и отсрочки надвигающагося царства тьмы, кромѣ одного народа русскаго. По его словамъ, когда у русскаго народа не будетъ покаянія, тогда конецъ міра близокъ.

Теперешняя жизнь требуетъ отъ каждаго изъ насъ самого внимательнаго и высокаго духовнаго отношенія ко всѣмъ явленіямъ, чтобы предохранить себя отъ ошибочнаго принятія лжи за истину, чтобы удержаться отъ ошибочныхъ шаговъ въ направленіи неотвратимой погибели. Для этого необходимо всякое свое разсужденіе провѣрять словомъ Божіимъ и разумомъ святыхъ отцовъ. Нужна правильная духовная жизнь по указаніямъ Святой Православной Церкви. «Надо оставить плотскую и грѣховную жизнь, потомъ посредствомъ покаянія и жительства по евангельскимъ заповѣдямъ очистить и украсить душевный храмъ, по совершеніи чего Святый Духъ осѣняетъ его, совершаетъ въ немъ окончательное очищеніе и убранство. Въ такой храмъ нисходитъ Богъ и учреждаетъ въ немъ Свое духовное, невидимое, но вмѣстѣ вполнѣ ощущаемое и познаваемое царство. Кто приметъ внутрь себя Царство Божіе, тотъ сможетъ имѣть ясное понятіе о Второмъ пришествіи Богочеловѣка, тотъ сможетъ узнать и избѣжать антихриста или противостать ему. Кто же не приметъ внутрь себя Царствія Божія, тотъ не узнаетъ антихриста, тотъ непремѣнно непонятнымъ для себя образомъ содѣлается его послѣдователемъ, тотъ не узнаетъ приближающейся кончины міра и наступающаго страшнаго Втораго пришествія Христова (Лук. 17, 20-21; 2 Петр. 3, 3-4), оно застанетъ его неготовымъ. Никакое человѣческое ученіе, никакое ученіе словомъ недостаточно для наставленія тому, что требуетъ наставленія въ душевной клѣти, наставленія отъ Самого Бога. Стяжавшій внутри себя Царство Божіе имѣетъ руководителемъ Святаго Духа, Который наставляетъ на всякую истину (Іоан. 16, 13) руководимаго Имъ человѣка, не допускаетъ его быть обманутымъ ложью, облекающейся для удобнѣйшаго обмана въ призраки истины» (свят. Игнатій Брянчаниновъ).

Современная эпоха апостасіи является для насъ послѣднимъ предупрежденіемъ о томъ грозномъ бѣдствіи, которое можетъ очень скоро охватить весь міръ. Она же является для насъ и сильнѣйшимъ побужденіемъ къ сохраненію своей тѣснѣйшей связи съ Истинной Христовой Церковью, въ которой мы только и можемъ стяжать спасительную благодать Божію, не допускающую насъ до невольныхъ губительныхъ ошибокъ въ распознаніи вѣрнаго пути.

«Соль обуеваетъ» — знаменіе приближенія конца.

«Наше время походитъ на послѣднее. Соль обуеваетъ... Но это — попущеніе Божіе. Сущіи во Іудеѣ да бежатъ въ горы!» — такими словами характеризовалъ церковную жизнь еще свыше ста лѣтъ тому назадъ нашъ великій россійскій свѣтильникъ, подвижникъ и духовный писатель, наставникъ православно-христіанскаго благочестія святитель Игнатій Брянчаниновъ.

Нарисовавъ положительную картину духовно-нравственной христіанской жизни въ цѣломъ рядѣ своихъ назидательныхъ твореній, какъ она отобразилась въ житіяхъ святыхъ угодниковъ Божіихъ, на протяженіи всей христіанской исторіи, а въ особенности въ наставленіяхъ святыхъ подвижниковъ вѣры и благочестія первыхъ вѣковъ христіанства, святитель Игнатій переходитъ къ «послѣднимъ временамъ», причемъ признаки этихъ «послѣднихъ временъ» указываетъ уже въ современной ему эпохѣ. Для насъ цѣнно то, что святитель Игнатій, какъ онъ самъ подчеркиваетъ, на все ищетъ отвѣтовъ и руководства у древнихъ отцовъ-подвижниковъ и мало что говоритъ «отъ себя», излагая въ своихъ разсужденіяхъ ихъ мысли и приводя порою дословно ихъ изрѣченія.

Вотъ какъ, напримѣръ, говоритъ онъ о современной эпохѣ въ «заключеніи» своего «Отечника»: «Отъ зрѣлища, представляемаго древностью, обратимся къ зрѣлищу, представляемому современностью. Что должны сказать мы о себѣ? Какъ жить, какъ дѣйствовать намъ? Отвѣтъ на эти вопросы находимъ у древнихъ иноковъ: они предвозвѣстили о нашемъ положеніи; они и предначертали образъ дѣйствованія въ этомъ положеніи. «Въ послѣднее время, — сказалъ одинъ изъ нихъ, — тѣ, которые поистинѣ будутъ работать Богу благоразумно скроютъ себя отъ людей и не будутъ совершать посреди ихъ знаменій и чудесъ, какъ въ настоящее время. Они пойдутъ путемъ дѣланія, раствореннаго смиреніемъ, и въ Царствіи Небесномъ окажутся большими отцовъ, прославившихся знаменіями».

Чрезвычайно важно это указаніе! Тамъ, гдѣ много шума, саморекламы, исканія популярности, т. е. гдѣ явно отсутствуетъ смиреніе, а видно стремленіе къ славѣ, къ возвеличенію себя въ глазахъ другихъ дѣйствительными или только дутыми, воображаемыми, мнимыми трудами и заслугами, — тамъ нѣтъ истиннаго угожденія Богу. Тамъ «одно лицемѣрство», приводитъ святитель Игнатій слова святителя Тихона Задонскаго.

«Убойся этого лицемѣрства, — поучаетъ далѣе святитель Игнатій, — убойся лицемерства, во-первыхъ, въ себѣ самомъ, потомъ — въ другихъ; убойся потому, что оно — въ характерѣ времени и способно заразить всякаго при малѣйшемъ уклоненіи въ легкомысленное поведеніе... Преслѣдуй лицемѣрство въ себѣ, изгоняя его изъ себя; уклонись отъ зараженныхъ имъ массъ, дѣйствующихъ и намѣренно и безсознательно въ направленіи его, прикрывающихъ служеніе міру служеніемъ Богу, искательство временныхъ благъ искательствомъ благъ вѣчныхъ, прикрывающихъ личиною святости порочную жизнь и душу, всецѣло преданную страстямъ». Вотъ одна чрезвычайно характерная черта, особенно свойственная нашему времени, которую какъ опытный знатокъ духовной жизни вскрываетъ святитель Игнатій, предостерегая насъ отъ нея.

