ГЛАВНАЯ О САЙТЕ НАШЪ МАНИФЕСТЪ НАШИ ДНИ ВѢРУЕМЪ И ИСПОВѢДУЕМЪ МУЗЫКА АЛЬБОМЫ ССЫЛКИ КОНТАКТЪ
Сегодня   23 МАЯ (10 МАЯ по ст.ст.) 2017 года

4 ноября - Нашъ праздникъ!


Установленное пять лѣтъ назадъ правящимъ режимомъ РФ празднованіе «Дня народнаго единства», пріуроченное къ православному празднику Казанской иконы Божіей Матери (22 октября/4 ноября), явилось яркимъ проявленіемъ «путинизма», сущность котораго состоитъ въ стремленіи опутать людей изощренной ложью и полностью перепутать въ ихъ сознаніи понятія добра и зла, чести и безчестія, вѣрности и предательства. Запущенный въ обиходъ съ подачи Московской патріархіи сѣй «праздникъ» сталъ еще однимъ примѣромъ антихристовой подмѣны понятій и наглядной иллюстраціей происходящаго массоваго оболваниванія людей, которыхъ настойчиво пріучаютъ почитать ложь подъ видомъ истины, антихриста подъ видомъ Христа. Въ этотъ день власть предлагаетъ населенію РФ крѣпить россіянское «единство» по примѣру нашихъ предковъ, которые, какъ повѣствуетъ оффиціальная пропаганда, 400 лѣтъ назадъ «объединились безъ различія вѣроисповѣданія, національности и политическихъ убѣжденій» и освободили Родину отъ «польскихъ захватчиковъ». Въ ходъ вновь пущенъ извѣстный масонскій трюкъ, когда въ основу единства предлагаютъ положить, что угодно, только не Господа Іисуса Христа, болѣе того, власти предлагаютъ какую-то абсолютно безпринципную формулу «единства», которое въ итогѣ оказывается возможнымъ только на основѣ чего-то совершенно пошлаго и ничтожнаго.

Нетрудно видѣть, что въ данномъ случаѣ кремлевская пропаганда, не сумѣвъ придумать ничего дѣйствительно новаго, пытается организовать «единство» на основѣ старой, лишь слегка модернизированной идеѣ «нашей совѣтской Родины» или, какъ выражался совѣтскій лже-патріархъ Сергій (Страгородскій), «нашей гражданской родины», главной добродѣтелью которой является любовь къ «нашему правительству» и вообще къ начальству.

Ложь этого новоявленнаго и по существу антихристова праздника для православнаго и по-настоящему церковнаго человѣка очевидна.

Ясно, прежде всего, что не можетъ быть никакого единства между русскимъ народомъ и его нынѣшними оккупантами, которые неизмѣримо гаже и омерзительнѣе тогдашнихъ поляковъ. Наши предки объединялись не съ паномъ Ходкевичемъ и тушинскимъ воромъ, а противъ нихъ, поэтому и съ нынѣшними кремлевскими ворами у насъ можетъ быть только борьба, а отнюдь не единство. Въ 1941 году какое-то количество простаковъ и духовныхъ слѣпцовъ еще удалось увлечь идеей «единства» съ богоборцами, жидами и русофобами, но сейчасъ дураковъ нѣтъ.

Во-вторыхъ, кремлевскіе идеологи, видимо, окончательно увѣровали въ полнѣйшее историческое и духовное невѣжество «многонаціональнаго» россіянскаго (бывш. совѣтскій) народа, что предлагаютъ ему откровенную ложь о какомъ-то фантастическомъ единствѣ нашихъ пращуровъ «безъ различія вѣроисповѣданія (!!), національности (!) и политическихъ убѣжденій». Полнотѣ врать, господа-товарищи! Наши предки объединились и встали за Христа Спасителя и Его Пречистую Матерь, за Царя Православнаго и за землю Русскую, а людей съ иными «убѣжденіями» презирали, почитали ихъ ворами и измѣнниками и поступали съ ними, какъ и подобаетъ поступать съ такой публикой. И всталъ и объединился не какой-то тамъ «многонаціональный народъ», а конкретно Русскій народъ, и объединили его не синагога сатаны и «общечеловѣческія цѣнности», а Церковь Православная, Богомъ данные Вожди, идеалъ Святой Руси и цѣнности христіанскія.