Вторая черта, на которую не разъ въ своихъ твореніяхъ указываетъ святитель Игнатій, это изсякновеніе благодатныхъ руководителей подлинной духовно-нравственной жизни, а въ связи съ этимъ, что особенно важно въ наше время знать и помнить каждому искренно ищущему спасенія души, — умноженіе лжеучителей, обманутыхъ бѣсовской прелестью и влекущихъ весь міръ въ этотъ обманъ. Сугубая осторожность намъ нужна, какъ многократно предостерегаетъ насъ въ своихъ писаніяхъ святитель Игнатій, чтобы «не принять волка за пастыря» и не довѣриться легкомысленно тому, кто можетъ погубить твою душу, поведя ее ложнымъ путемъ. По словамъ святителя Игнатія, наше время есть время крайняго оскудѣнія духоносныхъ наставниковъ, а потому гораздо безопаснѣе руководиться Священнымъ Писаніемъ и писаніями Отеческими.

Третья характерная черта нашего времени — это необыкновенное умноженіе соблазновъ всякаго рода, самыхъ разнообразныхъ, которые всѣ будутъ отвлекать человѣка отъ искренняго и нелицемѣрнаго служенія Богу. Горе міру отъ соблазнъ: нужда бо есть пріити соблазномъ (Матѳ. 18, 7) — предвозвѣстилъ Господь. И пришествіе соблазновъ есть попущеніе Божіе, и нравственное бѣдствіе отъ соблазновъ есть попущеніе Божіе. Къ концу жизни міра соблазны должны столько усилиться и расплодиться, что по причинѣ умноженія беззаконія изсякнетъ любы многихъ (Матѳ. 24, 12), и Сынъ Человѣческій, пришедъ, обрящетъ ли вѣру на земли (Лук. 18, 8)?

Жительство по Богѣ содѣлается очень затруднительнымъ, потому что живущему посреди и предъ лицемъ соблазновъ невозможно не подвергнуться вліянію соблазновъ. Какъ ледъ при дѣйствіи на него тепла теряетъ свою твердость и превращается въ мягчайшую воду, такъ и сердце, преисполненное благаго произволенія, будучи подвергнуто вліянію соблазновъ, особливо постоянному, разслабляется и измѣняется.

«О, бѣдственное время! О, бѣдственное состояніе! — восклицаетъ святитель Игнатій, созерцая это губительное зрѣлище соблазновъ. — О, бѣдствіе нравственное, непримѣтное для чувственныхъ людей, несравненно большее всѣхъ вещественныхъ, громкихъ бѣдствій! О, бѣдствіе, начинающееся во времени и не кончающееся во времени, но переходящее въ вѣчность! О, бѣдствіе изъ бѣдствій, понимаемое только одними истинными христіанами и истинными иноками, невѣдомое для тѣхъ, которыхъ оно объемлетъ и губитъ!»

Уже сейчасъ мы стоимъ предъ лицомъ всѣхъ этихъ безчисленныхъ многообразныхъ соблазновъ, которые такъ затрудняютъ современнымъ людямъ «жительство по Богѣ», а многіе ли въ наше время отдаютъ себѣ ясный отчетъ во всей крайней губительности этихъ соблазновъ? Какъ и духовная слѣпота едва ли не большинства современныхъ людей, даже именующихъ себя христіанами, такъ и все съ каждымъ днемъ умножающіеся соблазны, по словамъ святителя Игнатія, — явное знаменіе уже начавшагося и быстро прогрессирующаго въ наши дни отступленія, о которомъ предрекъ святой апостолъ Павелъ въ своемъ Второмъ посланіи къ Солунянамъ (2 Сол. 2, 3).

«Сдѣлается жительство по Богѣ, — говоритъ святитель Игнатій, — очень затруднительнымъ по обширности, всеобщности отступленія. Умножившіеся отступники, называясь и представляясь по наружности «христіанами», тѣмъ удобнѣе будутъ преслѣдовать истинныхъ христіанъ; умножившіеся отступники окружатъ безчисленными кознями истинныхъ христіанъ, противопоставятъ безчисленныя препятствія ихъ благому намѣренію спасенія и служенія Богу, какъ замѣчаетъ святитель Тихонъ Задонскій. Они будутъ дѣйствовать противъ рабовъ Божіихъ и насиліемъ власти, и клеветою, и злохитрыми кознями, и разнообразными обольщеніями, и гоненіями лютыми... въ послѣднее время истинный инокъ (конечно, это относится не только къ инокамъ, но и ко всѣмъ истиннымъ христіанамъ!) едва найдетъ какой-либо отдаленный и неизвѣстный пріютъ, чтобы въ немъ съ нѣкоторою свободою служить Богу и не увлекаться насиліемъ отступленія и отступниковъ въ служеніе сатанѣ...

Времена чѣмъ далѣе, тѣмъ тяжелѣе. Христіанство, какъ духъ, непримѣтнымъ образомъ для суетящейся и служащей міру толпы, очень примѣтнымъ образомъ для внимающихъ себѣ, удаляется изъ среды человѣческой, предоставляя его («міръ») паденію его». Здѣсь въ этихъ словахъ очень важно отмѣтить, что отступленія какъ бы не видятъ, не замѣчаютъ тѣ люди, которые принадлежатъ къ «суетящейся и служащей міру толпѣ», тѣ, которые сами настолько осуетились, предавши себя служенію этому міру, во злѣ лежащему, по слову апостола (1 Іоан. 5, 19), что потеряли духовное зрѣніе, и потому все происходящее нынѣ въ мірѣ кажется имъ совершенно естественнымъ, нормальнымъ, съ чѣмъ нужно примиряться. И они страшно сердятся на тѣхъ, кто пытается открыть имъ глаза.

А вотъ что далѣе говоритъ святитель Игнатій: «Совершается предрѣченіе Писанія объ отступленіи отъ христіанства народовъ, перешедшихъ отъ язычества къ христіанству. Отступничество предсказано со всею ясностью Священнымъ Писаніемъ и служитъ свидѣтельствомъ того, сколько вѣрно и истинно все, сказанное въ Писаніи». Вотъ почему у истиннаго, подлинно вѣрующаго христіанина не можетъ быть никакой «паники» при созерцаніи этой мрачной картины отступленія, чего какъ-то совсѣмъ наивно и неразумно боятся нѣкоторые, предпочитая поэтому «не замѣчать» отступленія и молчать о немъ. Истинный христіанинъ вѣдь знаетъ со словъ Самого Христа Спасителя, что всему этому надлежитъ быть (Марк. 13, 7; Лук. 21, 9), и онъ не долженъ закрывать глаза на это, а обязанъ вполнѣ сознательно относиться къ происходящему, правильно оцѣнивать и взвѣшивать всѣ событія, въ которыхъ проявляется отступленіе, дабы знать, какъ вести себя, дабы не быть самому увлеченнымъ потокомъ отступленія, что можетъ случиться незамѣтно для него самого при его небреженіи и недостаточномъ вниманіи. Въ руководство намъ святитель Игнатій говоритъ: «Отступленіе попущено Богомъ; не покусись остановить его немощною рукою твоею»... Что же? Развѣ это значитъ, что нужно примириться съ отступленіемъ и самому «включиться» въ него? Отнюдь нѣтъ, конечно! «Устранись, охранись отъ него самъ; и этого съ тебя достаточно. Ознакомься съ духомъ времени, изучи его, чтобы по возможности избѣгнуть вліянія его».

Какъ важно въ наше время помнить, носить въ умѣ и сердцѣ это драгоцѣннѣйшее наставленіе нашего великаго россійскаго свѣтильника! И хотя мы не въ силахъ «остановить отступленіе немощною рукою своею», долгъ христіанской любви повелѣваетъ намъ не только самимъ «устраниться», «охраниться отъ него», но и ближнихъ нашихъ предохранить, предостеречь отъ него, если они сами не видятъ, не замѣчаютъ. Тутъ надо всегда помнить замѣчательное изрѣченіе одного изъ величайшихъ столповъ нашей святой Церкви — святителя Григорія Богослова: «Молчаніемъ предается Богъ». Нельзя молчать о томъ, что является дѣломъ первостепенной важности, какъ дѣло спасенія душъ человѣческихъ!

Обратимся къ дальнѣйшимъ мыслямъ святителя Игнатія, которыя открываютъ намъ глаза на то, что сейчасъ происходитъ въ мірѣ: «Милосердный Господь да покроетъ остатокъ вѣрующихъ въ Него. Но остатокъ этотъ скуденъ; дѣлается скуднѣе и скуднѣе... Дѣло православной вѣры можно признать приближающимся къ рѣшительной развязкѣ... Одна особенная милость Божія можетъ остановить нравственную всегубящую эпидемію, остановить на нѣкоторое время, потому что надо же исполниться предреченному Писаніемъ. Судя по духу времени и по броженію умовъ, должно полагать, что зданіе Церкви, которое колеблется давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостоять. Предпринимаемыя мѣры поддержки заимствуются изъ стихій міра, враждебнаго Церкви, и скорѣе ускорятъ паденіе ея, нежели остановятъ».

Послушайте, что вы говорите, — скажутъ нѣкоторые, — о какомъ «паденіи Церкви» можно говорить, когда мы имѣемъ такое рѣшительное обѣтованіе Христово, какъ: Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолѣютъ ей (Матѳ. 16, 18)? Совершенно вѣрно, и слова Христовы, конечно, непреложны. Но почему-то забывается о томъ, что вѣдь въ этихъ словахъ Христовыхъ не указывается предѣловъ Церкви, врата адова которой не одолѣютъ. Не сказано, какая именно это будетъ Церковь: Константинопольская, Русская, Сербская, Болгарская или еще какая-либо иная: сказано просто — «Церковь», то есть что до скончанія вѣка и Втораго пришествія Христова истинная Церковь не исчезнетъ съ лица земли, а будетъ существовать. Церковь останется Церковью со всѣми принадлежащими ей высокими обѣтованіями и благодатными полномочіями и правами и въ томъ случаѣ, если въ ней останется хотя бы одинъ епископъ и самое малое количество вѣрующихъ. А все остальное «поколеблется» и «падетъ», будетъ «одолѣно вратами адовыми», хотя бы и впредь продолжало именовать себя «церковью». Вотъ о чемъ говоритъ здѣсь святитель Игнатій и вотъ что надо имѣть въ виду для правильной оцѣнки происходящихъ въ наше время событій!

«Не отъ кого ожидать возстановленія христіанства, — говоритъ святитель Игнатій, — сосуды Святаго Духа изсякли окончательно повсюду, даже въ монастыряхъ, этихъ сокровищницахъ благочестія и благодати, а Тѣло Духа Божія можетъ быть поддерживаемо и возстановлено только Его орудіями. Милосердное долготерпѣніе Бога продлеваетъ срокъ рѣшительной развязки для небольшого остатка спасающихся, между тѣмъ гніющіе или сгнившіе достигаютъ полноты тлѣнія. Спасающіеся должны понимать это и пользоваться временемъ, даннымъ для спасенія, «яко время сокращено есть», и отъ всякаго изъ насъ переходъ въ вѣчность недалекъ. Къ положенію Церкви должно мирствовать, хотя вмѣстѣ должно понимать его. Это — попущеніе свыше.

Старецъ Исаія говорилъ мнѣ: «Пойми время. Не жди благоустройства въ общемъ церковномъ составѣ, а будь доволенъ тѣмъ, что предоставлено въ частности спасаться людямъ, желающимъ спастись». Наставленія какъ будто непосредственно къ намъ направленныя, чтобы мы не унывали, не падали окончательно духомъ, видя, что дѣлается. Тяжелѣе всего, конечно, какъ отмѣчаетъ это не разъ и святитель Игнатій, переносить въ такое время духовное одиночество. «Себя спасай! блаженъ, если найдешь хотя одного вѣрнаго сотрудника въ дѣлѣ спасенія: это — великій и рѣдкій въ наше время даръ Божій. Остерегись, желая спасти ближняго, чтобы онъ не увлекъ тебя въ погибельную пропасть. Послѣднее случается ежечасно». Вотъ какое трудное будетъ для спасенія время. «Спасаяй да спасетъ свою душу, — сказано остатку христіанъ, — сказано Духомъ Божіимъ», — подчеркиваетъ эту трудность святитель Игнатій, желая внушить намъ особенную бодренность, особенное вниманіе себѣ.