Для напоминанія всѣмъ Русскимъ людямъ и желающимъ прозрѣть «россіянамъ» о томъ, что дѣйствительно происходило на Руси 400 лѣтъ назадъ, мы публикуемъ статью архіеп. Аверкiя (Таушева) о праздникѣ Казанской иконы Божіей Матери, которую Церковь чтитъ 22 октября ст.ст.



4 ноября – нашъ праздникъ!



Праздникъ въ честь Казанской иконы Божіей Матери 22 октября по ст. стилю былъ въ прежней дореволюціонной Россіи неприсутственнымъ днемъ — государственнымъ праздникомъ.

И не удивительно, ибо это — одинъ изъ самыхъ знаменательныхъ дней въ исторіи нашей многострадальной Родины Россіи. Въ этотъ день 22 октября 1612 года ополченіе кн. Пожарскаго рѣшительнымъ приступомъ взяло Москву, захваченную поляками, и Россія, предстательствомъ Богоматери, по молитвамъ передъ Ея чудотворной иконой Казанской, была спасена отъ гибели, въ которую ввергли её ужасы такъ называемаго «Смутнаго времени».

Страшное это было время! Первопрестольный градъ Москва находился въ рукахъ поляковъ, въ Новгородѣ и сѣверныхъ областяхъ хозяйничали шведы, а по всей странѣ ходили, грабя и убивая, всевозможныя разбойничьи шайки. Отчаяніе русскихъ людей дошло до послѣднихъ предѣловъ: гибель русскаго государства казалась безповоротной и окончательной. Спасеніе было ждать неоткуда.

И вотъ въ такіе дни всеобщаго унынія и полной растерянности единственной надеждой на спасеніе, какая еще теплилась въ сердцахъ русскихъ людей, не павшихъ окончательно духомъ, была надежда на помощь Божію и на чудесное заступничество Матери Божіей, неоднократно уже спасавшей русскую землю — Домъ Свой. И къ этому-то заступничеству и прибѣгли, въ концѣ концовъ, извѣрившіеся въ человѣческой помощи русскіе люди. Во главѣ дѣла спасенія Родины стала наша Русская Церковь въ лицѣ ея достойнѣйшихъ духовныхъ вождей, каковыми были Святѣйшій Патріархъ Гермогенъ, находившійся въ плѣну и заточеніи у поляковъ въ Москвѣ, и настоятель Св. Троицкой Сергіевой лавры Архимандритъ Діонисій вмѣстѣ съ ея келаремъ Аврааміемъ Палицынымъ. По всей Россіи они разсылали грамоты съ пламенными призывами русскимъ людямъ встать на защиту и спасеніе Церкви и Отечества. Въ отвѣтъ на эти грамоты стали образовываться народныя ополченія.

Одна изъ такихъ грамотъ попала въ Нижній Новгородъ, и прочитанная тамъ въ храмѣ съ церковнаго амвона вызвала особенное воодушевленіе Косьмы Минина-Сухорука.

«Православные люди! Похотимъ помочь Московскому Государству», съ такимъ призывомъ обратился онъ къ своимъ согражданамъ: «не пожалѣемъ животовъ нашихъ. Встанемъ всѣ, какъ одинъ, за Русскую землю — за Домъ Пресвятый Богородицы!..»

Подъ руководствомъ соборнаго Саввы Евфиміева и нижегородскаго воеводы князя Звенигородскаго было рѣшено собрать ополченіе. Возглавленіе этого ополченія было поручено глубоко-вѣрующему князю Димитрію Михайловичу Пожарскому, который особенно вѣрилъ въ заступничество Пречистой Матери Божіей русскому народу и, прежде чѣмъ принять на себя столь отвѣтственное назначеніе, горячо молился передъ чудотворной иконой Казанской Божіей Матери. Списокъ съ этой иконы онъ взялъ съ собой, дабы онъ сопровождалъ его ополченіе.