Отступленіе, въ эпоху котораго мы, по многимъ признакамъ, какъ свидѣтельствуетъ объ этомъ и святитель Игнатій, уже вступили, должно предшествовать явленію въ міръ противника Христова — антихриста; оно должно подготовить приходъ и воцареніе антихриста и «увѣнчается» имъ, послѣ чего наступитъ страшный періодъ послѣдней рѣшительной борьбы діавола съ Богомъ и со Христомъ Его. Объ этомъ, основываясь на предрѣченіяхъ многихъ отцовъ Церкви, говоритъ святитель Игнатій въ своей книгѣ «О чудесахъ и знаменіяхъ».

Антихристъ явится естественнымъ послѣдствіемъ «оскудѣнія въ людяхъ духовнаго знанія и разсужденія» и «отсутствія истиннаго Богопознанія», которое «принимаетъ дѣла діавола за дѣла Божіи». Вся обстановка въ мірѣ передъ приходомъ антихриста будетъ такова, что антихристъ явится какъ бы необходимымъ слѣдствіемъ всей этой подлинно антихристіанской обстановки, антихристіанскаго умонастроенія міра. Вотъ почему еще святой апостолъ Іоаннъ Богословъ говорилъ о многихъ антихристахъ (1 Іоан. 2, 18), вотъ почему можно говорить о проявленіи въ мірѣ духа антихриста еще задолго до воцаренія самого антихриста. И говорить объ этомъ — никакъ не значитъ брать на себя смѣлость «предсказывать» время явленія антихриста, которое, согласно ученію слова Божія, никому съ точностью неизвѣстно, хотя многіе признаки его и указываются. А говорить объ этомъ нужно, чтобы не дать себя увлечь антихристу, который будетъ чрезвычайно искуснымъ обманщикомъ-прельстителемъ, способнымъ даже творить ложныя знаменія и чудеса.

Вотъ какъ говоритъ объ этомъ опасномъ и губительномъ для душъ прельщеніи на основаніи ученія слова Божія и святыхъ отцовъ святитель Игнатій: «Предъ Вторымъ пришествіемъ Христовымъ, когда христіанство, духовное знаніе и разсужденіе оскудѣютъ до крайности между человѣками, востанутъ лжехристы и лжепророцы и дадятъ знаменія велія и чудеса, якоже прельстити, аще возможно и избранныя (Матѳ. 24, 24). Въ особенности самъ антихристъ будетъ обильно расточать чудеса, поражать и удовлетворять ими плотское мудрованіе и невѣжество; онъ дастъ имъ знаменіе съ небесе, котораго они ищутъ и жаждутъ. Его пришествіе, — говоритъ святой апостолъ Павелъ, — совершится по дѣйству сатанину во всякой силѣ и знаменіихъ и чудесѣхъ ложныхъ, и во всякой льсти неправды въ погибающихъ: зане любве истины не пріяша, во еже спастися имъ (2 Сол. 2, 6-10). Невѣдѣніе и плотское мудрованіе, увидѣвъ эти чудеса, нисколько не остановятся для размышленія, немедленно примутъ ихъ по сродству духа своего съ духомъ ихъ, по слѣпотѣ своей, признаютъ и исповѣдуютъ дѣйствіе сатаны величайшимъ проявленіемъ силы Божіей, и антихристъ будетъ принятъ очень поспѣшно, необдуманно (преп. Ефремъ Сиринъ). Не сообразятъ человѣки, что чудеса его не имѣютъ никакой благой, разумной цѣли, никакого опредѣленнаго значенія, что они чужды истины, преисполнены лжи, что они — чудовищное, всезлобное, лишенное смысла актерство, усиливающееся удивить, привести въ недоумѣніе и самозабвеніе, обольстить, обмануть, увлечь обаяніемъ роскошнаго, пустого, глупаго эффекта.

«Лукавые духи, разосланные по вселенной, будутъ возбуждать въ человѣкахъ общее возвышеннѣйшее мнѣніе объ антихристѣ, общій восторгъ, непреодолимое влеченіе къ нему» (преп. Ефремъ Сиринъ).

Не странно, что чудеса антихриста будутъ приняты безпрекословно и съ восторгомъ отступниками отъ христіанства, врагами истины, врагами Бога; они приготовили себя къ открытому, дѣятельному принятію посланника и орудія сатаны, его ученія, всѣхъ дѣйствій его, благовременно вступивъ въ общеніе съ сатаною въ духѣ. Достойно глубокаго вниманія и плача то, что чудеса и дѣянія антихриста приведутъ въ затрудненіе самихъ избранниковъ Божіихъ». Эти послѣднія предостерегающія слова святителя Игнатія особенно важны для тѣхъ, кто легкомысленно смотритъ на современную подготовку міра къ принятію антихриста, кто остается слѣпымъ, несмотря ни на что, и не хочетъ видѣть явныхъ признаковъ этой бѣшено ведущейся подготовки къ воцаренію антихриста со стороны его слугъ, уже продавшихъ сатанѣ свои души за земныя блага: за свободное безпрепятственное удовлетвореніе похоти плоти, похоти очесъ и гордости житейской, то есть сластолюбія, сребролюбія и славолюбія (1 Іоан. 2, 16)!

Нужно знать и помнить, сколь велико будетъ лукавство антихриста и какъ хитро будетъ дѣйствовать онъ, если даже «избранники Божіи», то есть истинные христіане, окажутся «въ затрудненіи», не будучи въ состояніи сразу «раскусить» и изобличить антихриста — не смогутъ сначала узнать его. Причина этого затрудненія и сильнаго вліянія антихриста на людей, по словамъ святителя Игнатія, «будетъ заключаться въ его адскомъ коварствѣ и лицемѣрствѣ, которыми искусно прикроется ужаснѣйшее зло, въ его необузданной и безстыдной дерзости, въ обильнѣйшемъ содѣйствіи ему падшихъ духовъ, наконецъ, въ способности къ творенію чудесъ, хотя и ложныхъ, но поразительныхъ. Коварство и лицемѣріе — особенно характерныя черты нашего времени. Воспитаніемъ ихъ въ людяхъ человѣчество и подготовляется къ легчайшему и безболезнѣйшему принятію антихриста».

«Воображеніе человѣческое, — говоритъ далѣе святитель Игнатій, — безсильно для представленія себѣ злодѣя, какимъ будетъ антихристъ; несвойственно сердцу человѣческому, даже испорченному, повѣрить, чтобы зло могло достичь той степени, какой оно достигнетъ въ антихристѣ. Онъ вострубитъ о себѣ, какъ трубили о себѣ предтечи и иконы его, назоветъ себя проповѣдникомъ и возстановителемъ истиннаго Богопознанія; непонимающіе христіанства увидятъ въ немъ представителя и поборника истинной религіи, присоединятся къ нему. Вострубитъ онъ, назоветъ себя обѣтованнымъ Мессіею; воскликнутъ въ срѣтеніе его питомцы плотскаго мудрованія; увидятъ славу его, могущество, геніальныя способности, обширнѣйшее развитіе по стихіямъ міра, провозгласятъ его богомъ, содѣлаются его споспѣшниками (преп. Ефремъ Сиринъ).

Явитъ себя антихристъ кроткимъ, милостивымъ, исполненнымъ любви, исполненнымъ всякой добродѣтели; признаютъ его такимъ и покорятся ему по причинѣ возвышеннѣйшей его добродѣтели тѣ, которые признаютъ правдою падшую человѣческую правду и не отреклись отъ нея для правды Евангелія (преп. Макарій Великій). Предложитъ антихристъ человѣчеству устроеніе высшаго земнаго благосостоянія и благоденствія, предложитъ почести, богатство, великолѣпіе, плотскія удобства и наслажденія; искатели земнаго примутъ антихриста, нарекутъ его своимъ владыкою».

Вотъ живая картина того, что и теперь мы уже наблюдаемъ, хотя самого антихриста какъ опредѣленной конкретной личности еще и нѣтъ. Однако «предтечи» его уже дѣйствуютъ въ мірѣ подобнымъ же образомъ, какъ будетъ дѣйствовать онъ самъ. Съ этой точки зрѣнія понятными становятся всѣ современныя теченія въ церковно-религіозной жизни, вродѣ «экуменизма», эти пламенные призывы къ взаимному единенію «во имя христіанской любви», весь этотъ расцвѣтъ чисто земной, тѣшащей человѣческія страсти и похоти внѣшней культуры и цивилизаціи, все это увлеченіе «благотворительностью». И сколько осторожности и мудрой предусмотрительности нужно, чтобы отличить тутъ настоящее отъ поддѣльнаго, искреннее отъ лукаваго, лицемѣрнаго, дѣйствительнаго благодѣтеля отъ разставляющаго свои сѣти служителя грядущаго антихриста! Какъ опасно въ наше время истинному христіанину имѣть дѣло съ «благотворителями» и пользоваться «благодѣяніями!»

Но это еще не все! «Откроетъ антихристъ предъ человѣчествомъ подобное ухищреннымъ представленіямъ театра позорище поразительныхъ чудесъ, необъяснимыхъ современной наукой; онъ наведетъ страхъ грозою и дивомъ чудесъ своихъ, удовлетворитъ ими безразсудному любопытству и грубому невѣжеству, удовлетворитъ тщеславію и гордости человѣческой, удовлетворитъ плотскому мудрованію, удовлетворитъ суевѣрію, приведетъ въ недоумѣніе человѣческую ученость: всѣ люди, руководствующіеся свѣтомъ падшаго естества своего, отчуждившіеся отъ руководства свѣтомъ Божіимъ, увлекутся въ повиновеніе обольстителю (Апок. 13, 8)». Начало всего этого мы видимъ и теперь и можемъ ясно себѣ представить, что будетъ, когда явится самъ антихристъ.

«Знаменія антихриста преимущественно будутъ являться въ воздушномъ слоѣ (преп. Ефремъ Сиринъ): въ этомъ слоѣ преимущественно господствуетъ сатана (Ефес. 2, 2. 6. 12). Знаменія будутъ дѣйствовать наиболѣе на чувство зрѣнія, очаровывая и обманывая его (преп. Симеонъ Новый Богословъ). Святой Іоаннъ Богословъ, созерцая въ Откровеніи событія міра, долженствующія предшествовать кончинѣ его, говоритъ, что антихристъ совершитъ дѣла великія, да и огнь сотворитъ сходити съ небесе на землю предъ человѣки (Апок. 13, 13). На это знаменіе указывается Писаніемъ какъ на высшее изъ знаменій антихриста, и мѣсто этого знаменія — воздухъ: будетъ оно великолѣпнымъ и страшнымъ зрѣлищемъ». И это мы уже видимъ теперь въ предначатіи — въ видѣ всякихъ необыкновенныхъ, неслыханныхъ прежде изобрѣтеній, развивающихъ свое дѣйствіе какъ разъ «въ воздухѣ». «Знаменія антихриста дополнятъ дѣйствіе его ухищреннаго поведенія: уловятъ въ послѣдованіе ему большинство человѣковъ. Противники антихриста сочтутся возмутителями, врагами общественнаго блага и порядка, подвергнутся и прикрытому и открытому преслѣдованію, подвергнутся пыткамъ и казнямъ». И это намъ уже знакомо! Не только самъ антихристъ, но и предтечи и слуги его въ наше время уже воздвигали «прикрытое и открытое» преслѣдованіе всѣхъ истинныхъ христіанъ, а кое-гдѣ, какъ, напримѣръ, у насъ на Родинѣ, дошло и до кровавыхъ гоненій, пытокъ и казней.