Множество разнообразныхъ препятствій пришлось встрѣтить прибывшему подъ Москву нижегородскому ополченію. Предстояло взять хорошо укрѣпленный и упорно защищаемый поляками городъ, отразить отъ Москвы только что прибывшее свѣжее и многочисленное польское войско, а одновременно — усмирять буйство и безчиніе расшатанныхъ въ дисциплинарномъ отношеніи нѣкоторыхъ своихъ же русскихъ отрядовъ. Положеніе осложнялось еще тѣмъ, что разоренныя мѣстности не были въ состояніи доставлять достаточно продовольствія русскому воинству. Всё это возбудило въ сердцахъ и безъ того уже измалодушествовавшихся русскихъ людей робость и упадокъ мужества. Спасеніе Отечества начинало казаться безнадежнымъ.

И вотъ, находясь въ такомъ горестномъ состояніи, весь народъ и войска стали съ сердечнымъ умиленіемъ и со слезами возсылать горячія моленія къ Пречистой Матери Божіей передъ Ея чудотворной иконой Казанской. Былъ отслуженъ передъ этой великой, недавноявленной святыней торжественный всенародный молебенъ, послѣ чего всѣ рѣшили возложить на себя строгій трехдневный постъ.

И эта пламенная слезно-покаянная молитва была услышана. Совершилось чудо спасенія нашей родины, на которое, по человѣческимъ соображеніямъ, нельзя было разсчитывать.

Въ московскомъ кремлѣ, въ плѣну у поляковъ (Святѣйшаго Патріарха Гермогена къ этому времени уже не было въ живыхъ: онъ скончался, уморенный поляками голодомъ) томился праведной жизни святитель Арсеній, Архіепископъ Элассонскій, прибывшій въ Россію съ греческимъ митроп. Іереміею. Отъ тяготы плѣна онъ впалъ въ болѣзнь и лежалъ на одрѣ въ своемъ заключеніи. И вотъ, среди полной тишины, его темничная келія вдругъ наполнялась необыкновеннымъ свѣтомъ, и среди этого свѣта онъ увидѣлъ передъ собой преподобнаго Сергія Радонежскаго, который сказалъ ему:

«Арсеній! ваши и наши молитвы услышаны: предстательствомъ Богоматери судъ объ отечествѣ нашемъ преложенъ на милость — завтра Москва будетъ въ рукахъ осаждающихъ, и Россія спасена».

Какъ бы въ подтвержденіе этого пророчества, къ болящему старцу неожиданно вдругъ возвратилась крѣпость силъ, и онъ почувствовалъ мгновенное исцѣленіе отъ томившаго его тяжкаго недуга.

Радостная вѣсть объ этомъ видѣніи съ быстротой молніи распространилась повсюду и, перейдя даже стѣны осажденнаго города, воспламенила сердца воиновъ кн. Пожарского неустрашимымъ мужествомъ. Они бросились въ рѣшительный приступъ, и поляки, несмотря на свое отчаянное сопротивленіе, должны были сдать Кремль.

Въ первый же воскресный день русское воинство со всѣми жителями освобожденной первопрестольной столицы совершило торжественный крестный ходъ на Лобное мѣсто съ чудотворной Казанской иконой Божіей Матери во главѣ. Навстрѣчу этому крестному ходу вышелъ старецъ Арсеній, неся въ своихъ рукахъ сохраненную имъ въ плѣну чудотворную икону Божіей Матери Владимірскую — древнюю историческую святыню русскаго народа.