«Многими чертами изобразило Писаніе тяжесть послѣдняго гоненія на христіанство и жестокость гонителя. Чертою рѣшительною и опредѣленною служитъ названіе, которое дается Писаніемъ этому ужасному человѣку: онъ названъ звѣремъ (Апок. 13, 1), тогда какъ падшій Архангелъ названъ змѣемъ (Быт. 3, 1). Оба наименованія изображаютъ съ вѣрностью характеръ обоихъ враговъ Божіихъ. Одинъ дѣйствуетъ болѣе тайно, другой — болѣе явно; но звѣрю, который имѣетъ сходство со всѣми звѣрями (Апок. 13, 2), соединяя въ себѣ ихъ разнообразную лютость, даде змій силу свою, и престолъ свой, и власть великую (Апок. 13, 2). Испытаніе для святыхъ Божіихъ настанетъ страшное: лукавство, лицемѣріе, чудеса гонителя будутъ усиливаться обмануть и обольстить ихъ; утонченныя, придуманныя и прикрытыя коварною изобрѣтательностью преслѣдованія и стѣсненія, неограниченная власть мучителя поставятъ ихъ въ самое затруднительное положеніе; малое число ихъ будетъ казаться ничтожнымъ предъ всѣмъ человѣчествомъ, и мнѣнію ихъ будутъ придавать особенную немощь; общее презрѣніе, ненависть, клеветы, притѣсненія, насильственная смерть содѣлаются ихъ жребіемъ. Лишь при особенномъ содѣйствіи Божественной благодати, подъ руководствомъ ея, избранные Божіи возмогутъ противостать врагу Божію, исповѣдать предъ нимъ и предъ человѣками Господа Іисуса».

Но какъ и почему люди отвергнутъ Христа и примутъ антихриста? И на этотъ вопросъ даетъ прекрасное объясненіе нашъ святитель Игнатій. Такъ же, какъ они отвергли Христа девятнадцать съ лишнимъ столѣтій тому назадъ и распяли Его на крестѣ.

«Христіанство преподано съ такой опредѣленностью, что нѣтъ оправданія для тѣхъ, которые не знаютъ его. Причина незнанія — одно произволеніе. Какъ солнце свѣтитъ съ неба, такъ свѣтитъ христіанство. Закрывающій произвольно глаза да приписываетъ свое невиденіе и невѣдѣніе собственному произволенію, а не отсутствію свѣта. Причина отверженія Богочеловѣка человѣками заключается въ человѣкахъ, какъ въ нихъ же заключается и причина принятія антихриста.

Азъ пріидохъ во имя Отца Моего, — засвидѣтельствовалъ Господь іудеямъ, — и не пріемлете Мене; аще инъ пріидетъ во имя свое, того пріемлете (Іоан. 5, 43). Они названы вмѣстѣ и отвергающими Христа и принимающими антихриста, хотя объ антихристѣ упоминается, какъ о имѣющемъ прійти. Отвергая Христа по настроенію духа, они сопричислялись къ принявшимъ антихриста, хотя и окончили поприще земнаго странствованія за многія столѣтія до пришествія его. Они совершили величайшее дѣло его: богоубійство. Для времени явленія его, для него самого не оставлено подобнаго злодѣянія. Какъ духъ ихъ находился во враждебномъ отношеніи ко Христу, такъ находился онъ въ состояніи общенія съ антихристомъ, отдѣляясь отъ него огромнымъ пространствомъ времени, достигающимъ нынѣ конца второму тысячелѣтію. Всякъ духъ, — говоритъ Богословъ, — иже не исповѣдуетъ Іисуса Христа во плоти пришедша, отъ Бога нѣсть, и сей есть антихристовъ, егоже слышасте, яко грядетъ, и нынѣ въ мірѣ есть уже по духу (1 Іоан. 4, 3).

Водящіеся духомъ антихриста отвергаютъ Христа, приняли антихриста духомъ своимъ, вступили въ общеніе съ нимъ, подчинились и поклонились ему въ духѣ, признавъ его своимъ богомъ. Сего ради послетъ, — то есть попуститъ, — имъ Богъ дѣйство льсти, во еже вѣровати имъ лжи; да судъ пріимутъ вси невѣровавшіи Истинѣ, но благоволившіи о неправдѣ (2 Сол. 2, 11-12).

Въ попущеніи Своемъ Богъ правосуденъ. Попущеніе будетъ удовлетвореніемъ, вмѣстѣ обличеніемъ и судомъ для человѣческаго духа. Придетъ антихристъ въ свое, предопредѣленное ему время. Пришествіе его предварится общимъ отступленіемъ въ большинствѣ человѣковъ отъ христіанской вѣры. Отступленіемъ отъ Христа человѣчество приготовится къ принятію антихриста, приметъ его въ духѣ своемъ. Въ самомъ настроеніи человѣческаго духа возникаетъ требованіе, приглашеніе антихриста, сочувствіе ему, какъ въ состояніи сильнаго недуга возникаетъ жажда къ убійственному напитку. Произносится приглашеніе, раздается призывный голосъ въ человѣческомъ обществѣ, выражающемъ настоятельную потребность въ геніи изъ геніевъ, который бы возвелъ вещественное развитіе и преуспѣяніе въ высшую степень, водворилъ на землѣ то благоденствіе, при которомъ рай и небо дѣлаются для человѣка излишними. Антихристъ будетъ логичнымъ, справедливымъ, естественнымъ послѣдствіемъ общаго нравственнаго и духовнаго направленія человѣковъ».

Поистинѣ богомудрыя, пророческія слова нашего великаго россійскаго свѣтильника-прозорливца! Вѣдь писалъ онъ все это болѣе ста лѣтъ тому назадъ, когда жизнь въ Россіи была относительно спокойной, когда и въ поминѣ не было ничего того, что судилъ пережить намъ Богъ потомъ, за время истекшаго съ тѣхъ поръ столѣтія, а въ особенности за послѣднія страшныя, подлинно «апокалиптическія» семьдесятъ лѣтъ, когда многимъ вполнѣ естественно начало казаться, что кончина міра совсѣмъ близка, вотъ-вотъ при дверяхъ. И все то, что мы теперь наблюдаемъ въ мірѣ — въ церковной и общественно-политической жизни людей, вполнѣ отвѣчаетъ вышеизложеннымъ предрѣченіямъ нашего святителя. Вѣдь если серьезно вдуматься во все то, что сейчасъ происходитъ, явно станетъ, что еще никогда за всю свою прошлую исторію міръ не былъ такъ близокъ къ антихристу, какъ въ настоящее время. Вопросъ только въ срокахъ, которые намъ не открыты.

Безконечно благодарны должны быть мы, сыны и дщери Русской Православной Церкви, святителю Игнатію за то, что онъ еще болѣе ста лѣтъ тому назадъ такъ ярко начерталъ предъ нашимъ мысленнымъ взоромъ картину всего того, что на нашихъ глазахъ теперь происходитъ и что еще должно произойти, быть можетъ, въ недалекомъ будущемъ. Мы предупреждены обо всемъ. Современная культура и вся человѣческая жизнь, направленныя лишь на обезпеченіе внѣшняго, чисто земнаго благосостоянія людей, усиленно и поспѣшно подготовляютъ міръ къ воцаренію антихриста.

Итакъ, время для каждаго изъ насъ опредѣлить, гдѣ мы и съ кѣмъ мы: со Христомъ, въ маломъ остаткѣ истинно вѣрующихъ, въ этомъ маломъ стадѣ Христовомъ, по слову Самого Христа Спасителя (Лук. 12, 32), или съ его врагомъ антихристомъ?


 

*     *      *
Святой Ипполитъ Римскій.

«И по всему имѣетъ уподобиться сей обольститель Сыну Божію... Царь Христосъ (Іоан. 18, 37), царь и антихристъ; Спаситель показалъ Себя агнцемъ (Іоан. 1, 29), подобнымъ образомъ и онъ явится, какъ агнецъ, будучи внутри волкомъ (Матѳ. 7, 15). Въ обрѣзаніи пришелъ Спаситель въ міръ, такъ и онъ придетъ. Господь послалъ апостоловъ во всѣ языки, подобнымъ образомъ и онъ — лжепророковъ. Спаситель собралъ расточенныя овцы (Іоан. 11, 52), и онъ также соберетъ расточенный народъ. Господь далъ печать вѣрующимъ въ Него, и онъ также дастъ; въ образѣ человѣческомъ явился Спаситель, и онъ придетъ въ образѣ человѣка. Спаситель воздвигъ (отъ смерти) и показалъ святую плоть Свою, какъ храмъ (Іоан. 2, 19), и онъ воздвигнетъ въ Іерусалимѣ каменный храмъ».

«О немъ (антихристѣ) говоритъ пророкъ и апостолъ: здѣ мудрость есть, иже имать умъ, да почтетъ число звѣрино, число бо человѣческо есть, и число его шестьсотъ шестьдесятъ шесть (Апок. 13, 18)».

Преподобный Ефремъ Сиринъ.

«Антихристъ придетъ притворно благоговѣйнымъ, смиреннымъ кроткимъ, ненавидящимъ, какъ скажетъ о себѣ, неправды, отвращающимся идоловъ, предпочитающимъ благочестіе, добрымъ, нищелюбивымъ, въ высокой степени благообразнымъ, весьма постояннымъ, ко всѣмъ ласковымъ, уважающимъ особенно народъ іудейскій, потому что іудеи будутъ ожидать его пришествія... Человѣкомъ придетъ онъ не изъ язычниковъ, но изъ самого народа израильскаго, не въ необрѣзаніи, а въ обрѣзаніи, дабы подъ предлогомъ своего происхожденія и обрѣзанія плѣнить народъ израильскій, который ожидаетъ его пришествія именно въ такомъ видѣ».

Святой Кириллъ Іерусалимскій.

«Самъ наблюдай, что уже исполнилось и чему остается еще исполниться, и оберегай себя... Мы, церковные, поищемъ нашего церковнаго признака пришествію. Спаситель говоритъ: и тогда соблазнятся мнози, и другъ друга предадятъ, и возненавидятъ другъ друга (Матѳ. 24, 10). Если услышишь, что епископы идутъ противъ епископовъ и клирики противъ клириковъ, и міряне противъ мірянъ, и дѣло доходитъ даже до крови, не смущайся, потому что напередъ было сіе написано. Обращай вниманіе не на то, что нынѣ дѣлается, но что написано... Если въ апостолахъ нашлось предательство, то чему дивиться, если въ епископахъ находится братоненавистничество? Но признакъ сей относится не къ начальникамъ только, но и къ народу. Ибо сказано: и за умноженіемъ беззаконія изсякнетъ любы многихъ (Матѳ. 24, 12). Похвалится ли кто изъ предстоящихъ, что имѣетъ нелицемѣрную пріязнь къ ближнему? Не бываетъ ли нерѣдко, что уста лобызаютъ, лице осклабляется, очи радостны, а сердце строитъ козни и, изрекая миръ, уготовляетъ зло?»

«Нынѣ уже есть отступленіе, потому что люди отступили отъ правой вѣры... Прежде еретики были явные, а нынѣ наполнена Церковь еретиками скрытыми, потому что люди отступили отъ истины и льстятъ слуху (2 Тим. 4, 3-4). Если слово потворствуетъ имъ, слушаютъ съ удовольствіемъ, а если слово о обращеніи, всѣ отвращаются. Большая часть отступила отъ правыхъ ученій; скорѣе избираютъ худое, нежели предпочитаютъ доброе. Это и есть отступленіе; посему должно ожидать врага, и онъ началъ уже отчасти посылать своихъ предшественниковъ и готовъ прійти за добычею. Поэтому наблюдай за собою, человѣкъ, и охраняй душу. Церковь свидѣтельствуетъ тебѣ нынѣ предъ Богомъ живымъ и предварительно сказываетъ объ антихристѣ до его пришествія. При тебѣ ли онъ будетъ, не знаемъ, или послѣ тебя, тако же не знаемъ. Но для тебя хорошо знать это и предостерегаться».

«Господь, зная великую силу сопротивника и снисходя къ благочестивымъ, говоритъ: тогда сущіе во Іудеи да бежатъ въ горы (Матѳ. 24, 16). Но если кто сознаетъ въ себѣ, что дѣйствительно онъ твердъ и можетъ противоборствовать сатанѣ, то (не теряя надежды на крѣпость Церкви) да станетъ таковый и да скажетъ: кто ны разлучитъ отъ любви Христовы... (Рим. 8, 35). Боязливые, приведемъ себя въ безопасность, а благоотважные станемъ твердо, будетъ бо тогда скорбь велія, какова же не бысть отъ начала міра доселѣ, ниже имать быти. Но благодареніе Богу, который великость скорби ограничитъ немногими днями! Ибо говоритъ: избранныхъ же ради прекратятся дни оны (Матѳ. 24, 21-22). Антихристъ будетъ царствовать только три съ половиною года».