Въ память столь чудеснаго заступленія Матери Божіей русскому народу, новоизбранный Царь Михаилъ Ѳеодоровичъ Романовъ, по благословенію отца своего, Митрополита, а впослѣдствіи Святѣйшаго Патріарха, Филарета, распорядился установить ежегодное празднованіе Казанской иконѣ Божіей Матери, кромѣ дня Ея обрѣтенія -- 8 іюля --, еще въ день спасенія Россіи отъ бѣдствій Смутнаго времени -- 22 октября. А при его преемникѣ Царѣ Алексѣе Михайловичѣ день 22 октября былъ провозглашенъ общенароднымъ -- всероссійскимъ праздникомъ. "Праздникъ въ честь избавленія отъ ляховъ въ 1612 году Казанской Иконы", какъ тогда было сказано.

Много и другихъ замѣчательныхъ случаевъ чудеснаго заступничества Божіей Матери за православный русскій народъ знаетъ наша отечественная русская исторія.

Изъ нихъ особенно поразителенъ случай спасенія Россіи, по молитвамъ передъ чудотворнымъ образомъ Владимірской Божіей Матери, отъ нашествія страшнаго азіатскаго завоевателя Тамерлана, который буквально всѣ сметалъ на своемъ пути, — такъ что русскіе люди ожидали тогда бѣдствія худшаго, чѣмъ нашествіе татарскаго хана Батыя.

Вѣсь русскій народъ объединялся тогда въ пламенной молитвѣ, обращенной къ Заступницѣ Усердной рода христіанскаго, и не былъ посрамленъ въ своемъ упованіи. Когда Владимірская икона торжественнымъ крестнымъ ходомъ переносилась изъ г. Владиміра, гдѣ до того времени постоянно пребывала, въ Москву, по пути ея слѣдованія, въ теченіе десяти дней, наблюдалось потрясающее душу зрѣлищѣ. По обѣ стороны дороги стояли на колѣняхъ безчисленныя толпы народа, который, протягивая руки къ иконѣ, какъ бы къ Самой Пресвятой Богородицѣ, слезно вопіялъ: «Матерь Божія, спаси землю Русскую!» А въ это время, въ Москвѣ Митрополитъ Кипріанъ, со всѣмъ своимъ духовенствомъ и народомъ, наложилъ на себя строгій постъ, буквально не отходилъ отъ церкви, совершая непрерывныя службы о спасеніи Россіи и днемъ и ночью и молясь со слезами о великомъ князѣ, о воинствѣ его и о всѣхъ православныхъ христіанахъ.

Прибывшая въ Москву святыня была встрѣчена Первосвятителемъ Русской Церкви со множествомъ народа: всѣ, по словамъ очевидца, «и малые и великіе, со слезами, еже не обрѣсти человѣка не плачуща, но вся съ молитвою и плачемъ, воздыханіи немолчными и рыданіемъ»...
И что же?

Дивныя послѣдствія этой потрясающей всенародной покаянной молитвы намъ извѣстны. Послѣ страшнаго видѣнія таинственной Жены, окруженной безчисленнымъ множествомъ молніеобразныхъ воиновъ, вооруженныхъ огненными мечами, которые грозили ему, свирепѣйший азіатскій завоеватель Тамерланъ, котораго называли «бичомъ народовъ», стремительно бѣжалъ со всѣми своими полчищами далеко отъ предѣловъ русской земли и больше не появлялся.

Вотъ какъ и чѣмъ спасалась Русская земля во всѣ трудныя мгновенія своего историческаго бытія на протяженіи почти цѣлаго тысячелѣтія.
И это — не одинъ разъ, а многократно!
Что мы видимъ теперь?

Теперь, когда Русскую землю постигло еще болѣе тяжкое, чѣмъ первое, второе Смутное время, нѣтъ и не можетъ ни откуда быть спасенія, кромѣ еще болѣе пламеннаго и слезнаго обращенія русскихъ людей къ исконной Покровительницѣ и Заступницѣ нашей — къ «скорой Помощницѣ, готовому и теплому спасенію, Покрову Дѣвы» (Кондакъ Казанской Божіей Матери).

Что же мѣшаетъ всѣмъ намъ обратиться къ Ней такъ, какъ обращались наши предки?



Архіепископъ Аверкій (Таушевъ)



Рейтинг@Mail.ru