«Кто же тотъ блаженный, который по благочестію будетъ тогда мученикомъ за Христа? Ибо выше всѣхъ мучениковъ поставлю мучениковъ тогдашнихъ. Бывшіе донынѣ мученики боролись съ одними людьми. При антихристѣ же будетъ вести брань и лично съ самимъ сатаною. И прежніе цари-гонители убивали только, а не представляли себя воскрешающими мертвыхъ, не показывали мечтательно знаменій и чудесъ; здѣсь же побужденіемъ на злое будутъ и страхъ, и обольщеніе, якоже прельститъ, аще возможно и избранныхъ (Матѳ. 24, 24)... Попускаетъ же сіе Богъ и въ другія гоненія и тогда попуститъ, не по невозможности воспрепятствовать, но желая, по обычаю, подвижниковъ Своихъ увѣнчать подобно Своимъ пророкамъ и апостоламъ, чтобы, потрудившись малое время, наслѣдовали они Небесное Царство».

«Будь остороженъ, человѣкъ, знаешь признаки антихриста; не самъ одинъ помни ихъ, но и всякому сообщай щедро. Имѣешь ли чадо по плоти, наставь его; и если родилъ кого оглашеніемъ, предостереги и сего, чтобы ложнаго не принялъ онъ за истинное. Тайна бо уже дѣется беззаконія. Устрашаютъ меня брани народныя, устрашаютъ меня церковные расколы, устрашаетъ меня взаимная ненависть братій. О если бы, хотя и сказано это, но далъ Богъ, чтобы не исполнилось сіе надъ нами! По крайней мѣрѣ будемъ осторожны».

Блаженный Ѳеофилактъ Болгарскій.

«Онъ (антихристъ) будетъ страшенъ повсюду своею властію, потому что все будетъ дѣлать съ жестокостью, чтобы прельстить людей и причинить имъ зло, разрушая ихъ спасеніе. Но чтобы кто не пришелъ въ недоумѣніе, говоря: для чего Богъ попустилъ прійти ему, когда люди должны потерпѣть столько вреда? Апостолъ отвѣчалъ: не бойся! Онъ возобладаетъ надъ погибающими, которые, хотя бы онъ и не пришелъ, остались бы невѣрующими».

Святитель Игнатій Брянчаниновъ.

«Раціонализмъ со своими постановленіями не можетъ остановиться въ движеніи своемъ, какъ имѣющій основаніемъ непрестанно измѣняющійся разумъ человѣческій. Надо ожидать большаго и большаго развитія болѣзни... Изъ окончательнаго, всемірнаго дѣйствія этой болѣзни долженъ возникнуть «беззаконникъ», геній изъ геніевъ, какъ изъ французской революціи родилось его предъизображеніе — колоссальный геній, Наполеонъ. Что меня поражало больше, нежели нынѣшнія обстоятельства? Меня поражали причины этихъ обстоятельствъ: общее стремленіе всѣхъ исключительно къ одному вещественному, будто бы оно было вѣчно, забвеніе вѣчнаго, какъ бы несуществующаго, насмѣшки и ругательства надъ христіанствомъ, утонченное и лютое гоненіе на Церковь, гоненіе на жизнь ея, на Святаго Духа — замѣненіе Духа и Его уставовъ лжеименнымъ разумомъ и уставами, исходящими отъ міродержца, общая всесвѣтная молва, какъ бы при столпотвореніи... работа, подобная столпотворенію... Богъ, какъ говоритъ Писаніе, съ тою цѣлію смѣсилъ языки и раздѣлилъ народы, чтобъ лишить людей возможности всѣ грѣховныя предпріятія приводить въ исполненіе общими силами всего соединеннаго человѣчества... Тогда, при столпотвореніи, нисшелъ Богъ, говоритъ Писаніе, взглянуть на дѣла человѣческія и остановилъ безумное начинаніе смѣшеніемъ языковъ; теперь близокъ часъ, въ который снова сойдетъ Богъ воззрѣть на дѣла человѣческія и положить имъ конецъ уже не смѣшеніемъ языковъ, а замѣненіемъ міра, созрѣвшаго и обветшавшаго въ беззаконіяхъ, міромъ новымъ и неиспорченнымъ».

Святой праведный Іоаннъ Кронштадтскій (1906 г.).

«Вѣра слову истины — Слову Божію исчезла и замѣнена вѣрою въ разумъ человѣческій; печать, именующая себя гордо шестой великой державой въ мірѣ подлунномъ, въ большинствѣ изолгалась; для нея не стало ничего святого и досточтимаго, кромѣ своего лукаваго пера, нерѣдко пропитаннаго ядомъ клеветы и насмѣшки; не стало повиновенія дѣтей родителямъ, учащихся — учащимъ и самихъ учащихъ — подлежащимъ властямъ; браки поруганы; семейная жизнь разлагается; твердой политики не стало, всякій политиканствуетъ, ученики и учителя въ большинствѣ побросали свои настоящія дѣла и судятъ о политикѣ; всѣ желаютъ автономіи — едва не всякій ребенокъ мнитъ быть автономомъ; даже среднія и высшія духовно-учебныя заведенія позабыли о своемъ назначеніи: быть слугами Церкви и спасенія людей. Не стало у интеллигенціи любви къ Родинѣ, и она готова продать ее инородцамъ, какъ Іуда предалъ Христа злымъ книжникамъ и фарисеямъ; уже не говорю о томъ, что не стало у нея вѣры въ Церковь, возродившей насъ для Бога и небеснаго отечества; нравовъ христіанскихъ нѣтъ, всюду безнравственность; насталъ въ прямую противоположность Евангелію культъ природы, культъ страстей плотскихъ, полное неудержимое распутство съ пьянствомъ; расхищеніе и воровство казенныхъ и частныхъ банковъ и почтовыхъ учрежденій и посылокъ; и враги Россіи готовятъ разложеніе государства. Правды нигдѣ не стало — и отечество на краю гибели. Чего ожидать впереди, если будетъ продолжаться такое безвѣріе, такая испорченность нравовъ, такое безначаліе? Снова ли приходить на землю Христу? Снова ли распинаться и умирать за насъ? — Нѣтъ; полно глумиться надъ Богомъ; полно попирать Его святые законы. Онъ скоро придетъ, но придетъ судить міръ и воздать каждому по дѣламъ его... Человѣкъ, именующійся христіаниномъ, одумайся, возвратись къ вѣрѣ, къ здравому смыслу, къ Слову Божію!»

 


Рейтинг@Mail.ru